Sunday, August 18, 2019

Еврейство Вавилонии: Взлет и падение царства гаонов

Вероятно, никогда еврейская диаспора не была столь сплочена и едина, как в эпоху гаонов. В те годы экзилархи вместе с главами вавилонских ешив при поддержке исламских правителей – Аббасидов, распространяли свою власть и влияние едва ли не на все еврейские общины мира. Со временем внутренние конфликты и закат аббасидской династии сокрушили гегемонию гаонов. Впрочем, не исключено, что свою роль в этой исторической драме сыграли и климатические изменения.

Ниже есть продолжение.

Разрушение Первого Храма повлекло колоссальные изменения в жизни еврейского народа и привело к появлению первой огромной еврейской диаспоры, возникшей в Вавилонии – нынешнем Ираке. Там в ходе сложного, растянувшегося на столетия исторического процесса стала формироваться новая элита еврейских лидеров. Это была своего рода альтернатива верховенству мудрецов Талмуда (Хазаль), сложившемуся в Стране Израиля. К концу III века еврейская община Вавилонии стала средоточием влияния Алахи и изучения Торы, а также экономическим центром. Она занимала не менее важное положение, чем община Страны Израиля, а со временем даже превзошла ее в своей значимости.

В эпоху расцвета вавилонского еврейства регион являлся частью Персидской империи, а евреи Страны Израиля находились под владычеством Византии. Однако, начиная с VII века, обширные исламские завоевания полностью перекроили карту мира и совершенно изменили эту ситуацию. Династия Аббасидов, возглавлявшая мусульманский мир с 750 года, воцарилась на колоссальных просторах от Северной Индии до Гибралтара. Она владела землями нынешних государств Средней Азии, Ближнего Востока, Северной Африки и Испании. Новая же столица Аббасидов – Багдад, основанная на берегу Тигра, оказалась совсем неподалеку от центров учености и влияния вавилонского еврейства. Теперь практически всё мировое еврейство, за исключением немногих общин на территории Турции, Балкан и Италии – то есть Византии и Рима, стало подданным одного государства. Тот факт, что еврейские общины от Средней Азии и Кавказа до Северной Африки и Испании оказались под монотеистической исламской властью, сыграло колоссальную роль в консолидации еврейской идентичности, в духовной, коммерческой и политической жизни народа. Этот период правления Аббасидов с VII по XI века в истории народа Израиля и называют эпохой гаонов.
Эпоха исламского просвещения

Рассматриваемый период обычно считается частью Средневековья. Тем не менее, когда мы касаемся этой эпохи в контексте мусульманских областей вообще и Восточного Средиземноморья в частности, стоит забыть всё, что нам известно о средневековой Европе.

Исламский мир в этот период переживал беспрецедентное развитие и процветание. Громадная работа по переводу материалов, написанных на греческом и латинском, открыла носителям арабского языка научные и философские труды античных классиков, позволила им приумножать накопленные в древности знания. Изобретение бумаги в свою очередь повлияло на распространение грамотности. Надежные торговые пути, связавшие в единое экономическое пространство колоссальные территории, укрепили финансовое могущество империи Аббасидов. Стала развиваться сложная экономика, включавшая фондовые рынки и рынки капитала, системы ссуд и масштабную банковскую систему. Всё это контролировалось управляемой из Багдада единой и централизованной судебной системой, позволявшей торговцу из Марокко быть уверенным в том, что, даже заключая сделку с компаньоном из Афганистана, он по-прежнему обеспечен юридической защитой. Возникновение единого политического пространства способствовало широкому распространению идей и культурных влияний по всей территории империи. К этому стоит добавить внедренную в халифате индийскую (позиционную) систему записи цифр. Она сменила менее удобную и более сложную римскую систему. Это значительно облегчило вычисления и способствовало ускорению экономического развития. Всеобщим разговорным языком, даже среди евреев, стал арабский язык, что, в свою очередь, благоприятно повлияло на технологическое развитие и торговлю. Новые шедевры в поэзии и прозе, многочисленные исследования в языкознании и философской мысли, пиетет к красоте и эстетике в различных сферах человеческой деятельности – всё это отражает духовное богатство и материальное изобилие, ставшие уделом Востока в тот период.

Внутри этого культурно-политического пространства оказалась большая часть мирового еврейства. Жившие общинами, евреи расселились по всей колоссальной территории халифата, в то время как их духовное и политическое руководство продолжало оставаться сосредоточенным в Вавилонии – самом сердце аббасидской империи. Централизация политической и судебной власти, характерная для империи в целом, неизбежно повлияла и на еврейский мир, в котором окончательно установилась четко иерархическая структура власти. Во главе вавилонского руководства стояли экзиларх (реш-галута – «глава находящихся в изгнании», арам.) и два гаона – так назывались главы двух важнейших ешив, расположенных в городах Сура и Пумбедита. Каждая еврейская община находилась в ведении одного из трех упомянутых выше лидеров. Они были уполномочены назначать даянов (судей), мохелей (специалистов, выполняющих обрезание), писцов и других чиновников, а также представлять общины перед исламской властью и являлись для них высшим авторитетом в любом социальном или юридическом (алахическом) споре. Общины платили своему патрону налоги и добросовестно упоминали его в своих документах и молитвах.

Экзилархи по сравнению с главами ешив обладали более высоким статусом, поскольку в соответствии с традицией являлись потомками династии царя Давида. Кроме того, мусульманские власти рассматривали их как официальных представителей всего еврейства империи. Экзиларх избирался даянами и главами общин Вавилонии. Их выбор должен был получить одобрение гаонов. В конечном счете, в ведении экзиларха находились все гражданские вопросы еврейских общин и сбор налогов.

В свою очередь, гаоны считали себя продолжателями постталмудического еврейского руководства. Сосредоточив в своих руках духовное влияние на всю еврейскую диаспору, гаоны тщательно следовали соблюдению символических церемоний, подчеркивающих их высокий статус. Они считали особо важным распространять традиции и алахические установления по всей диаспоре и передавать их будущим поколениям. Главной церемонией была инаугурация экзиларха, она неизменно проводилась с особой пышностью и величием.

Кроме того, дважды в год даяны, раввины, представители и ученики ешив и многие другие собирались на специальные талмудические конференции под названием «Ерхей кала». Здесь выбирались талмудические трактаты для изучения в ешивах на последующие полгода, обсуждались алахические темы и формулировались ответы на вопросы, присылаемые различными общинами. Вся эта основательная и впечатляющая деятельность позволяла успешно поддерживать не только авторитетный статус гаонов, но и единство находящихся под их управлением еврейских общин.

Историческая загадка

Гаоны и многочисленные ученики их ешив много занимались Вавилонским Талмудом. Они выносили свои решения по обсуждаемым в нем дилеммам, укрепляли его влияние на все еврейские общины и активно внедряли на практике. Благодаря им Вавилонский Талмуд стал сводом законов и правил, обладающим высшим авторитетом во всех вопросах, касающихся религиозной, правовой, духовной и социальной сфер жизни еврейского народа.

Важнейшей литературой, созданной гаонами, стали респонсы – вопросы в области еврейского права и ответы на них. Со всех концов диаспоры к вавилонским гаонам стекались обращения с просьбами евреев разъяснить и разрешить в соответствии с Талмудом многочисленные алахические вопросы. Корпус респонсов содержит тысячи практических алахических ответов. Именно они обеспечили Талмуду и вавилонским ешивам статус духовного центра и высшей судебной инстанции всего еврейского народа. И именно это в наибольшей степени способствовало поддержанию единства алахических установлений и обычаев в еврейских общинах на протяжении многих поколений. Вместе с вопросами общины посылали в ешивы пожертвования, что укрепляло влияние и мощь этих заведений.

Наряду с алахической литературой гаоны развивали и другие области философской мысли, как еврейской, так и универсальной. Именно в этот период был создан целый ряд сочинений, отражающих еврейское мировоззрение. Важнейшим из них является труд раввина Саадии Гаона «Эмунот ве-деот» («Верования и знания», ивр.). Кроме того, тогда же было написано множество текстов по лингвистике и грамматике иврита. В Стране Израиля в этот период активно развивались такие литературные жанры, как поэзия, пийют (литургическая поэзия) и мидраш (толкования Письменной Торы). Широкая прослойка обеспеченных евреев играла роль придворной интеллектуальной элиты, занимала должности советников, экономистов, администраторов, врачей, хронистов, поэтов, ювелиров и т. д.

Власть и непререкаемый авторитет ешив вавилонских гаонов росли на протяжении сотен лет. Но внезапно этот славный период оборвался, причем, казалось бы, без каких-либо предпосылок. И это одна из величайших загадок в истории еврейского народа. Ешивы рухнули, а колоссальная власть, сосредоточенная в руках экзилархов и гаонов, рассыпалась в прах, что открыло совершенно новую страницу в истории еврейского народа.

Что же привело к краху ешив и внезапному окончанию этого славного периода в первой половине XI века, а точнее – в 1038 году?

В принятых версиях ответа на этот вопрос, как правило, разделяют два аспекта – политический, связанный с кризисом власти в халифате, и внутренний еврейский.

В контексте политической ситуации исследователи указывают на бедственное положение, в котором с Х века оказался Аббасидский халифат, и последовательный распад империи в результате захвата ключевых государственных позиций представителями персидской аристократии и тюркскими наемниками, прежде всего сельджуками. Изменения самым непосредственным образом коснулись и ешив. По мере того, как рушился режим Аббасидов, слабела и опиравшаяся на них власть ешив. В конце концов, когда правление аббасидской династии в Багдаде закончилось, ешив, по сути дела, уже не существовало, да и должность экзиларха была упразднена.

Что же касается внутренних еврейских дел, здесь ученые указывают на два основных фактора, сыгравших роль в снижении статуса гаонов и ешив, – политическая борьба вокруг назначения гаонов и снижение потребности еврейских общин диаспоры обращаться в вавилонские ешивы с вопросами. Титанические усилия, прилагаемые ведущими еврейскими кланами Вавилонии ради продвижения своих представителей на должность гаона всякий раз, когда один из предыдущих умирал, подрывало силы. Добивавшиеся этой позиции люди были вынуждены заниматься политическим выживанием, а не своими прямыми обязанностями. Разумеется, это неизбежно вело к снижению статуса вавилонских ешив в глазах еврейских общин. Более того, борьба за власть и влияние вела к сокращению числа учеников, прибывавших в ешивы из диаспоры, поскольку родители осознавали, что их дети вряд ли сумеют достичь высоких постов, практически всегда наследуемых привилегированными вавилонскими кланами.

Наряду с этим в еврейской диаспоре сократилась потребность в обращениях к вавилонским гаонам. Каждая община бережно хранила ответы гаонов прошлых лет, так что мало-помалу у них накопился значительный корпус респонсов, и необходимость в новых обращениях снизилась. Одновременно возросла ученость даже самых отдаленных еврейских общин. Увеличилось количество копий Талмуда, равно как и число местных специалистов, в достаточной мере разбиравшихся в нем, чтобы самим выносить алахические постановления. Поэтому еврейские общины всё чаще позволяли себе решать большую часть текущих вопросов, не обращаясь за помощью в ешивы Вавилонии.

