Важно

  •  

Monday, December 17, 2018

Тереза Мэй справилась с вотумом недоверия (13.12.2018)

200 парламентариев от Консервативной партии проголосовали против вотума недоверия, выдвинутого Терезе Мэй, в то время, как за ее отставку высказались 117 депутатов-консерваторов.

Голосование было проведено после того, как 48 парламентариев от Консервативной партии написали письма, в которых заявили, что больше не доверяют партийному лидеру...

...По итогам голосования по вотуму недоверия премьер-министр Великобритании Тереза Мэй сохранила свой пост...

Ниже есть продолжение.

...еперь по крайней мере год собственная партия Мэй не будет предпринимать попыток ее смещения, но вотум недоверия со стороны оппозиции ей по-прежнему угрожает. В парламенте 650 депутатов, а уверенно опираться Мэй может, как выяснилось, только на 200 своих сторонников.

Голосование внутри Республиканской партии не прояснило ситуации по Brexit. Для утверждения соглашения с ЕС у Мэй в парламенте нет большинства, а вновь вступать в переговоры и изменять это соглашение Евросоюз не собирается. От проведения повторного референдума о выходе из ЕС Мэй категорически отказывается, а выход из ЕС без всякого соглашения чреват для Европы, и в первую очередь Великобритании, экономическим хаосом...
http://txt.newsru.co.il/world/12dec2018/tm_0019.html
https://cursorinfo.co.il/all-news/tereza-mej-spravilas-s-votumom-nedoveriya/

США и Китай - основные соперники в развитии технологии

Сокращено. Форматирование моё.

...Всего за две недели до саммита G20 министерство торговли США предложило новые ограничения импорта в важных для национальной безопасности сферах. Среди этих областей оказались биотехнологии, искусственный интеллект (ИИ), машинное обучение, анализ данных, робототехника. Именно им отведено главное место в стратегическом плане «Сделано в Китае 2025», цель которого — вывести Китай в глобальные лидеры инноваций.

Момент спутника

Двадцать третьего мая 2017 года весь Китай пережил настоящий шок. Девятнадцатилетний Кэ Цзе, гений игры в го и лидер мирового рейтинга Эло, проиграл компьютерной программе AlphaGo, разработанной компанией DeepMind (принадлежит американской Google). До 50-го хода игра шла на равных, но тут компьютер сделал неожиданный ход, Кэ Цзе потерял инициативу, и игра для него пошла под откос. Китайские власти в последнюю минуту прервали прямую трансляцию, так что миллионы зрителей не видели горькой улыбки юноши в толстых черных очках и то, как его рука нервно поправляет голубой галстук.

Впечатление, которое поражение Кэ Цзе произвело на китайских политиков и бизнесменов, можно сравнить с «моментом спутника» для США в 1957 году, когда американцы осознали свое критическое отставание от СССР и выделили на науку и образование сотни миллионов долларов в тогдашних деньгах. Сразу после исторического матча в го правительство Китая приняло трехлетний план достижения мирового лидерства в сфере ИИ...

Ниже есть продолжение.

По мере того как ИИ движется по траектории от открытия к внедрению, центр тяжести его разработки все больше смещается от США к Китаю, считает американский венчурный инвестор и бывший глава Google China Кайфу Ли. По его мнению, сильные стороны США — это визионерские исследования и запуск проектов, имеющих гигантский потенциал. «Свободная интеллектуальная среда, беспрецедентная сеть исследовательских институтов и традиционная открытость к таким иммигрантам, как я, в течение десятилетий делали из США инкубатор больших идей для ИИ», — отмечает Кайфу Ли. Однако внедрение ИИ требует условий, в которых как раз силен Китай. Это и наличие гигантских объемов данных, и сверхконкурентная деловая среда, и правительство, которое активно адаптирует инфраструктуру под нужды ИИ. А еще китайцам, указывает Ли, удается удивительно быстро превращать абстрактные научные открытия в тысячи полезных и коммерчески успешных продуктов.

