Tuesday, December 06, 2016

[2007] Пинхас Полонсикй: соотношение иудаизма, христианства и ислама

Заметка почти полностью.

Иудаизм декларирует себя универсальной религией для всего человечества, а не для одних евреев. Это означает, что Бог передал евреям Откровение не для того только, чтобы они сами его реализовали и соблюдали, - но и для того, чтобы они передали это Откровение всему остальному человечеству. Это однозначно зафиксировано в Танахе во многих местах – например, в словах пророка Исайи «еврейский народ, народ Завета, светоч народов мира». Тем самым, евреи призваны передать Божественный свет человечеству.

С точки зрения иудаизма, спасение конкретного человека зависит не от того, является он евреем или нет, а от его дел, его праведности и т.д. Одним из определяющих параметров является этический монотеизм и то, что называется «Семь заповедей сыновей Ноя».

Ниже есть продолжение.

(На самом деле этих заповедей не семь, а гораздо больше, но они называются так, потому что семь из них являются базовыми и обязательными, а остальные – только желательными). Эти семь заповедей включают в себя монотеизм, запрет богохульства, воровства, прелюбодеяния, убийства, запрет причинять страдания животным и необходимость устроить социально справедливый порядок и социальную систему. Все это – в рамках того, что человек примет дарование Торы на горе Синай, примет истинность Танаха, Божественность заповедей, и будет следовать этим заповедям не просто потому, что это правильные и умные вещи, а потому, что это Божественное Откровение, переданное миру через еврейский народ.

Эти семь заповедей (включающие, подчеркнем еще раз, признание Танаха, Божественного Откровения и всего, что сказано в Танахе в отношении евреев) - являются основой монотеизма для всего человечества. Вообще монотеизм всего человечества, собственно, и берется из Танаха: нигде раньше он не возникал, и именно через евреев он исторически стал реально достоянием всего человечества.


Как бы то ни было, евреи хотели бы, чтобы человечество приняло Библейский этический монотеизм, и это продвинуло бы спасение человечества. Иудаизм совсем не стремится к прозелитизму, т.е. к тому, чтобы люди становились евреями - поскольку, с точки зрения иудаизма, спасение достигается за счет того, что человек станет праведным, а не станет евреем. (Становясь евреем, человек выбирает гораздо более сложный путь, поскольку от евреев требуется выполнение гораздо большего числа заповедей, гораздо больше требований, поскольку евреи это «передовой отряд» человечества, который прокладывает дорогу всему человечеству к монотеизму и Божественным заповедям. Если кто-то из неевреев хочет присоединиться к этому «передовому отряду», то дорога открыта и возможен гиюр, - каждый, если хочет, может стать избранным, как и другие евреи, эта избранность открыта для всего человечества, но она не требуется от всех, потому что в продвижении человечества не каждый должен становиться в передовой отряд. Достаточно и правильно, если он присоединиться к монотеизму и праведности).


Итак, иудаизм стремится к тому, чтобы человечество приняло «Семь заповедей сыновей Ноаха», стало монотеистами и признало Танах, но сам иудаизм не проводит никакой практической миссионерской деятельности.


Этому есть две причины. Во-первых, в иудаизме считается, что иудаизм воздействует на человечество своим примером – не через то, что иудаизм идет кого-то убеждать, хватает кого-то за пуговицу и начинает ему что-то объяснять и переубеждать, а через то, что евреи воздействуют на мир примером еврейской жизни, своим еврейским Государством, существованием евреев и моральным поведением (которое не всегда хорошо, но надо стараться). И мы действительно видим, что Танах, описывая еврейские проблемы и, казалось бы, занятый внутренними проблемами евреев, действительно стал основным путем монотеизма всему человечеству.