Иначе говоря, успех гаонов в установлении канонического статуса Талмуда и в подготовке достаточного количества специалистов, способных его преподавать, в конце концов привел к тому, что сами гаоны стали еврейским общинам не нужны.

Экологическая катастрофа

Общим знаменателем всех этих причин заката эпохи гаонов является то, что они рассматривают человеческую деятельность как единственный фактор, влияющий и формирующий исторические изменения. Есть, однако, и другие обстоятельства, принятие которых во внимание способно шире и целостнее объяснить ход исторических процессов.

Американский географ Элсуорт Хантингтон (1877–1947) был первым, кто указал на причинную связь между изменениями климата и историческими событиями. Он утверждал, что неблагоприятные климатические изменения приводят к сокращению населения и краху цивилизаций, в то время как хорошие климатические условия позволяют обществам расти, развивать искусство и науку.

Разумеется, Хантингтон не стремился объяснить исторические процессы исключительно изменениями климата и географических условий. Тем не менее он был убежден, что, лишь осознавая важность этих факторов, можно понять всю совокупность причин, влияющих на исторические процессы.

Что мы знаем об изменениях климата, произошедших сотни лет назад, задолго до нынешнего систематического отслеживания климатических показателей? Достичь точности современной метеорологии мы, конечно же, не можем, но собрать достаточно информации о климате прошлого всё же способны. Анализируя ширину и цвет древесных колец, изучая состав ледников, исследуя наличие в историческом материале определенных изотопов, можно обнаружить следы того или иного климатического изменения. Вместе с тем влияние климатических катаклизмов на жизнь людей, как правило, может быть изучено лишь с помощью текстов, написанных современниками этих событий.

Источники X и XI веков достаточно ясно описывают целый ряд экологических катастроф: длительные засухи в долине Нила, в Стране Израиля и в Сирии, а также, что, скорее всего, сыграло главную роль в нашей истории, – исключительное похолодание, охватившее колоссальные пространства от Каспийского моря до Дуная, и в конечном итоге повлиявшее на ход исторического процесса.

Вот одно из свидетельств, описывающих холод и лишения, царящие в степях Прикаспийской и Придунайской низменностей в 1032 году:

Везде был голод. Многие люди умерли […] многие продали своих жен и детей, чтобы заполучить еду […] земля была поглощена голодом
(«Армения и крестовые походы X–XII вв.: Хроника Матфея Эдесского»).

Продолжительные и тяжелые холода вынуждали племена, жившие прежде на равнинах, где они занимались сельским хозяйством, искать себе новые места обитания, что сопровождалось насильственным проникновением этих племен в более развитые и процветающие районы империи Аббасидов.

По мере того, как зимы становились всё длиннее и холоднее, число переселенцев увеличивалось, а их агрессивность возрастала. Возглавляемые племенем сельджуков кочевники рыскали по всему региону, всё чаще атаковали крупные города Ирака и Междуречья, грабили их жителей. Мало того, нам известно, что между 950 и 1072 годами в бассейне Нила в общей сложности было 27 лет засухи. Для сравнения, между 383 и 950 годами нам известно лишь об 11 засушливых годах. Столь серьезные изменения климата затрагивали не только слабые, но и вполне обеспеченные слои населения.

«Я собираюсь на зиму остаться в Иерусалиме, поскольку мне стало известно о Ниле [который не разлился – намек на засуху]»,
– пишет торговец, собиравшийся отправиться в Египет, в письме, обнаруженном в Каирской генизе.

Постепенно последствия климатических катаклизмов докатились и до самого центра Аббасидской империи. Упоминание об этом мы находим в свидетельстве XIII века епископа Сирийской православной церкви Григория Бар-Эбрея, чьи труды считаются важным источником достоверной информации о том периоде:

В тот год [945-й] в Багдаде была засуха […] дома, виноградники и сады продавались за кусок мяса и кусок хлеба. Люди выбирали семена ячменя из помета лошадей и ослов и ели их. Многие женщины были арестованы и казнены за то, что жарили своих детей в печи и съедали их. Многие умерли от голода, и тела их пожрали собаки, поскольку не было человека, который их похоронил бы.
(«Хроники Григория Бар-Эбрея»)

Судьба же еврейских ешив упомянута в письме, написанном в 952 году:

Нас ограбили […] земли же, которыми владели, оказались разорены и потеряны в те ужасные годы, которые мы едва пережили. Наши средства закончились, а наши владения мы отдали за пищу, чтобы спасти свои жизни и ради изучения Торы.

(«Послание рабби Шриры Гаона», по изданию Беньямина Менаше Левина).

Но это было лишь начало конца. В 30-е годы XI века Багдад вновь пострадал от резкого похолодания, из-за которого перестали работать рынки и вспыхнули столкновения между различными исламскими группировками.

Зимой 1038 года в Багдаде выпал сильный снег и много дней лежал на земле, засыпав рынки… А затем наступил такой холод, что вода замерзла на шесть дней.
(«Хроники Григория Бар-Эбрея»)

Эти события всё больше подрывали аббасидскую власть, и в конце концов под ударами кочевых племен, искавших спасения от холода и голода, Багдад пал почти без сопротивления.

Ешивы, в прошлом являвшиеся центрами богатства и мощи, воплощением власти и престижа, были разграблены и уничтожены. В 1038 году пала ешива Суры, и в том же году в возрасте 99 лет умер рабби Хай Гаон. Оба этих события ознаменовали конец эпохи гаонов.

Иными словами, падению ешив и закату эпохи вавилонских гаонов предшествовали не одни лишь геополитические события. Немалую роль в этой исторической трагедии сыграли охватившие огромные пространства Евразии и Средиземноморского бассейна продолжительные холода и засухи. Безусловно, климатические бедствия не были ни прямым, ни единственным фактором. Тем не менее целостное и глубокое историческое исследование не может игнорировать влияние этих обстоятельств, не зависящих от желаний и способностей людей и выходящих за узкие исторические и геополитические рамки.
http://www.moscow-jerusalem.ru/istoriya/evrejstvo-vavilonii-vzlet-i-padenie-carstva-gaonov/

Мэураот тарпат

...арабская война против Израиля началась совсем не с "окупации 1967 г.", а еще до создания нашего государства...

...Сегодня - одна из самых ключевых дат нашей истории. В этот день 17 ава - ровно 90 лет назад - начались «погромы 1929 г.» - волна резни и убийств евреев арабами, продолжавшихся неделю в августе 1929-го. По-арабски они называются «таурат аль-Бурак» - «революция Стены Плача» в переводе на наши понятия. И показывают, как раньше успешно боролись с мракобесием и религиозным засильем...

Ниже есть продолжение.

Как вы правильно подумали, все началось с конфликта вокруг Стены Плача. Осенью 1928 г. вечером в канун Йом-Кипура, начиная праздничные молитвы, евреи поставили у Стены ширму, отделив женскую половину. Стена тогда была окружена домами арабского квартала, стоявшими вплотную к ней, и арабы делали все, чтобы ограничить еврейскую активность возле нашей святыни. Они ухватились за появление ширмы, и пожаловались англичанам на «нарушение статуса-кво» у Стены, дескать, «евреи построили там стенку».

Утром в Йом-Кипур англичане – в сопровождении толпы арабов - грубо сломали ширму, начав цепь событий, приведших через 10 месяцев к погромам. С одной стороны, начались постоянные стычки между еврейскими и арабскими жителями Иерусалима, а с другой – руководство арабских националистов использовало их для разогрева антиеврейских и антисионистских настроений. И здесь важно понять ситуацию среди самих арабов.

В конце 20-х годов в Иерусалиме усилились позиции клана Нашашиби, захвативших муниципалитет – и контроль над мусульманскими святынями и организациями города. Соперничающий клан Хуссейни потерял многие свои позиции, и искал способа вернуть их обратно. Оба клана, появившиеся в городе в период мамлюков и оттоманских турок, в течение поколений боролись между собой за власть в городе. И эта ситуация стала звездным часом для Хадж-Амина Хуссейни, скандального муфтия Иерусалима, прославившегося идейным руководством погромов 1920 г. Он возродил активность движения арабского национализма, объявил необходимость «защиты святынь» от сионистов – и в августе 1929 г. постановил, что «каждому убившему еврея – уготовано место в раю». Вот он, первоисточник...

На пике его карьеры эта концепция привела его к убеждению Гитлера осуществить физическое уничтожение евреев, и к созданию им для этой цели мусульманской дивизии СС. Но в 1929 г. технические возможности муфтия были ограничены, и ему пришлось начинать силами разогретой проповедями толпы. В тот первый день погромов арабы вышли из Дамасских ворот, и пошли громить еврейские кварталы к западу от Старого Города. В первый день было убито 19 человек. Но это было только начало.

На следующий день произошла знаменитая дикая резня еврейской общины Хеврона. Людей сжигали живьем, детей рубили топорами на куски на глазах родителей, женщин – включая беременных – сначала насиловали, а затем убивали. 67 человек. Еврейская община Города Праотцов, существовавшая непрерывно в течение всей нашей истории, была уничтожена.

Кроме Хеврона, была ликвидирована община города Газы. Достигшая расцвета после изгнания из Испании, она подверглась нападению, и была эвакуирована англичанами. И больше уже не возрождалась… Вместе с ней окончательно исчезли общины Шхема и Дженина. В отличие от возродившихся снова общин Цфата, Акко, Рамле и других городов, в эти два старинных города евреи уже не вернулись.

Еврейский Ишув не был готов к этим погромам. Хагана не была достаточно подготовлена, и сумела дать отпор только в Тель-Авиве и в Хайфе. Всего за неделю погромов было убито 133 еврея, и 339 ранено. Разгул убийц удалось остановить только переброской английских частей из Египта. Кстати, эта операция вошла в историю как первая в мире оперативная переброска армии по воздуху. Мы же всегда знакомим мир со всем самым передовым...

Но самые катастрофические последствия были потом. В 1930 г. англичане публикуют вторую Белую Книгу (Книгу Пасфильда), наложившую тяжелейшие ограничения на покупку земель Эрец-Исраэль евреями, и на еврейскую иммграцию – Алию. Но самым пагубным было заявленное в Книге двойное обязательство англичан – если раньше – согласно Декларации Бальфура и условиям мандата – в Эрец-Исраэль должно было быть создано только еврейское государство, то теперь англичане пообещали то же и арабам.

Это было предательство дела сионизма, приведшее к дальнейшему напряжению и конфликту внутри Сионистского движения. После первой Белой Книги (после погромов 1920 г.) Жаботинский вышел из движения и основал ревизионизм, требуя не поступаться целями сионизма, и добиваться создания еврейского государства. А после погромов 1929 г. и Книги Пасфильда произошел раскол уже в Хагане – часть ее членов потребовала проактивной борьбы с арабским национализмом, и основала Хагану Бет. Превратившуюся через несколько лет в ЭЦЕЛЬ, куда вступили затем многие члены Бейтара, созданного к тому времени Жаботинским.