По оценкам PwC, внедрение технологий ИИ к 2030 году добавит к мировому ВВП 15,7 трлн долларов, причем более половины этой суммы придется на Китай. Обнародованный недавно план китайского правительства ставит целью создать к тому же сроку ИИ-индустрию на 150 млрд долларов. Масштаб довольно скромный, если учесть темпы роста инвестиций в китайские технологии ИИ. Так, в 2017 году в Китай пришло 48% мировых инвестиций в ИИ-стартапы, тогда как годом ранее эта доля составляла лишь 11%. Американским ИИ-стартапам в том же 2017 году досталось лишь 38% глобального пирога.

К особенностям КНР можно отнести растущую конкуренцию регионов страны в развитии ИИ. В каждом крупном регионе Китая есть собственные планы развития и поддержки новейших технологий, в первую очередь в сфере ИИ. Идет соревнование за то, кто их них громче заявит о своих наработках. Так, в июне власти Тяньцзиня, города к востоку от Пекина, заявили о создании фонда в размере пяти миллиардов долларов для развития индустрии ИИ. Город хочет создать центр развития ИИ-проектов и выделяет под это 20 кв. км земли. Китайский интернет-поисковик Baidu, который в последние годы вел разработки в Кремниевой долине, уже объявил, что его главный исследовательский центр теперь будет открыт в Тяньцзине.

При Бараке Обаме США тоже разрабатывали планы развития ИИ, но Трамп положил их под сукно. Накануне президентских выборов 2016 года администрация Обамы опубликовала отчет «Готовясь к будущему ИИ», в котором дала рекомендации частным компаниям и государственным агентствам. Особое внимание уделялось образованию, внедрению технологий ИИ в оборону и в работу правительства, необходимости быстро разработать государственную стратегию в области ИИ. После победы Трампа на выборах фокус внимания Национального совета по науке и технологиям США переключился на другие вопросы, а его роль в формировании политики правительства уменьшилась. Позиция исполнительного директора совета так и остается вакантной, пустует кресло и одного из сопредседателей, а вторым сопредседателем значится сам Дональд Трамп. Получается, что по вопросам, в частности, искусственного интеллекта Трамп является советником самого себя.

«Мы все еще ждем от Белого дома, чтобы тот дал понять, в каком направлении работать», — заявил в феврале газете The New York Times Тим Хван, автор проекта MIT и Гарварда «Этика и управление ИИ»

Игроки рынка хотели бы четко понимать, какую роль готово взять на себя государство и в какой мере они могут рассчитывать на субсидии и госзаказы.

Образование прежде всего

Год проигрыша Кэ Цзе программе AlphaGo стал переломным в финансировании в китайских вузах программ, связанных с ИИ. Министерство образования выпустило «План действий по инновациям ИИ для колледжей и университетов Китая», согласно которому к 2030 году страна должна стать ведущим мировым научно-исследовательским центром в области ИИ и глобальной кузницей талантов. Сегодня более 70 вузов Китая обучают специальностям, связанным с разработками в сфере ИИ. Конкурс на эти отделения высок: как правило, туда берут призеров математических олимпиад. После завершения обучения молодой выпускник специализированного вуза, пришедший на стартовую позицию исследователя в области машинного обучения в такие компании, как Tencent, Alibaba или Baidu, получает от 90 тысяч долларов в год.

Институты и школы ИИ возникли в 2017–2018 годах в университетах Цзилиня и Чжэцзяна, Ляонина и Тяньцзиня, Харбина и Нанкина, Сучжоу и Шанхая. Как правило, они работают по схеме ИИ + X, то есть у каждой высшей школы, исследующей ИИ, есть своя более узкая специализация. Это может быть теория ИИ или беспилотные системы, Big Data или робототехника. При этом в полную силу продолжают работать и вузы, где исследования в области машинного обучения и ИИ находятся на традиционно высоком уровне: Пекинский и Фуданьский университеты, Хуачжунский университет науки и технологий, Институт автоматизации Китайской академии наук.