Вторая причина заключается в том, что иудаизм не ставит своей целью спасение отдельных людей, а ставит своей целью спасение всего человечества. Поэтому, если отдельные люди в нашем поколении или в каком-то поколении чего-то неправильно понимают, - то это, конечно, прискорбно, но не это является критически главным и важным. Главным и важным является то, что будет с человечеством дальше, что будет со следующим поколением, что будет с человечеством как единым организмом. Иудаизм занят не спасением душ, а спасением человечества. И поэтому иудаизм терпеливо ждет, провозгласив свои принципы, пока человечество само это все воспримет.


Дальше мы видим, что в некоторый момент появляется христианство. Христианство несет человечеству этический монотеизм, в весьма правильной (по сравнению с исламом, см.ниже), хотя и несовершенной форме.

Во-первых, христианство признает Божественность еврейского Танаха (т.е. Ветхий Завет), объявляет его священной книгой и несет его всему человечеству.

Во-вторых, христианство, более или менее считает необходимым соблюдение семи заповедей сыновей Ноаха: монотеизма и всего, что с этим связано.

Причем, надо учесть, что когда христианство несет это неевреям, которым с еврейской точки зрения, совсем не требуется кашрут и шабат, а требуются только «Семь заповедей сыновей Ноаха», и христианство вполне справляется с тем, чтобы нести это всему человечеству. Есть отдельные проблемы с тем, в достаточной ли мере христианство является монотеизмом, поскольку есть проблема Троицы. Однако, поскольку в иудаизме есть представление о том, что религии типа «шитуф», когда к Богу что-то присоединяется (а именно такой религией является христианство) – это допустимый монотеизм для неевреев, тем самым христианство для нееврейских народов является вполне допустимой и подходящей формой монотеизма и принятия «Семи заповедей». (Мы не обсуждаем, насколько христиане реально в жизни соблюдают Семь заповедей сыновей Ноаха - никто не идеал, и евреи тоже далеко не всегда в своей жизни соблюдают все еврейские заповеди. Есть разные евреи. Но христианство, безусловно, провозглашает «Семь заповедей» необходимой частью жизни человечества. И в этом смысле христианство, конечно, выполняет функцию нести человечеству еврейский Завет).

Кроме того, христианство, будучи исходно созданным евреями, несет в себе очень сильный еврейский характер – это, с одной стороны, обеспечивает особое место евреев в христианском мире; с другой стороны это же обеспечивало в течение веков напряженность и конфликт из-за наследства. Но, как бы то ни было, христианство - это есть фактически вид еврейского монотеизма для части человечества.

Конечно, христианство имело и свои неправильные аспекты, например, «теология замещения», когда христианство стремилось стать вместо иудаизма, когда христианство пыталось навязать себя евреям – это все, с точки зрения иудаизма, безусловно. неправильно. Я отнюдь не хочу сказать, что христианство, с точки зрения иудаизма, является идеальной и правильной религией (в мире мало бывает того, что является идеальным и правильным). Но оно является нормальным монотеизмом для неевреев. Что же касается категорически неприемлемых для иудаизма его аспектов, а именно «теологии замещения», когда христианство пытается навязаться евреям в качестве замещения, - безусловно, пока это не исправлено, с христианством трудно вести диалог, но в наше время христианство исправляется, и католики, и протестанты более или менее продвинулись в этом исправлении, и в православии тоже начинается этот процесс –пересмотра отношений с евреями, рассмотрения Завета Нового Завета как дополнения к Завету Ветхого, а не как его замена, признание того, что евреи продолжают быть в своем Завете с Богом.

Опять-таки я не хочу сказать, что христианство – это единственная форма монотеизма для неевреев, и не хочу сказать, что это – идеальная форма. Я хочу сказать, что это нормальная, допустимая форма монотеизма для неевреев, с которой надо вести диалог.

Кроме того, очень важно, и мы никак не можем сбрасывать это со счетов, что именно христианство принесло монотеизм миллиарду людей, - и в этом, безусловно, нужно видеть Божественное Провидение, т.е. это вещь неслучайная, как и то, что оно распространялась в такой форме. Мы, как евреи, безусловно, можем и должны критиковать элементы христианства, с которыми мы не согласны, но сбрасывать со счетов его огромную положительную роль в смысле продвижения человечества к монотеизму – тоже никак нельзя.