И началась активная борьба как за защиту еврейского населения страны, так и за скорейшее создание независимого государства. Эта борьба продолжается до сих пор. И мы не должны забывать, что мы все еще на середине пути. И не можем отвлекаться от цели на бесполезные или просто мешающие темы.
https://www.facebook.com/pinchas.polonsky/posts/2554914387862113?notif_id=1566116884838411¬if_t=notify_me&ref=notif

Пакт Молотова-Риббентропа и Великая Румыния

Заметка полностью.
Наконец-то я понял, что вопрос является ли молдавский язык диалектом румынского является политическим. :-) Первый раз я такой вопрос задал в 1999 г.


Пакт для Бухареста является символом уязвимости и зыбкости главного принципа построения Великой Румынии: расширение за счет соседей в период их кризиса, с последующей защитой приобретений чужими руками. Пакт напоминает, что для государства-мародера в любой момент все может рухнуть при неожиданном и независящем от Румынии изменении баланса сил в Европе и мире.

Ниже есть продолжение.

Премьер-министр Молдовы Майя Санду, никогда не скрывавшая своей прозападной и прорумынской ориентации, выступила с инициативой объявить 23 августа — день подписания Пакта Молотова-Риббентропа — Днем памяти жертв всех тоталитарных и авторитарных режимов. Объяснять этот откровенно антироссийский провокационный ход можно и перипетиями внутримолдавских политических баталий и стремлением угодить Евросоюзу, где 23 августа с 2009 г. называется «Днем памяти жертв сталинизма и нацизма». Все это, наверняка, имеет место быть.

Однако за вопросами тактики, пусть и актуальными, не следует забывать о стратегии. Забывать о том, что лозунг «преодоления последствий Пакта Молотова-Риббентропа» уже не одно десятилетие находится в центре внешней политики Бухареста, направленной на поглощение Молдовы, на построение Великой Румынии. При этом надо ясно отдавать себе отчет и в том, что «Великая Румыния» — это не просто одна из концепций румынской внешней политики, это доминанта национального характера.

С румынской точки зрения само собой разумеющимся является то, что Трансильвания, Добруджа, Буковина и Бессарабия — «исконные» земли Румынии. Поэтому независимо от смены форм правления и правительств, при всяком удобном случае всегда начинается новый виток строительства «Великой Румынии». И надо признать, на этом поприще румыны добились немалых успехов. За последние сто лет все «исконные» земли, хотя бы и не надолго, побывали под румынским господством. Сухой остаток на начало XXI века тоже не плох: венгерская Трансильвания стала румынской, а Болгария лишилась Северной Добруджи. Сейчас идет борьба за Молдову (Бессарабию), во главе правительства которой и стоит Майя Санду.

Бессарабию Румыния захватывала в XX веке дважды: в 1918—1940 гг. и в 1941—1944 гг. Крах Советского Союза привел к тому, что Бухарест пытается вновь «вернуть» эту территорию себе. От двух предыдущих попыток ее отличает лишь то, что новая экспансия осуществляется политико-дипломатическими, а не военными методами. Первую скрипку при этом играет «историческая политика», направленная на доказательство права Румынии на обладание Бессарабией. Однако цель все та же: установление румынского господства над Молдавией, что означает для молдаван ликвидацию молдавской нации. Для России — лишение российского государства результатов более чем двухвековой деятельности.

По официальной румынской версии:

* Бессарабия — исконно румынская земля.
* СССР отторг ее у Румынии на основании Пакта Молотова-Риббентропа.
* Пакт был преступным сговором Сталина и Гитлера.
* Следовательно, преступным было и присоединение Бессарабии к СССР, а раз преступным, значит, «оккупация» и «аннексия».
* Священная обязанность румынского государства и всех румынских патриотов устранить последствия Пакта Молотова-Риббентропа и вернуть Молдову в лоно Румынии, добиться воссоединения румынской нации.

Поэтому вполне естественно, что «преступный» Пакт Молотова-Риббентропа с конца 1980-х гг. фигурирует в базовых официальных документах и Румынии и Молдовы, не сходит со страниц СМИ Румынии и прорумынских сил в Кишиневе, что его то и дело вспоминают румынские и молдавские политики и общественные деятели. Так что Майя Санду здесь далеко не исключение.

Уже в Декларации о независимости Республики Молдова 1991 г. обвинениям СССР в оккупации и насильственном захвате Бессарабии летом 1940 г. предшествовала ссылка на Пакт Молотова-Риббентропа:

«УЧИТЫВАЯ, что Международная конференция «Пакт Молотова-Риббентропа и его последствия для Бессарабии» в Кишиневской декларации, принятой 28 июня 1991 года, а также парламенты многих государств в своих декларациях считают соглашение, заключенное 23 августа 1939 года между Правительством СССР и Правительством Германии, недействительным с самого начала и требуют ликвидации его политико-правовых последствий»

«Странный» стиль Декларации объясняется тем, что написана она была румынскими дипломатами, плохо владевшими русским языком.

В том же 1991 г. румынский парламент принял специальную «Декларацию о Пакте Риббентропа-Молотова и его последствиях для нашей страны», т. е. для Румынии.

Показательно и Заявление правительства Румынии в связи с объявлением независимости Республики Молдова от СССР:

«Провозглашение румынского государства (!) на территориях, силой аннексированных в результате секретных договоров, установленных Пактом Риббентропа-Молотова, представляет решительный шаг к устранению, мирным путем, пагубных последствий, направленных против прав и интересов румынского народа»

С осуждением пакта и заявлениями о необходимости восстановления исторической справедливости, попранной пактом, регулярно выступали президенты Румынии. Президент Илиеску:

«В 1940 г. (!) был подписан Пакт Риббентропа-Молотова, согласно которому СССР оккупирует вновь румынскую территорию»

Президент Бэсеску:

«Кто может себе представить, что глава румынского государства подпишет договор, который узаконивал бы Пакт «Риббентропа-Молотова»?» (так он обосновал отказ подписать с Молдовой договор, утверждающий восточную границу Румынии по Пруту).

В 2009 г. прорумынский и. о. президента Молдовы Михай Гимпу издал Указ о Дне советской оккупации, в котором говорилось:

«Принимая во внимание Заключение Комиссии Верховного Совета ССР Молдова по политико-юридической оценке Советско-Германского договора о ненападении и Дополнительного секретного протокола от 23 августа 1939 года <…> в соответствии с которым 28 июня 1940 года Советский Союз оккупировал Бессарабию и Северную Буковину…»


Компания по демонизации Пакта Молотова-Риббентропа в Румынии и Молдове не утихает уже более тридцати лет. Ее цель очевидна. Это единственный способ обосновать тезис о незаконности возвращения Бессарабии Советским Союзом в 1940 г. и тем самым не только оправдать территориальные аппетиты Румынии, но и способствовать вытеснению России из Пруто-Днестровского междуречья. Причем ведется эта компания исключительно методами массированного пиара, и к реальности она демонстративно не имеет никакого отношения. В подтверждение — небольшая историко-правовая справка.

Право России

Бессарабию к России присоединил не Сталин, а Кутузов по Бухарестскому мирному договору 1812 г. в результате победоносной Русско-турецкой войны 1806−1812 гг. Тем самым он обеспечил Российской империи выгодные военно-стратегические позиции, связанные с обретением естественных границ по Дунаю и Пруту, а также освободил значительную часть православного молдавского народа от многовекового османского ига. Приднестровье вошло в состав России по Ясскому мирному договору на двадцать лет раньше — в 1792 году, по итогам побед Суворова и его «чудо-богатырей» над турецкими войсками. Никакой Румынии в то время еще и в помине не существовало.

Приобретение Бессарабии и Приднестровья в результате войн ни в коей мере не ставит под сомнение право России на эти территории. Вплоть до начала ХХ века война считалась неотъемлемым правом государства. Только в 1928 г. пактом Бриана-Келлога в международное право была введена норма отказа государств от войны как орудия национальной политики, а позже Устав ООН и вовсе объявил отказ от применения силы основополагающим принципом международного права. Ни Устав ООН, ни пакт Бриана-Келлога обратной силы не имеют.

Именно «право победителя» с древнейших времен определяло и до сих пор определяет начертание государственных границ во всем подлунном мире, включая границы в современном Евросоюзе. Никаких оснований ставить это право под сомнение применительно к России не существует. Ее военные трофеи столь же законны, как и трофеи всех других государств.

Установленная Кутузовым граница Российской империи по Пруту и Дунаю была юридически закреплена в строгом соответствии с нормами международного права XIX в. Первоначально это было сделано двусторонним договором России с Османской империей, а впоследствии многосторонним соглашением великих держав — Берлинский трактат от 1878 г. признал ее границей между Россией и возникавшей к тому времени с российской помощью Румынией.

В 1812 г. суверенитет над Бессарабией легитимно перешел от Османской империи к империи Российской. Бессарабия по всем нормам международного права стала неотъемлемой частью России, такой же как Техас — США, Уэльс — Великобритании, а Лотарингия — Франции.

Румынская оккупация

В 1918 г. румынские войска заняли Бессарабию, воспользовавшись Гражданской войной в союзной (!) Румынии России. Однако Россия, утратив территорию, не утратила прав на нее. В отличие от Османской империи, Советская Россия не признала переход суверенитета над Пруто-Днестровским междуречьем к другому государству. Несмотря на все усилия, Румынии не удалось добиться от советского правительства ни прямого, ни косвенного признания аннексии Бессарабии.

Наркомат иностранных дел СССР даже отказывался принимать от румынского МИДа ноты, в которых применительно к Бессарабии и Днестру употреблялись термины: «румынская территория», «граница» или «румынский берег». В специальной инструкции посольству в Бухаресте предписывалось:

«Документы с подобной терминологией должны быть возвращены в МИД (Румынии — И. Ш.) без рассмотрения и немедленно»

На всех советский картах вплоть до 1940 г. Бессарабия обозначалась как оккупированная Румынией территория.

Да, Англия, Франция, Италия и Япония в рамках Версальской конференции подписали с Румынией в 1920 г. «Бессарабский протокол», признающий переход суверенитета над Бессарабией от России к Румынии. Однако он де-юре правовой статус территории не изменил. Как отмечает известный украинский историк права В. Макарчук (в работе написанной в соавторстве с Н. Рудый):

«Nemo ad alterum plus iuris transfere potest quam ipse habet (лат.) — Никто не может передать больше прав, чем имеет их сам. Россия в Версале представлена не была и не рассматривалась как побежденное государство, чью территорию государства-победители имели бы право кромсать»

Советская Россия наотрез отказалась признавать правомочность «Бессарабского протокола». В специальной ноте державам Антанты правительств РСФСР и УССР была четко обозначена позиция новых властей России:

«Правительства Союзных республик России и Украины объявляют, что они не могут признать имеющим какую-либо силу соглашение, касающееся Бессарабии, состоявшееся без их участия, и что они никоим образом не считают себя связанными договором, заключенным по этому предмету другими правительствами»

Более того, СССР сорвал вступление в силу «Бессарабского протокола» в результате блестящей дипломатической комбинации. При подписании в 1925 г. «Конвенции об основных принципах взаимоотношений между СССР и Японией», устанавливающей дипломатические и консульские отношения между странами, Советский Союз пошел на значительные экономические уступки Японии, потребовав в ответ отказаться от ратификации протокола по Бессарабии. Получив обширные концессии на Дальнем Востоке, Япония сразу же вспомнила о нормах международного права, и абсолютно противоправный Бессарабский протокол и вовсе превратился в ничего не значащую бумагу, интересную лишь историкам дипломатии — для его вступления в силу требовалась ратификация всех стран-участниц договора.