Китай уже сегодня публикует больше исследований в области ИИ, чем США, и подает в несколько раз больше патентных заявок (например, в области распознавания лиц в 2017 году китайские исследователи подали 530 заявок против 96 у американцев). Согласно плану правительства, китайские исследовательские центры уже через пять лет выйдут вперед в прорывных технологиях, а ИИ станет «главным двигателем экономической трансформации». На последнем этапе, который завершится в 2030 году, Китай должен стать «главным мировым центром инноваций в ИИ», что, в свою очередь, создаст фундаментальные условия для развития страны как экономической сверхдержавы. США тем временем с каждым годом теряют свои позиции в STEM (научно-техническое и инженерно-математическое образование). Китай сегодня производит в восемь раз больше специалистов STEM, чем США, а к 2030 году, как ожидается, будет производить в 15 раз больше.


Два пути к лидерству

Китай и Соединенные Штаты выбрали два разных пути достижения лидерства в ИИ. В США главную роль в развитии технологии играют крупные транснациональные компании, такие как Google, Facebook и Amazon. Эти компании в первую очередь ориентированы на коммерческое применение технологий. От исследований ожидаются быстрый практический результат и монетизация. Облачные технологии, нейронные сети, распознавание речи и образов, анализ Big Data, создание чат-ботов, способных поддержать разговор с потребителем и убедить его купить продукт, — вот главные области, над которыми работают американские лаборатории, занимающиеся ИИ сегодня. Проще говоря, речь идет о манипулировании сознанием покупателей.

«Мы разрабатываем технологии, которые могут суммировать большие и беспорядочные объемы данных и синтезировать из них информацию, которая поможет людям принимать важные решения» — поясняет Джером Песенти, глава лаборатории по разработке ИИ для Facebook

В США есть запрос на применение технологий ИИ в обороне, но это порой приходит в противоречие с декларируемыми принципами технологических гигантов. Корпоративный девиз компании Google — Don’t be evil, «Не делай зла». Поэтому проект Maven, в рамках которого Google должна была разрабатывать ИИ для военных дронов Пентагона, вызвал протест сотрудников компании. Более трех тысяч работников в апреле этого года подписали открытое письмо, требуя от руководства четко заявить, что Google никогда не будет принимать участие в создании технологий военного применения. Компании пришлось отказаться от контракта.

В Китае же повестку дня в ИИ-исследованиях определяет правительство. Оно, конечно, заинтересовано в глобальном продвижении китайского бизнеса, в частности в доминировании китайских компаний на рынках мобильных платежей, роботов, биотехнологий, транспорта и связи. При этом государство не скупится и на исследования, которые принесут отдачу еще нескоро: расчет делается на кумулятивный эффект от инноваций. Китай хочет интегрировать ИИ в системы распознавания лиц камер слежения, мониторинга соцсетей в интернете и даже предсказания преступлений. Разумеется, китайские разработчики работают и над применением технологий ИИ для военных, но, в отличие от США, противодействие сотрудников таким выгодным заказам немыслимо.

Цифровое государство

В технологической гонке Китай становится лидером, а не имитатором США. Если в области квантовых компьютеров Поднебесная все еще находится в позиции догоняющей стороны, то в технологии 5G превосходство ее компаний уже очевидно. Huawei инвестирует в разработку технологии больше, чем два ее ближайших конкурента, Nokia и Ericsson, вместе взятые (13,8 млрд долларов в 2017 году против 5,2 млрд и 4,5 млрд соответственно). Huawei намерена инвестировать в инновации от 10 до 20 млрд долларов в год в течение десяти лет, и администрация Трампа не видит иного выхода, кроме возведения перед китайской компанией ограничительных барьеров. Сомнительно, однако, что американцы, закрыв страну от конкуренции, смогут вернуть себе стратегическое преимущество.

Китайцы уже стали мировыми лидерами в высокоскоростных железнодорожных перевозках: средняя скорость китайского поезда «Фусинь», курсирующего между Шанхаем и Пекином, составляет 350 км/ч против 320 км/ч у ближайших конкурентов. Через два года Китай собирается превзойти США в робототехнике, а к 2025 году будет удовлетворять три четверти своего спроса на промышленных роботов и более трети всего спроса на чипы для смартфонов.