Итак, христианство себя формализуя себя как «надстройку над иудаизмом» декларирует себя как следующий, продвинутый этап, - а иудаизм его, конечно, не признает «следующим этапом», но признает его формой монотеизма для человечества..


Таковы отношения между иудаизмом и христианством. Если же мы посмотрим на отношения ислама с христианством и иудаизмом, - то мы увидим, что ислам точно также формализован как «надстройка над иудаизмом и христианством» и позиционирует себя как «следующий, продвинутый этап». А именно – ислам признает Авраама, Моисея, Давида и всех еврейских пророков, и ислам Иисуса как пророка, и ислам пытается построить следующий этаж. Точно так же, как христианство по отношению к иудаизму говорит, что иудаизм был предварительно стадией, а христианство это новая стадия, - также и ислам заявляет, только по отношению к христианству, - что христианство и иудаизм были предварительной стадией, пока не пришел Мухаммед, а теперь он пришел и это настоящая стадия. Подобно тому, как христианство заявляет, что Ветхий Завет устарел, и нужен Новый завет, ислам заявляетто же, но «еще круче». Он заявляет, что «настоящий» Исходный Завет (Танах, откровение Моисею) – был утерян (или искажен евреями), что настоящее Евангелие было утеряно (или искажено христианами), а действительный настоящий Завет Авраама, Моисея и Иисуса – это Коран. Т.е., в отличие от христианства, которое объявило «Ветхий Завет» хоть и утерявшим силу Закона, но текстуально оставшимся священным текстом – ислам отвергает текстуально и Танах, и Новый Завет, объявляет, что они искажены и в «настоящем» виде содержатся в исламе.

Кроме того, ислам (в отличие от христианства) создан не евреями, Мухаммед был арабом.

Эти параметры влекут за собой то, что ислам как религия находится существенно дальше от иудаизма, чем христианство. Христианство гораздо ближе к иудаизму, что выражается в том, что в христианстве признаются еврейские священные тексты (Танах), а в исламе они не признаются, и считаются искажением. В исламе признаются идеи Танаха, но не его текст, который считается ими искаженной, хотя и допустимой для немусульман формой монотеизма, точно также, как Евангелие христиан считается ими искаженной, хотя и допустимой для немусульман формой монотеизма.

С исламом у нас сегодня идет острый конфликт, и конечно, многие вещи в нем нас не устраивают. Но опять-таки, мы не можем сбросить со счетов, что ислам принес монотеизм миллионам людей, и что семь заповедей сыновей Ноаха, так или иначе, тоже содержатся в исламе.

В исламе монотеизм имеет другую форму, чем в христианстве, что иногда создает обманный вид того, что ислам, якобы, ближе к иудаизму, - то, что в исламе нет Троицы, икон, изображений и пр. Однако причина этого вовсе не большем монотеизме, а просто в другом характере народов, к которым ислам обращался. Те народы, к которым обращалось христианство – были, прежде всего, яфетические европейские народы, которые не могут без пластики, без изображения. Среди яфетических народов самый яфетический – это греки, и они – основа изобразительного искусства в разных его формах. Яфетические народы не могут без изображения, поэтому им необходим монотеизм в форме христианства, где есть образ, с которым они могут наладить свои отношения, и им нужны все другие образы, которые есть в христианстве и через которые этой части человечества передается еврейская Божественная идея.

От народов, среди которых распространился ислам, эти образы были далеки. Им нужна была другая форма монотеизма, ислам представил им эту форму. И в нем уже не было ни Троицы, ни поклонения Иисусу как Богу и т.д.– не потому что они были бОльшими монотеистами, а потому что они были другой психологии.