Не признавая аннексию Бессарабии Румынией, Советский Союз не предпринимал попыток вернуть ее силой, хотя и имел на то полное право. Выступая на сессии Верховного Совета СССР 28 марта 1940 г., Молотов особо обратил на это внимание:

«У нас нет пакта о ненападении с Румынией. Это объясняется наличием нерешенного спорного вопроса о Бессарабии, захват которой Советский Союз никогда не признавал, хотя никогда и не ставил вопрос о возвращении Бессарабии военным путем»

Причина тому была не в пацифизме СССР, а в полной невозможности такого решения проблемы. Любая попытка Советской России вернуть свою территорию неизбежно привела бы к войне не с Румынией, а с консолидированным Западом по всему периметру границ СССР. Максимум, что в таких обстоятельствах можно было сделать — добиться отказа отдельных стран от признания румынского захвата, как в случае с Японией. Не больше.

Пакт и возвращение Бессарабии

Ситуация в корне изменилась после подписания Пакта Молотова-Риббентропа. И дело вовсе не в том, что в соответствии с Секретным протоколом к нему Германия обязалась не вмешиваться в дела СССР на европейской части постимперского пространства и признала Бессарабию «зоной интересов» Советского Союза. Как мы знаем, Договор о ненападении совершенно не помешал Третьему рейху напасть на СССР 22 июня 1941 г.

Главным было то, что пакт радикально изменил баланс и расстановку сил в Европе. Перед Советской Россией на короткое время открылось окно возможностей, и Москва этим окном возможностей воспользовалась с максимальной эффективностью для обеспечения стратегических интересов Советского Союза, включая и решение бессарабского вопроса.

26 июня 1940 г. Молотов предъявил румынскому правительству ноту, фактически ультиматум, в которой потребовал в 24 часа вернуть захваченную Бессарабию ее законному хозяину — СССР:

«В 1918 году Румыния, пользуясь военной слабостью России, насильственно отторгла от Советского Союза (России) часть его территории — Бессарабию… Теперь, когда военная слабость СССР отошла в область прошлого, а создавшаяся международная обстановка требует быстрейшего разрешения полученных в наследство от прошлого нерешенных вопросов… Советский Союз считает необходимым и своевременным в интересах восстановления справедливости приступить совместно с Румынией к немедленному решению вопроса о возвращении Бессарабии Советскому Союзу»

Самостоятельно противостоять вышедшей из кризиса и окрепшей России Румыния не могла. Не оправдались и румынские надежды, как обычно, решить свои проблемы чужими руками. Израильский историк Г. Городецкий пишет:

«Получив ультиматум, король Кароль, буквально в бешенстве, вызвал германского посла во дворец. Однако бесконечные интриги короля лишили его всякого уважения в глазах всех великих держав. Риббентроп прямо обвинил его в натравливании одной воюющей стороны на другую, когда он сначала получил английские гарантии, а потом искал поддержки у Германии после того, как её превосходство стало очевидным. К своему ужасу, король обнаружил, что итальянцы тоже сочувствовали претензиям русских. В конце концов, он попытался заручиться поддержкой англичан, мрачными красками рисуя советскую угрозу Проливам. Он призывал Черчилля действовать, «как лорд Солсбери и мистер Дизраэли, когда Бессарабия перешла в другие руки в 1878 г.» Но в Лондоне к подобным намекам отнеслись как к «желанию румын в настоящий момент напугать нас до дрожи замыслами русских» (слова Черчилля — И. Ш.)»

Благодаря Пакту Молотова-Риббентропа Румыния оказалась в полной изоляции. Германия еще не могла себе позволить конфликт с Россией, ее войска находились в только что побежденной Франции, и потому вынуждена была отказать Румынии в поддержке и рекомендовать ей принять советские условия. О вынужденном характере учета Третьим рейхом интересов России свидетельствует запись в дневнике Геббельса:

«Требования русских неожиданны, это противоречит имеющимся договоренностям (в Секретных протоколах к Пакту Молотова-Риббентропа зафиксирован лишь «интерес» СССР к Бессарабии и отсутствие такового у Германии — И. Ш.), настоящее мародерство, русские решительно используют ситуацию»

Позиция Германии предопределила и позицию союзной ей Италии, подписавшей в 1920 г. протокол о передаче Бессарабии Румынии. В новых условиях у итальянского правительства «открылись глаза», и оно вспомнило вдруг о нормах международного права. Министр иностранных дел Италии Чиано сообщил советскому полпреду: «Италия целиком признает права СССР на Бессарабию». Эта позиция была официально доведена до сведения Румынии, с предложением выполнить все требования СССР.

Если Германия еще не могла противодействовать восстановлению территориальной целостности СССР, то Англия уже не могла себе позволить конфликтовать с СССР из-за каких-то там румынских великодержавных аппетитов. Для Англии, лишившейся после разгрома Франции «шпаги на континенте», самым важным в тот момент было всеми способами втянуть СССР в войну против Германии, т. е. обрести новую «шпагу».

Поэтому, когда румынское руководство пыталось спровоцировать Великобританию на введение английского флота в Черное море, английский посол Криппс по поручению Черчилля в Кремле сообщал Сталину «о желательности установления порядка на Балканах под эгидой СССР». Иными словами, в обмен на поддержку против Третьего рейха Великобритания готова была не только признать право Советского Союза на Бессарабию, но и пообещать ему контроль над всеми Балканскими странами, включая и Румынию.

Прекрасно понимая цели Черчилля, Сталин от столь щедрого «дара данайцев» отказался.

«Тов. Сталин, — гласит запись беседы с послом, — считает долгом сказать, что СССР не имеет такого намерения. Господствовать на Балканах СССР не стремится и такое стремление считает опрометчивым и опасным <…> Касаясь Балкан, тов. Сталин говорит, что требования СССР к Румынии ограничиваются теми заявлениями, которые были опубликованы (имеется в виду нота с требованием вернуть Бессарабию)»

Франции, которая демонстративно в 1924 г. во время советско-румынской мирной конференции, чтобы не допустить сближения Москвы и Бухареста, ратифицировала Бессарабский протокол, к моменту предъявления советского ультиматума как великой державы уже не существовало.

Не существовало уже на карте и другой румынской союзницы — Польши, также официально признавшей захват Бессарабии. Полезно не забывать, что Румыния отказалась помочь союзной Польше в момент германской агрессии 1939 г., сославшись на то, что у них военный союз только против СССР.

Румынию не поддержали и союзники по Балканской Антанте — Греция, Турция и Югославия. В изменившихся условиях они все вдруг тоже осознали отсутствие у нее законных прав на Бессарабию. Болгария же и Венгрия сами считали, что румыны оккупируют их национальные земли и притесняют венгерское и болгарское меньшинства. Поэтому в действиях СССР они видели важный для себя прецедент, открывающий и перед ними возможность решения территориального вопроса в свою пользу. Что, кстати сказать, они успешно и сделали сразу после возвращения Бессарабии Советскому Союзу: Болгария вернула себе Южную Добруджу, а Венгрия — Северную Трансильванию.

Прекрасно понимая ситуативный характер всеобщей приверженности нормам международного права, Румыния попыталась затянуть переговоры, чтобы дождаться лучших времен, когда неизбежно Германия начнет войну с Советским Союзом. Но что удалось в свое время Османской империи, которая несколько лет вела переговоры, пока под угрозой наполеоновского вторжения Россия не пошла на максимальные уступки, то не удалось Румынии. Советский Союз в ловушку переговоров не пошел и пригрозил военной акцией. Выхода не было.

Румыния приняла советский ультиматум и по советско-румынскому соглашению от 28 июня 1940 г. возвратила незаконно оккупированные территории. Бессарабия вновь вошла в состав России, только уже Советской, а молдавский народ, как и в 1812 г., избавился от иноземного гнета, и вновь, спустя многие века, обрел свою государственность в виде Молдавской ССР в составе Советского Союза.

В 1940 г. Советский Союз в полной мере использовал открывшееся на краткий миг окно возможностей для того, чтобы возвратить незаконно отторгнутую территорию. Вместе с тем, по справедливому утверждению молдавского историка С. Назария, это стало и закономерным результатом упорной «22-летней борьбы советской дипломатии за возврат Пруто-Днестровской Молдовы в состав советского государства». Первого без второго никогда бы не было.

Законность возвращения Бессарабии (Молдавии) в состав СССР, как и законность установленной Кутузовым границы по Пруту и Дунаю, была после Второй мировой войны подтверждена мировым сообществом в 1947 году. В Парижском мирном договоре союзных держав (СССР, США, Великобритания, Австралия, Белоруссия, Канада, Чехословакия, Индия, Новая Зеландия, Украина, Южно-Африканский Союз) с Румынией статья №1 гласит: «Советско-румынская граница устанавливается в соответствии с Советско-румынским соглашением от 28 июня 1940 г.».

Напомню, это именно то соглашение, от которого в официальных документах современной Молдовы и Румынии, не говоря уже о многочисленных заявлениях их политических и общественных деятелей, отсчитывается начало советской «оккупации» Бессарабии. Театр абсурда с точки зрения международного права.

Пакт Молотова-Риббентропа сыграл в возвращении Бессарабии ключевую роль. Хотя само возвращение и проходило на основании других правовых актов — советского ультиматума от 26 июня 1940 г. и советско-румынского соглашения от 28 июня того же года.

Поэтому надо признать, что у Бухареста есть все основания уже не одно десятилетие его проклинать. Для Румынии он действительно был катастрофой. Вся ее политика основывалась на том, что великие державы ради того, чтобы не допустить усиления России, защитят румынские захваты. Взятая ее на себя роль «стража интересов европейской цивилизации на Днестре» должна была обеспечить Бухаресту безопасность и безнаказанность. Со времен подписания странами Антанты Бессарабского протокола такая политика давала Румынии блестящие результаты.

Однако в августе 1939 г. одна из великих держав пошла на соглашение с Россией. Общеевропейские интересы отошли на второй план. Главным стала борьба за гегемонию в Западной цивилизации. Румыния в этом противоборстве почти ничего не значила, а Россия могла решить его исход. «Страж европейских интересов на Днестре» оказался временно не нужен ни одной из великих держав Запада.

Дело даже не в том, что румынам пришлось вернуть Бессарабию, а следом и захваченную у Болгарии Добруджу, и у Венгрии Трансильванию. Пакт стал символом уязвимости и зыбкости главного принципа построения Великой Румынии: расширение за счет соседей в период их кризиса, с последующей защитой приобретений чужими руками. Пакт напоминает, что для государства-мародера в любой момент все может рухнуть при неожиданном и независящем от Румынии изменении баланса сил в Европе и мире.

«Преодоление последствий пакта» и румынский интерес

Несомненное и вполне объяснимое наличие у Румынии комплекса, связанного с Пактом Молотова-Риббентропа, вовсе не означает, что в основе беспрерывных призывов устранить его политико-правовые последствия лежат исключительно психологические причины. На первом месте, как всегда в международных отношениях, находятся государственные интересы.