Но самых больших успехов Китай добился в мобильных платежах, а также в распознавании речи и образов — все эти области крайне важны для развития ИИ. 61% населения Китая оплачивает покупки с помощью смартфона — против всего 1% в США. В 2017 году число пользователей ведущей китайской платежной онлайн-платформы Alipay превзошло население Евросоюза (512 млн человек), в то время как 26% американцев до сих пор предпочитают расплачиваться, как и в XIX веке, наличными.

Американцам и европейцам трудно представить себе степень цифровизации китайской экономики, где весь стиль жизни в городе и деревне стал определяться мобильными приложениями. В 2019 году глобальные доходы от мобильных платежей превзойдут триллион долларов, и главными игроками на этом рынке будут, конечно же, Tencent и Alibaba. Эти компании уже пытаются захватывать американский рынок, начав с обслуживания миллионов китайских туристов.

Контроль над рынком мобильных платежей крайне важен еще и с точки зрения сбора информации о пользователях — именно с ней работает ИИ. Число мобильных платежей с помощью небанковских приложений на китайском рынке с 2013 по 2016 год выросло с четырех почти до ста миллиардов — американцы о таких массивах данных могут лишь мечтать. Собранные данные закладываются в ИИ, который уже активно работает на платформах WeChat Pay и Alipay, в том числе обеспечивая безопасность платежей через систему распознавания лиц.


Трамп угрожает закрыться

Еще почти двадцать лет назад Билл Клинтон уверенно заявлял, что ограничения интернета в Китае и «драконовская цензура» приведут к технологическому отставанию страны, но вышло совсем наоборот: «великий китайский файрвол», резко ограничивший возможности экспансии Google, Facebook и Netflix на китайский рынок, позволил местным компаниям окрепнуть на внутреннем рынке и начать завоевывать мир.

Администрация Трампа использует воинственную риторику и угрожает закрыться от китайского экспорта, но не вполне ясно, кто больше от этого проиграет. Ведь Китай уже стал технологической сверхдержавой, которая успешно разрабатывает и быстро внедряет свои продукты, а его колоссальный внутренний рынок, на развитие которого предусмотрительно была сделана ставка, смягчает шок от ограничений. Более того, развитие новых технологий, в частности ИИ, требует большого объема данных, и здесь Китай имеет серьезное преимущество: китайские компании собирают в 50 раз больше данных, чем американские. Таким агрессивным глобальным игрокам, как Google, очевидно, что сохранить мировое лидерство можно, только получив доступ к китайским данным. И на фоне торговой войны между странами бизнесмены начинают задумываться: не лучше ли сотрудничать с Китаем?

Исполнительный директор американской инвестиционной компании Cote Capital Роджер Садлер и глава отделения международных связей пекинского издательства The Intellectual Property Publishing House Чуан Шен выступили в ноябре с открытым письмом, в котором призвали две страны к объединению усилий в области развития ИИ. По мнению Садлера и Шена, к сильным сторонам Китая относятся четкая государственная стратегия, которая поддерживается правительством на всех уровнях, мощные частные и государственные инвестиции в ИИ, доступ к самому большому в мире массиву данных и ориентация на практический результат. США, пишут авторы, могли бы предоставить данные, собранные со своего населения. Разнообразие расового и национального состава населения США делает эти данные уникальными для отработки алгоритмов машинного обучения. В актив, которым могут поделиться Соединенные Штаты, авторы записывают и наработки ведущих образовательных и научных учреждений: MIT, Университет Карнеги—Меллона, Стэнфорд и Беркли. Авторы призывают к созданию и внедрению по всему миру стандартов, разработанных совместно американскими и китайскими компаниями.

Но, похоже, CША уже выбрали другой путь: бороться за сохранение своего лидерства любыми средствами, в том числе силовыми, а рынок высоких технологий закрыть для китайцев на два оборота ключа. Вашингтон выступает с риторикой «Сделать Америку снова великой» и признает совместные проекты, только если польза от них достается преимущественно американской стороне.

Но Китай только начал длинную партию в го и вполне может выиграть в игре, где победитель получает все.
https://aurora.network/forum/topic/63901-dlinnaja-partija-v-go