Ислам содержит еще больше искажений этического монотеизма, чем христианство. Не говоря о его главнейшем искажении – непризнании Танаха, - в нем есть еще много всего другого проблемного – начиная, например, с Джихада. Но наше несогласие с исламом сегодня не должно закрывать от нас его провиденциальный характер, его позитивное влияние на человечество. А неправильности в нем надо критиковать и исправлять. Они вовсе не являются такими неправильностями, которые нельзя исправить. То, что ислам сегодня находится в резком конфликте с иудаизмом и в войне с ним – это локальная вещь. Христианство в эпоху крестовых походов 800 лет назад тоже находилось в конфликте с иудаизмом, и объясняться было не о чем. Нужно воспринимать и христианство, и ислам, как формы этического монотеизма для человечества – хотите, назовите их формами иудаизма для человечества, это будет то же самое. Христианство распространилось среди одной группы народов. Среди другой группы оно не могло распространиться, и поэтому пришел ислам, чтобы этическому монотеизму распространиться в этой другой группе тоже. В общем, и то, и другое являются дочерними предприятиями иудаизма и распространяют этический монотеизм в формах, приемлемых для разных групп человечества.

Вся история человечества – это продвижение «авраамических религий» (они же –этический монотеизм, они же формы иудаизма для человечества) в противовес «кармическим религиям». Главное ядро авраамических религий - то, что Высшая Сила – это Личность, которая называется Бог. Он один, потому что высшая сила всегда одна. С Богом возможен и необходим диалог. Бог создал человека по образу и подобию Своему. Бог человека любит. Бог заботится о человеке. В жизни есть глобальный смысл. В жизни есть глобальная цель. Мир имеет свою задачу . Человек также имеет свою задачу – приближение себя и мира к Богу. Это общая база всех авраамических религий.

У «кармических религий» (которые есть формы идолопоклонства) высшей силой является безличностный закон, он же – Карма, он же Рок или любая другая форма этого восприятия. В них нет концепции личностного Бога. Фактически, вся история человечества – это продвижение авраамических религий и захват ими территорий, которые ранее занимали кармические. Это произошло в Европе, на Ближнем Востоке, это происходит сегодня на Дальнем Востоке. (в Индии меньше, в Китае в огромных масштабах, а в Корее это уже произошло), и в других местах тоже происходит – постепенное продвижение авраамических религий, которые – просто форма иудаизма для человечества.

Хотя мы воспринимаем христианство как не совсем правильную, с еврейской точки зрения, форму монотеизма, а ислам как еще более далекую, с еще большими искажениями, - тем не менее, нужно сознавать, что христианство и ислам вместе с иудаизмом представляют собой единый монотеистический комплекс человечества. (В последнее время, кстати, появилась, новая форма монотеизма среди народов мира – это движение «Бней Ноах», которое уже в чистом виде признает «Семь заповедей сыновей Ноаха» и ориентируется на иудаизм целиком. Исходно и христианство, и ислам ориентировались на иудаизм, и продолжают на него в глубине своей ориентироваться, но «сыновья Ноя» ориентируются на иудаизм явным образом, с самого начала не пытаясь его подменить).

Но надо воспринимать все эти вещи, как единый монотеистический комплекс всего человечества, и поэтому главный вопрос, который стоит перед евреями - это «куда двигаться дальше?» И правильный подход здесь – это понимать, что через нас был создан этот монотеистический комплекс человечества, и дальше мы должны продолжать его продвигать. Это можно сделать единственным способом – указывать дальнейшую дорогу, духовно возглавлять, показывать человечеству, куда дальше продвигаться в направлении монотеизма, - показывать дорогу и христианству, и исламу, и, разумеется,, Бней Ноах. Все конфликты с исламом - это конфликты временные. Мы в них, конечно, должны победить, - чтобы потом можно было продвигаться. Нормальный ислам сможет услышать нас только после того, как джихадистский ислам потерпит сокрушительное поражение (а он неслабо втыкает сегодня зубы в мясо христианской цивилизации, так что развязка этой стадии конфликта не очень далеко) – поскольку ислам сегодня в такой фазе, в какой были христиане во время крестовых походов.
http://pinchas.livejournal.com/30145.html

No comments:

Post a Comment