Румынские политики прекрасно знают, что Советско-германский договор о ненападении перестал действовать 22 июня 1941 г. Как известно им и о том, что Румыния устранила для себя все его политико-правовые последствия после повторной оккупации Бессарабии в том же июне 1941, а послевоенные границы определялись Большой тройкой в Ялте и Потсдаме.

Полагаю, что напрасно язвит над ними молдавский правовед Александр Буриан:

«Можно себе представить, как в Ялте Рузвельт, Черчилль и Сталин проводили европейские границы, руководствуясь положениями пресловутого пакта. Это, в принципе, даже не смешно, хотя и произносится неоднократно устами главы соседнего государства»

Румынские политики, добивающиеся присоединения Бессарабии к своей стране, под лозунгом восстановления справедливости, попранной преступным пактом, естественно, знают, что юго-западные границы СССР, а соответственно, восточные границы Румынии определил Парижский мирный договор 1947 г.

Однако в период распада Советского Союза, когда забрезжила надежда, что (как и при распаде Российской империи) удастся захватить Бессарабию, Румыния не могла себе позволить требовать пересмотра Парижского мирного договора. Такое требование равнялось бы открытому призыву к пересмотру итогов Второй мировой войны. У Бухареста не было никаких гарантий, что Запад ради ее великодержавных амбиций одобрит подобную инициативу. А без его поддержки, без возвращения роли стража европейской цивилизации на Днестре, Великую Румынию не построишь.

Была и еще одна причина, даже более веская, — невозможность открыто выступать против Парижского мирного договора. Этот договор установил не только границу Румынии с Советским Союзом, но и с Венгрией. Статья вторая Парижского мирного договора гласит:

«Решения Венского арбитража от 30 августа 1940 года объявляются несуществующими. Граница между Румынией и Венгрией, существовавшая на 1 января 1938 года, настоящим договором восстанавливается»

Тем самым Румынии из состава Венгрии передавалась Трансильвания.

Напомню, Румыния захватила Трансильванию по итогам Первой мировой войны, воспользовавшись развалом Австро-Венгерской империи. В 1940 г., после возвращения Советским Союзом Бессарабии, Венгрия также потребовала вернуть свое, что и была вынуждена сделать Румыния по итогам Венского арбитража. После Ясско-Кишиневской операции, когда невозможность удержать оккупированную в 1941 г. Бессарабию стала очевидна, Румыния, по хорошо отработанной схеме, резко сменила фронт. Примкнула к победителям, и вместе с советскими войсками вступила в войну с Венгрией, сохранившей верность Рейху.

Такой кульбит и принес Румынии Трансильванию уже по итогам Второй мировой войны. Но закреплено это приобретение было в том же договоре, который еще раз подтвердил советский суверенитет над Бессарабией. На эту неразрывную взаимосвязь международно-правовых гарантий западной и восточной границ Румынии указывал еще в 1947 г., при ратификации Парижского мирного договора вице-председатель Совета Министров и министр иностранных дел Румынии Г. Тэтэреску:

«Договор составляет единый блок. Он не может быть принят иначе, как целиком, и не может быть отвергнут иначе как целиком… ВОЗВРАЩЕНИЕ всей Трансильвании явилось для нашего правительства самой важной целью его действий»

Сказано предельно точно и ясно. Румынской последовательности в территориальном расширении за счет соседей, причем неважно с чьей помощью, остается только удивляться.

В условиях полной невозможности ставить под сомнение Парижский мирный договор 1947 г. и одновременного стремления прибрать к рукам Молдову румынские политики, опять надо отдать им должное, нашли блестящий ход: объявили границу по Пруту результатом не Парижского мирного договора, а Пакта Молотова-Риббентропа и развернули шумную компанию по пересмотру его «преступных» последствий. Такой подход, конечно, позволяет специалистам историкам и правоведам ставить под сомнение их умственные способности, но ради Великой Румынии они готовы потерпеть насмешки, от которых им, ни холодно, ни горячо. Никто в Румынии и в Молдове таких специалистов к ведущим средствам массовой информации не допустит. Главное — результат, а он есть, и это — несомненно.

Запад румынскую игру принял и в полной мере поддержал. Тем более, что инициатива Румынии полностью совпала с его собственным стремлением пересмотреть итоги Второй мировой войны в отношении России. Так, захватнические интересы Румынии в который уже раз совпали с интересами консолидированного Запада. И она получила полную возможность под прикрытием дымовой завесы борьбы с «преступным пактом» прибирать к рукам Молдову.

В Румынии и на Западе прекрасно понимали, что политика пересмотра политико-правовых последствий пакта — это политика пересмотра Парижского мирного договора 1947 г. Но такая игра всех устраивала. Она позволяла в случае успеха румынской экспансии признать присоединение Молдовы к Румынии, не ставя под сомнение всю систему границ, определенных Парижскими мирными договорами (они касались не только границ Румынии). Все было бы в полном соответствии с нормами международного права. Конечно, по словам заинтересованных политиков и совершенно независимых СМИ. Мнения специалистов никто бы тиражировать не стал. Правда, в случае изменения интересов великих держав международное право сразу же вспомнили бы и с легкостью объявили румынский захват нелегитимным. Но пока такой необходимости нет, независимо от реального отношения пакта к границе по Пруту, компания по преодолению его последствий будет продолжаться.

Как видим, румынское отношение к пакту вполне понятно и объяснимо. Для них он был, есть и будет символом всего самого худшего, что может с Румынией случится. Одновременно для Румынии пакт является эффективным инструментом реализации ее захватнических планов на Молдову, строительства Великой Румынии. И заявление Майи Санду об объявлении 23 августа Днем памяти жертв всех тоталитарных и авторитарных режимов лишь подтверждает неизменность стратегического курса Румынии.

Другой вопрос, до каких пор наши власти будут продолжать играть в поддавки с геополитическими противниками России, предавая анафеме пакт, по которому удалось вывести захватчика из-под защиты великих держав Запада? До коих пор будут «стыдливо» обходить молчанием действия советского правительства, которые позволили освободить исконно российские и молдавские земли от румынской оккупации?
https://aurora.network/forum/topic/70757-pakt-molotova-ribbentropa-i-velikaja-rumynija

Несмотря на беспорядки, Храмовую гору посетило рекордное число евреев (11.08.2019)

В день поста 9 ава Храмовую гору посетили 1729 евреев. Об этом сообщили активисты движения "Верные Храмовой горы".

Речь идет о рекордном числе евреев, посетивших Храмовую гору 9 ава. Год назад на гору поднялись 1440 человек.

11 августа визиты на Храмовую гору были крайне затруднены. В утренние часы полиция и политическое руководство страны приняли решение закрыть Храмовую гору для евреев из опасения перед возможными столкновения с мусульманами, отмечающими праздник Ид аль-Адха. Под давлением критики со стороны правых политиков и общественных деятелей решение было изменено.

Ниже есть продолжение.

Как сообщалось ранее, на Храмовой горе также произошли столкновения между молившимися там мусульманами и силами безопасности.

В ходе столкновений пострадали несколько десятков человек.

... Премьер-министр Биньямин Нетаниягу ответил на критику в свой адрес по поводу якобы принятого им решения запретить евреям посещение Храмовой горы в день поста 9 ава.

По словам главы правительства, еще в прошлый четверг, 8 августа, после консультаций с представителями сил безопасности, он принял решение, что в этом году, как и в прошлый годы, евреям будет позволено подниматься на Храмовую гору 9 ава несмотря на то, что пост совпадает с мусульманским праздником Ид аль-Адха.

"Вопрос не стоял так, смогут ли евреи вообще посетить Храмовую гору, а обсуждалось то, как организовать это наиболее безопасным образом. Так и было сделано", - говорит Нетаниягу.

Биньямин Нетаниягу подверг резкой критике своих оппонентнов. Он с иронией назвал их "военно-политическим кабинетом твиттера", а также добавил, что "завсегдатаи твиттера страной руководить не могут. Для этого необходимы данные лидера, а быть лидером - это означает ответственность и твердость при руководстве страной".

В политических кругах убеждены, что критика Нетаниягу касалась в первую очередь лидеров "Объединенного блока правых партий" Айелет Шакед и Бецалеля Смотрича, которые крайне резко высказывались по поводу решений Нетаниягу в отношении визитов на Храмовую гору.

Высокопоставленные источники в "Объединенном списке правых партий" заявили в ответ на слова Нетаниягу: "Это всегда работает по одной и той же схеме: Биби капитулирует перед левыми, потом на него оказывают давление, и он капитулирует перед правыми, заявляя при этом, что все произошло вовсе не из-за давления "завсегдатаев твиттера", что он с самого начала собирался действовать именно так. Так это было по поводу плана ООН в отношении нелегалов, так было в вопросе освобождения террористов, так было в вопросе закона об упорядочивании статуса форпостов, так во всем с Нетаниягу уже шесть лет".

Напомним, что утром в день поста 9 ава полиция и политическое руководство страны приняли решение закрыть Храмовую гору для евреев из опасения перед возможными столкновения с мусульманами, отмечающими праздник Ид аль-Адха. Сразу после того, как стало известно об отмене визитов, на Храмовой горе начались массовые беспорядки, в ходе которых арабы бросали в полицейских стулья и тяжелые предметы. Мусульмане были удалены с Храмовой горы, а визиты евреевы возобновлены.

После решения о закрытии Храмовой горы для евреев, правительственные источники заявили, что решение было принято по рекомендации полиции. Лишь после того, как евреям было разрешено подняться на Храмовую гору, Биньямин Нетаниягу прокомментировал события.
http://txt.newsru.co.il/arch/israel/11aug2019/gora_708.html
http://txt.newsru.co.il/arch/israel/11aug2019/netanyahu_twitter_008.html

Saturday, August 17, 2019

Интервью с главой блока "А-Ямин а-Меухад" Айелет Шакед (07.08.2019)

Отрывки.

После провала на выборах в Кнессет 21-го созыва бывшая министр юстиции Айелет Шакед временно исчезла с политической орбиты. После длительных колебаний и сомнений она вернулась в партию "А-Ямин а-Хадаш", где заняла первое место, которое ей уступил Нафтали Беннет. Шакед была инициатором объединения с блоком "Ихуд Мифлагот а-Ямин", и баллотируется на выборах во главе блока "А-Ямин а-Меухад"...

Ниже есть продолжение.

...Правый избиратель смотрит на список, который вы ему предлагаете, и видит тот же "Байт Иегуди" 2015 года только с вами во главе. Что изменилось?

Во-первых, я возглавляю список. Я нерелегиозная женщина, и это очень серьезный шаг национально-религиозного лагеря и вообще израильских правых, решивших поставить во главу партии светскую женщину. Кстати, впервые в истории государства Израиль правую партию возглавляет женщина...И я не единственная светская в предвыборном списке. Есть Рони Сасовер (9 место в списке – прим.ред.), есть Ширли Пинто (15 место в списке). Этого не было раньше в "Байт Иегуди".

Это список, который продолжит работать единым блоком?
Это список, который стремится к тому, чтобы возглавлять правый лагерь, это список, который продолжит действовать единым блоком.

Иными словами, вы будете одной фракцией?

В Кнессете? Я пока не знаю. Возможно мы разойдемся, возможно продолжим работать вместе. Пока не знаю. Мы успешно сотрудничаем и пока что вполне находим общий язык. Коалиционные переговоры мы точно будем вести как единый блок. Пока что мы все ставим перед собой одну цель: быть идеологическим стержнем будущей коалиции и вместе с "Ликудом" получить 61 мандат.

Я слушаю вас и понимаю, что словосочетание "технический блок" сходит с повестки дня.

Не сходит. Мы действительно технический блок, так как между нашими партиями есть разногласия в первую очередь по вопросам религии и государства. Пока что мы технический блок, и я не знаю, что будет после выборов.

Вы не говорите однозначно, что "Новые правые" будут самостоятельной фракцией в Кнессете.

В принципе, это то, что должно произойти. После завершения коалиционных переговоров блок распадется, каждая фракция будет действовать самостоятельно. Но я не знаю, что будет дальше, в политике бывают неожиданности. Вдруг нам будет комфортно вместе...

Но вы понимаете, что представленный список пугает, мешает голосовать за вас именно тем, кого вы хотели бы привести: умеренно правых, либералов в правом лагере?


Понимаю. Но, прежде всего, надо помнить, что мы все же разные партии. "Мы" – я имею в виду "Новых правых" и "Ихуд Мифлагот а-Ямин". А во-вторых, я глава партии, я задаю тон. Я призываю тех, кто голосовали в прошлый раз за "Новых правых", тех, кто до последнего момента сомневались, но в итоге проголосовали за "Ликуд" и другие партии, на сей раз голосовать за нас. Обещаю, что мы не разочаруем...

...Раз уж мы заговорили о несостоявшейся после прошлых выборов коалиции. Вы не раскаиваетесь в том, что вышли из "Байт Иегуди"?...Тогда, в конце декабря, вы выглядели, мягко говоря, неуверенной.

Не секрет, что мое отношение к этому шагу, который инициировал Нафтали (Беннет), было неоднозначным. Целью этого шага было увеличить правый блок. Тогда этот шаг не оправдал себя. Но мы извлекли уроки. "А-Ямин а-Хадаш" самостоятельная партия, которая является платформой для правого либерализма: свободной экономики, либеральных ценностей. Но сейчас ситуация совершенно особая...

Что произошло на переговорах с "Зеутом"? Они утверждают, что были близки к соглашению с Беннетом, а потом пришли вы и просто наложили вето.


Это не так. Они вели переговоры с Беннетом, когда речь шла о союзе только между "Новыми правыми" и партией "Зеут". Позднее, когда Беннет принял мою позицию по поводу необходимости большого объединения, была предпринята попытка договориться с ними. Не удалось...

После выборов в Кнессет 21-го созыва вы долго колебались. Вы не давали интервью, не выступали. Можете поделиться с нами своими сомнениями в тот период?


Если вы говорите о первых неделях после выборов, то я планировала вступить в "Ликуд", не баллотироваться в Кнессет, так как списки были закрыты, и временно вернуться "на гражданку".

Что вас остановило?

Прежде всего, я увидела, что правый лагерь находится на очень опасном перекрестке, есть реальная опасность поражения, и надо объединять всех. У меня нет привилегии идти зарабатывать деньги. С другой стороны, политика – это использование возможностей. Я увидела, что появилась возможность вернуться, не просто вернуться, а вернуться на позицию лидера, и я решила ее использовать.

Иными словами, изначально вы планировали присоединиться к "Ликуду" и готовиться к будущим выборам.
Да.

Несколько недель назад я беседовал с Зеэвом Элькиным. Он сказал: "У меня нет никаких сомнений в том, что на следующих выборах Айелет Шакед будут баллотироваться в "Ликуде"". Он прав? "Новые правые" для вас – запасной аэродром?


Я не знаю, что будет в дальнейшем. Я знаю, что есть сейчас. Сейчас у меня были две возможности: или идти зарабатывать деньги, или возглавить "А-Ямин а-Хадаш".

Если бы Нетаниягу предложил вам бронированное место? Это обсуждалось, об этом говорилось все время?

Это происходило внутри "Ликуда". Я не оцениваю гипотетические сценарии...

И я снова спрашиваю, как вы собираетесь ее решать? Как вы остановите уход к Либерману тех светских правых, которые смотрят на список, пожимают плечами и говорят "Радикально религиозный список. Не для меня"?

Это неправда. Как можно говорить такое, когда список возглавляет светская женщина...

Айелет, вы хотите, чтобы я процитировал тех, кто называет вас "фиговым листком"?

Секунду. Как можно говорить о радикальном списке, когда в нем более чем либеральный Нафтали Беннет, более чем либеральный Матан Каана, Рони Сасовер – светская, Шай Маймон – супер либерал, Идит Сильман – либерал. 80% списка – либералы, но из-за того, что Смотрич настолько доминантен, нас считают радикалами.

***

Раз уж вы от Смотриче, то скажите честно, как долго вы рвали на себе волосы, услышав его выступление на конференции "Гилель"?


По сути, он не сказал ничего из ряда вон выходящего... Он сказал: "Я религиозный человек, но понимаю, что в государстве живут и другие люди, с которыми надо считаться". Я хочу сказать вам, что вся эта борьба вокруг вопросов религии и государства – это борьба за голоса избирателей. За этим ничего не стоит. Мы все живем в одной стране, религиозные и светские, и должны уважать друг друга.

Да, но вы же понимаете, что когда избиратели, те самые правые либералы, слышат про "государство Галахи" и прочие подобные вещи, они не идут за вас голосовать.


Но нет государства Галахи. Нету. И никто не собирается его здесь создавать, все это предвыборные лозунги. Мы живем в еврейском и демократическом государстве, каким его создали отцы-основатели, в котором каждый может жить так, как считает нужным. Вспомните, какой шум был вокруг закона о работе торговых точек по шаббатам. Что-нибудь произошло? Что-нибудь изменилось? Ничего. Это все политические комбинации. Статус-кво сохраняется, маколеты не закрываются и не открываются. Все остается как было...
http://txt.newsru.co.il/israel/07aug2019/shaked_int_701.html

Интервью с Моше Фейглиным (14.08.2019)

Отрывки.

...После провала на выборах вы впервые приняли стратегическое решение искать союзы, проверять возможности альянсов.

Верно.

Вы вели переговоры с Беннетом. Что не сложилось?

Это были не просто переговоры. Все было закрыто. Мы пожали друг другу руки. Все было закрыто настолько, что мы договорились через три или четыре дня выступить на совместной пресс-конференции и объявить о том, что "Зеут" и "Новые правые" пойдут на выборы вместе. Это было задолго до того, как Айелет Шакед вернулась и возглавила "А-Ямин а-Хадаш". Но после рукопожатия Беннет исчез. Если я правильно понимаю, то он изначально не собирался заключать соглашение, а использовал нас в качестве карты на переговорах, которые вел с Шакед.

Ниже есть продолжение.

Что было согласовано между вами и Беннетом?

Что мы идем на выборы единым списком.

Он первый, вы второй?

Мы договорились отложить решение этого вопроса. Я предлагал открытые праймериз, он не очень знал сам, чего хочет. В какой-то момент я согласился быть вторым.

Все это звучит очень странно. Я беседовал с приближенными Беннета в тот период. Они откровенно говорили о желании идти на выборы вместе с вами.

Да, он хотел. И когда возобновился его союз с Шакед, он хотел, чтобы мы были частью его. Но я говорю о раннем периоде. Мы говорили о техническом блоке двух партий, которые поведут за собой остальных. Но Беннет повел себя непорядочно и все принес в жертву союзу с Шакед, которая хотела вернуться к старому МАФДАЛю.

Были слухи и о том, что вы ведете прямые переговоры с Шакед.

Такие переговоры даже не начинались. Она изначально не хотела союза с "Зеут". Она тянула и тянула время. Знаете, когда ты кого-то не хочешь в компании, ты оставляешь переговоры с ним на завершающую стадию, и к тому моменту уже все распродано и торговать нечем. Она не хотела нас в союзе правых партий.

Почему? ...Она не дала убедительного объяснения...

Его нет. Она сознательно отказалась от электорально выгодного союза. Как вы хотите, чтобы она это объяснила? Минимальная политическая логика диктовала ей союз с нами. Сколько голосов принес ей Смотрич? Сколько он весил в прошлый раз, когда шел с "Оцмой"? Она отказалась от союза, который приносил ей максимум голосов. Почему она это сделала? У меня есть предположения, но я бы не хотел их высказывать.

И все-таки?

Как вы думаете, почему Смотрич наложил вето на союз с нами в рамках большого блока?

Почему?

У меня есть версии, но они выходят за рамками политики и находятся в области философии. Я не могу их доказать.

Но это вопрос, который стоит на повестке дня, господин Фейглин. После выборов, если вы не пройдете электоральный барьер, начнется подсчет мандатов, выброшенных в корзину, начнут задавать вопросы, почему вас не было в союзе.

Прежде всего, должен сказать, что максимальная консолидация правого лагеря, использование всех его электоральных ресурсов, никогда не занимали высокое место в порядке приоритетов Шакед и Смотрича. Это касалось не только нас, а также того, как велись переговоры с "Оцма Иегудит". Сегодня я могу сказать, что мои руки чисты, я сделал все для того, чтобы правый блок консолидировался.

При этом вы тоже никогда не были большим борцом за единство правого лагеря.

Я не могу сказать, что мне плохо сейчас. После апрельских выборов мы извлекли уроки, я проглотил очень горькую пилюлю, так как считаю, что смысл и значение нашей партии на политическом поле далеко выходит за рамки разделения на левых и правых. Я сказал, что готов на объединения и союзы. Мы сняли с повестки дня вопрос о том, кого мы порекомендуем на пост главы правительства. Эти два параметра мы приняли на себя и готовы были идти с этим до конца. Но после того, как нас не приняли, я не могу сказать, что слишком расстроен. Это только означает, что они поняли то, что я понял давно: мы не подходим им, они не подходят нам, и каждый должен идти своей дорогой.

И все же, почему вас не приняли?

Мне проще объяснить с позиции Смотрича, но это верно в известной степени и в отношении Айелет. "Зеут" расшифровала код, позволяющий объединить самые разные группы населения, расшифровала код израильского единства. Мы не запускаем маленькое суденышко в плавание по Кинерету, представляя это дело как начало похода флагманского авианосца в Атлантический океан. Смотрич ведет себя именно так.

Играет в крупного лидера, плавая по Кинерету?

Кинерет – это символ секторальности. Смотрич всегда останется при дворе своего ребе. Он не ведет с вами диалог равного с равным. Он читает вам мораль, он грозит вам пальцем. "Зеут" – это совсем иное. И Смотрич понимает это, и понимает, что никогда не перестанет быть секторальным. Поэтому он чувствует, что обязан уничтожить нас. Он готов выколоть себе глаз, если он знает, что мы ослепнем.

Шакед такая же, как Смотрич, в этом смысле?

Шакед хочет быть лидером правого лагеря. Она мечтает о провале правого лагеря на этих выборах, поэтому ей совершенно неважно, сколько мандатов блок принесет – самое главное быть уверенной, что он проходит в Кнессет.

Вы уверены в том, что говорите? Шакед мечтает о провале правого лагеря на выборах?

Подумайте. Если правый лагерь проваливается, то Биби уходит, судя по всему в тюрьму. Если Биби уходит, начинается хаос в "Ликуде", и это прекрасный фон для того, чтобы вернуться как спасительница правого лагеря. Она этого, кстати, почти не скрывает. "Новые правые" интересуют ее как прошлогодний снег. "Новые правые" – это технологическое средство. Был МАФДАЛ, был "Байт Иегуди", теперь есть "Новые правые". Это все одно и то же. Посмотрите на их список. Это тот же МАФДАЛ, только с Шакед во главе. И в этом смысле мы представляем для нее угрозу, и она чувствует, что должна убрать нас с дороги. Она встречалась со мной дважды и один раз разговаривала по телефону. Это были очень приятные беседы без какого-либо намека на переговоры. А потом стало ясно, что блок сформирован, и нам там места уже нет. Это все равно, что я захочу продать вам компьютер, и буду вести переговоры, одновременно уже договорившись о продаже компьютера третьему лицу. Так не делается, это только свидетельствует о том, что Шакед не хотела союза с "Зеут".

Как Беннет объяснил вам свой отказ?

На самом деле, я в какой-то момент допустил ошибку и поставил временные рамки. Мол, если до такого-то дня нет решения, то переговоры заканчиваются. Я не готов был на роль ожидающего в углу. Он уцепился за это, заявил, что не готов на ультиматумы и прервал контакты. Думаю, что просто искал повод их прервать. Параллельно вспыхнул кризис в нашей партии. Кризис непростой.

Об этом чуть позже.

Как бы то ни было, Шакед, Смотрич и остальные решили, что мы не справимся с кризисом, и они поживятся нашими голосами.

И вы не жалеете, что все сложилось именно так.

Нисколько. Послушайте, я был много лет в "Ликуде". Ушел оттуда в тот момент, когда понял, что никогда не смогу достигнуть своих целей в "Ликуде". Нетаниягу сформировал там такие правила игры, что я никогда не смогу эффективно побороться за лидерство. Знаете как говорят, лучше быть первым в деревне, чем последним в городе. Но быть последним в деревне?

Когда я вас слушаю, то могу подумать, что беседую с человеком без эго. Вы ушли из "Ликуда" не потому, что оказались за пределами предвыборного списка, вы не вошли в блок с правыми не потому, что вам отказали в реальном месте. Все идеология. Из уст политика это звучит неубедительно.

У меня есть эго. Но я не обычный политик. Я политик с идеями.

Именно об этом я и говорю. Вы никогда не действуете по причинам политическим.

Конечно, действую. Но моя политика иная. Я стремлюсь к продвижению моей идеологии, а не к получению места.

И из "Ликуда" вы ушли не потому, что вас просто выбросили за пределы списка?

Меня не выбросили. Это политическая игра. Вы что думаете, когда Нетаниягу организовал трюк, в рамках которого я не попал в Кнессет, это был первый подобный случай? После выборов 2009 года он перевернул всю внутрипартийную систему, чтобы перевести меня с 16-го места на 36-е. И тогда я не ушел из партии. Я нормальный человек, у меня есть эго. Еще какое эго есть. Но вопрос в том, что идет раньше – ценности или эго. Мне кажется, хотя и трудно оценивать самого себя, но мне кажется, что я, как правило, могу подчинить эго ценностям. И кстати, мое пребывание в "Ликуде" доказывает это. Я готов был не обращать внимания на унижения, на трюки, на все что угодно. Двадцать лет был "Ликуде" и всего один раз в Кнессете. Но когда стало ясно, что реализация моих планов, идей, моей идеологии невозможна, я ушел в ту же секунду.


***

...Многим избирателям неприятно голосовать за "Ликуд", многие отлично знают и понимают, кто такой Либерман. Есть немало русскоговорящих израильтян, которые достаточно интеллигенты, чтобы понять все, что нужно об этом человеке. Остаются две возможности. Либо МАФДАЛ, который вдруг стал либеральным. Великий либерал Моти Йогев, великий либерал Бецалель Смотрич и великий либерал Рафи Перец в главе с Айелет Шакед, которая хотела закрыть газету, не соответствующую ее взглядам (голосование за "закон Исраэль а-Йом" – прим. ред.), и Нафтали Беннетом, который давал легитимацию бесчеловечному обращению с подростками, задержанными по делу (о поджоге в арабской деревне) Дума. Их пытали, а он призывал верить юридической системе. Найдите один случай, когда "либералы" Шакед и Беннет должны были выбирать между идеологией, которую якобы продвигали, и личной выгодой, и они выбрали бы идеологию. Ни одного случая. Так что у избирателей есть выбор между этими великими либералами и партией "Зеут", которая является действительно либеральной, и с этим никто не спорит. И вы предлагаете мне взять единственную возможную альтернативу и выбросить для того, чтобы спасти этот фейк, именуемый Шакед?..

***

Почему вы расстались с раввином Амсалемом?

Я очень люблю и уважаю этого человека. Но оказалось, что он не приносит тех электоральных плодов, на которые мы рассчитывали. Более того, он вызывал раздражение в некоторых кругах.

На какой почве?

На разной.

Этнической?

В том числе.
http://txt.newsru.co.il/arch/israel/14aug2019/feiglin_int_701.html

11 августа 1973 года на телеэкраны СССР вышел сериал «17 мгновений весны» (11.08.2019)

Сокращено.



Военная драма о советском разведчике, внедрённом в высшие эшелоны власти нацистской Германии, снималась с 1971 по 1973 год. Показ фильма должен был начаться ко Дню Победы в мае 1973 года, но был отложен по политическим соображениям, из-за визита в эти дни советского лидера Л. И. Брежнева в ФРГ. Первую серию картины зрители увидели 11 августа 1973 года...

Ниже есть продолжение.

Юлиан Семёнов (Ляндрес) — написал одноимённую книгу. Режиссёр Татьяна Моисеевна Лиознова создала 12-серийный телефильм. Леонид Соломонович Броневой (Факторович) гениально воплотил образ хитрого и смертельно опасного гестаповца Мюллера.

В романе нет фрау Заурих. Её придумала Татьяна Лиознова, чтобы «очеловечить» образ Штирлица. Лиознова сначала приглашала на эту роль Фаину Раневскую, но та, просмотрев наброски сочинённых для неё Ю. Семёновым сцен, наотрез отказалась. В итоге фрау Заурих сыграла Э. Мильтон, а эпизоды с ней пришлось сочинять режиссёру, порой импровизируя перед камерой. Лиознова вспоминала об этой работе с Эмилией Мильтон: «…мне так жалко было её отпускать, что я тут же садилась за сценарий и писала продолжение их встреч»

Сериал многократно транслировали в течение сорока лет, имена некоторых его персонажей стали частью поп-культуры, будучи воспроизведёнными в многочисленных иронических образах и анекдотах, как лояльных, так и «антисоветских». За эту картину Лиознова была награждена орденом Октябрьской революции.

По свидетельству гениального композитора, автора музыки к фильму — М.Таривердиева, режиссёр хотела вставить себя в титры кинофильма и в качестве сценариста, поскольку существенно адаптировала и изменила авторский сценарий для съёмок. Однако этому решительно воспротивился сам Юлиан Семёнов, в итоге спор двух творческих личностей разрешил их общий близкий друг, композитор Таривердиев, сказав Лиозновой: «Таня, ты не права». Лиознова восприняла это с яростью, однако вынуждена была согласиться, после чего её отношения с Юлианом Семёновым и Микаэлом Таривердиевым были испорчены на многие годы. После того как фильм был впервые показан на советском телевидении, режиссёр Татьяна Лиознова получила от зрителей 12 мешков писем и прочитала все письма

Песни блестяще исполнил Иосиф Давидович Кобзон. А «голосом за кадром» сериала стал голос Ефима Залмановича Капеляна.

Собирательный образ Штирлица, отмечал Юлиан Семёнов, воплотил в себе лучшие черты известных советских разведчиков, таких как Кузнецов, Зорге, Абель и других. По свидетельству писателя Бориса Эскина, друга и собеседника Юлиана Семёнова, наиболее ценными при создании образа Штирлица стали появившиеся в 1960-х годах сведения о деятельности советского агента в Берлине, офицера гестапо Вилли Лемана по кодовой кличке «Брайтенбах». По мнению писателя и историка спецслужб Теодора Гладкова, история Брайтенбаха стала «озаряющей идеей», которая вдохновила Юлиана Семёнова на образ Штирлица...

...Пусть сериал «17 мгновений весны» напомнит о том, что за лоском и «законностью» нацистской Германии явно проступают человеконенавистничество, смерть и ужас поколений...
https://cursorinfo.co.il/all-news/11-avgusta-1973-goda-na-teleekrany-sssr-vyshel-serial-17-mgnovenij-vesny/

Холокост евреев Северной Африки включён в экзамен на аттестат зрелости

Заметка полностью.

Впервые в экзаменационные билеты будут включены вопросы о Холокосте евреев Северной Африки во время Второй мировой войны.

По сообщению «Аруц шева», новый министр просвещения раввин Рафи Перец распорядился вернуть в экзамены на аттестат зрелости тему Холокоста, причем не только европейского еврейства, но, впервые, и тунисских и ливийских евреев. Четыре года назад вопросы о Холокосте европейского еврейства были исключены из экзаменационных билетов в рамках реформы, введенной бывшим министром образования Шаем Пироном. При этом Холокост по-прежнему изучался в школах.

Ниже есть продолжение.

В прошлом году тогдашний министр просвещения Нафтали Беннет объявил, что вопросы о Холокосте будут включены в экзаменационные билеты со следующего учебного года. Нынешний министр просвещения раввин Рафи Перец сказал, что решение о включении Холокоста евреев в странах Африки в обязательный исторический материал является моральным обязательством, уравнивающим всех учащихся. «Наш долг — заставить каждого учащегося и ученика почувствовать, что они являются важной частью истории, … которая принадлежит всем слоям израильского общества».
https://cursorinfo.co.il/all-news/tema-holokosta-vnov-vklyuchena-v-ekzameny-na-attestat-zrelosti/

"Демократический лагерь" будет альтернативой власти правых. Интервью с Ницаном Горовицем

Почти полностью.

27 июня в партии МЕРЕЦ произошла смена лидера. Ницан Горовиц, который был депутатом от партии в Кнессетах 18-го и 19-го созывов, победил Тамар Зандберг и возглавил левое движение. Позднее МЕРЕЦ объединилась с партией Эхуда Барака, и возник блок "Демократический Израиль".

В интервью NEWSru.co.il Ницан Горовиц рассказывает о причинах объединения левых, о совместной работе с Эхудом Бараком и об отношении к Авигдору Либерману.

Ниже есть продолжение.

Господин Горовиц, вы уже были депутатом, вы хорошо разбираетесь в политике. Не знаю, получали ли вы удовольствие от пребывания в Кнессете, но у вас была успешная карьера на телевидении. Извините, зачем вам все это надо?

Да, вы правы. Я успешно работал на телевидении, занимался интересными делами. Но на прошлых выборах политический лагерь, к которому я принадлежу, был практически полностью стерт с карты. Я человек, живущий политикой, мне важна эта партия, мне важно израильское общество, я сейчас говорю совершенно откровенно.

Определите "ваш политический лагерь", который почти был стерт. Его границы?

Левый лагерь. Если хотите, лево-сионистский лагерь. Все, что левее "Кахоль Лаван", то есть МЕРЕЦ и партия "Авода". Посмотрите на карту – эти партии почти исчезли. Мне было очень тяжело это видеть. Но тут пришли новые выборы, так как Нетаниягу не смог сформировать коалицию. В нашей партии есть возможность инициировать новые выборы лидера. Были праймериз, я одержал победу, и как глава МЕРЕЦ повел партию на формирование "Демократического лагеря" со Став Шафир, Эхудом Бараком, Яиром Голаном и остальными. Сейчас кажется, что это было очень давно, на самом деле нашему блоку всего две с половиной недели.

Зачем нужно было менять главу партии Тамар Зандберг через год с небольшим после ее избрания. Что она делала не так?

Я считал, что могу принести лучший результат, и очень хотел, чтобы МЕРЕЦ объединился с другими силами. Это мне удалось. Обратите внимание, что Тамар Зандберг заняла второе место на праймериз в предвыборный список МЕРЕЦ, в общем списке она на четвертом месте. Мы регулярно общаемся, она представляет МЕРЕЦ в центральной избирательной комиссии.

Еще до официального возвращения в политику, вы пытались перед прошлыми выборами привести к объединению "Аводы" и МЕРЕЦ.

Верно.

Что не сработало?

Не было желания.

У кого?

В первую очередь, у Ави Габая и у партии "Авода". Перед этими выборами мы тоже пытались и, к сожалению, вновь не преуспели на переговорах с Амиром Перецом.

Как вы это объясняете?

На первый взгляд речь идет об ошибке Амира Переца. Почему он принял такое решение? Я полагаю, что он ищет дорогу в правительство после выборов. В правое правительство, причем. Они этого совершенно не скрывают, они говорили об этом открыто и прямо в СМИ.

Они говорили разные вещи. Их позиция не очень ясна.

Зато наша позиция ясна и понятна. Мы не войдем в правительство с правыми, мы хотим, чтобы в Израиле была другая коалиция. Думаю, что дело именно в этом. Он поворачивается лицом к правым, надеется принести мандаты правых избирателей.

Вы не думаете, что ему это удастся?

Не знаю. Я прежде всего хочу принести мандаты своих избирателей. Я не хочу идти вправо, я хочу, чтобы мы исчерпали весь потенциал голосования левых избирателей. Мы левые и хотим сформировать альтернативу. Если бы я был правым, то голосовал бы за "Ликуд", голосовал бы за партию Айелет Шакед. Но я хочу сменить власть. Я не хочу, чтобы все оставалось по-прежнему.

И Амир Перец говорит вам, что для этого необходимо проникнуть в лагерь правых избирателей и принести оттуда несколько мандатов. Иначе вы занимаетесь переделом голосов внутри своего лагеря.

И как это сделать? Только твердо отстаивая свои позиции. Если ты сам становишься подобием правых, то что ты изменил? Вон "Кахоль Лаван" уже говорят о том, что готовы идти с правыми. Ну и где здесь перемены? Тот, кто хочет изменений, должен представить альтернативу. Мы в "Демократическом лагере" ее представляем. Мы говорим о борьбе с расизмом, о борьбе с подстрекательством, о сохранении власти закона, о защите судебной системы, о политическом урегулировании конфликта с палестинцами, об отделении религии от государства. Это изменение. Тот, кто его не хочет, пусть не притворяется, пусть голосует за правые партии.

Насколько естественным для вас был союз с Эхудом Бараком?

Во-первых, я должен сказать, что сильно и приятно удивлен результатами этого союза. Всегда при формировании блоков есть опасения, особенно когда речь идет об идеологической партии. МЕРЕЦ много лет существовала сама по себе. Но я должен сказать, что в целом и Эхуд Барак, и его люди – Яир Голан, Ноа Ротман и другие, Став Шафир, Гилад Карив – все, кто пришел из "Аводы" и других движений, высказывают позиции, которые очень близки к нашим.

Есть идеологическая близость между Эхудом Бараком и Ницаном Горовицем?

Почитайте, что он говорит, что говорят его люди о переговорах с палестинцами, о демократических институтах, о религии и государстве. Это почти наши слова, почти наша риторика.

Эхуд Барак, будучи премьер-министром, не был представителем мировоззрения МЕРЕЦ.

Верно. Но когда он был премьер-министром, партия МЕРЕЦ была в правительстве, а Йоси Сарид был министром просвещения.

Очень недолго.

Но сейчас он говорит практически нашими словами.

Дела Джеффри Эпштейна, связи Барака с ним, вам не мешают?

Мне мешает, что есть премьер-министр, который является кандидатом в обвиняемые во взяточничестве. Против Барака нет не только обвинений, нет и не было расследования, он ни в чем не подозревается, ему ничто не инкриминируется. А грязь, бросанием которой любят заниматься в социальных сетях, на меня впечатления не производит. Я помню, какие слухи "Ликуд" распространял в социальных сетях про Бени Ганца перед прошлыми выборами. На здоровье. Я понимаю, почему они это делают. Барак беспокоит их, он очень резок и непримирим в отношении Нетаниягу. А они в свою очередь раскапывают грязь по его поводу. Еще до гибели Эпштейна Барак говорил нам, что он более не собирается поддерживать контакты с ним, что он раскаивается в том, что такие контакты вообще были. Повторяю, никаких подозрений или обвинений Бараку не предъявлено. Я фокусируюсь на общей политической цели: формировании структуры, которая даст наилучший результат на выборах. А объяснения должны давать правые, где полно обвиняемых в коррупции: Нетаниягу, Битан, Хаим Кац, Лицман.

Этот союз не является попыткой просто спасти партию Барака, которая не проходила электоральный барьер?

Дело не в спасении. Это политический союз, цель которого – сохранить голоса и принести дополнительные голоса тех, кто хочет видеть крупную партии. Люди сегодня не в восторге от идеи голосования за небольшие партии. Я хочу вам напомнить, что и МЕРЕЦ была небольшой партией, и ей было непросто выжить. Партии "Авода" непросто выжить.

И такой союз не стирает идеологическую идентичность МЕРЕЦ?

Нет. Послушайте, что говорит Барак, что говорит Став Шафир, что говорю я. Причем не в закрытых комнатах, а в интервью. Мы говорим практически одно и то же. Есть какие-то нюансы, но в целом я не вижу разницы в наших позициях. Это кстати, касается не только лидеров. Яир Голан, занимающий третье место, говорит то же самое.

Если мы говорим о местах, то объясните, почему Эхуд Барак взял десятое место. Ему не хочется быть в Кнессете?

Эхуду Бараку важно, чтобы произошла смена власти, чтобы произошли изменения в политике. Я не уверен, что он видит себя, находящимся в эпицентре этих изменений. Он хотел быть тем, кто их катализирует. Он хочет быть тем, кто помогает.

И он помогает?

О, да. Я привожу определенный электорат, Став Шафир приносит определенный электорат, и он приносит определенный электорат. И это не одни и те же люди. Я говорю вам сейчас о том, что мы видим в исследованиях. Есть люди, которые очень высоко его ценят. Это участники демонстраций на улице Ротшильда, это сторонники движений по борьбе с коррупцией, это левоцентристы. У нас есть самые разные области деятельности, и каждый из нас курирует, если можно так сказать, свои темы. Став Шафир – это молодежь, женщины, социальная сфера, борьба с неравенством, проблемы интеграции. У меня – вопросы религии и государства, связь с общиной ЛГБТ, дипломатический процесс. У нас есть четкое "разделение труда".

Как выстроена структура "Демократического лагеря"?

У нас есть общее руководство.

Вы глава партии?

Я первый номер в предвыборном списке. Став Шафир – вторая, Яир Голан – третий, Эхуд Барак десятый и так далее. Предвыборную кампанию мы ведем вместе, штаб у нас общий.

Как принимаются решения?

Мы постоянно координируем шаги между собой. Мы разговариваем по несколько раз в день и согласовываем разные вопросы. Все происходит достаточно гармонично.

Вы заговорили о Став Шафир. Выступая на "Галей ЦАХАЛ", она заявила, что не надо интервьюировать Итамара Бен Гвира и сравнила его с Гитлером. "Если бы Гитлера можно было бы вывести в эфир, вы стали бы это делать?" – спросила она. Ваше мнение?

Права на все 100%.

Даже так? Не надо интервьюировать Итамара Бен Гвира? Так считаете вы, журналист?

Определенно. Весь вопрос в том, какая цель ставится. Что такое интервью продвигает, и какие интересы обслуживает. Если это опять подстрекательство, если это расистские высказывания в отношении других людей, это совершенно нелегитимно и не должно звучать. Это уже не политическая дискуссия, в которой могут быть такие мнения и другие мнения. Расизм – это красная черта. Это все равно, что делать интервью с антисемитом. А что такого? У него такое мнение о евреях, у вас другое. Я считаю, что это нелегитимно. И сам я, честно говоря, стараюсь не участвовать в дискуссиях, где он присутствует.

Почему?

Потому что. Потому что присутствием с ним на одной сцене я даю ему легитимацию. Это неправильно.

Вы считаете, что "Оцме Иегудит" надо было запретить участвовать в выборах?

Да.

А БАЛАД?

Нет. Я не думаю, что это одно и то же, я не думаю, что можно проводить такие параллели. Я не состою в партии БАЛАД, у меня много критики в ее адрес, я сионист, а они находятся совсем на других позициях. Но давайте скажем честно: члены БАЛАД не позволяют себе расистских заявлений по поводу других людей, по поводу евреев. БАЛАД никогда не позволят себе высказываний подобных тем, что делает Гопштейн о браках евреев с не еврейками и тому подобном. Это чистый воды расизм, и я считаю, что "Оцма Иегудит" не должна быть допущена. В итоге по-любому все будет решать суд, но у меня есть свое мнение, и я считаю, что "Оцму" нельзя допускать до выборов.

Вы сказали, что вопросы религии и государства находятся в вашем ведении.

Я этим вопросом занимаюсь очень много лет.

И вот неожиданно для всех в Израиле появился борец с религиозным диктатом по имени Авигдор Либерман.

Не смешите меня. Где он был все годы, когда сидел в правительстве с ультраортодоксами и голосовал против всех законопроектов в этой области? Сейчас ему это удобно с точки зрения успеха на выборах, и он подхватил тему. Но за много лет пребывания в правительствах вместе с ультраортодоксами он не сделал ничего. "Слово – это слово"? Ни одного слова правды.

Но пока что он перехватил у вас одну из главных тем повестки дня.

Ничего он не перехватил. Сегодня он говорит одно, а завтра, если решит войти в правительство, будет говорить совсем другое. Мы никогда от своей повестки дня не отказывались, не отказываемся и отказываться не будем. А он давал столько обещаний, что даже вспоминать не хочется. Одного Ханийи и 48 часов достаточно. У нас в иврите есть выражение: слова денег не стоят. Это означает – можно говорить все, что угодно. Вот он и говорит. А мы ведем постоянную борьбу за права людей. До возвращения в политику я был главой движения "Исраэль хофшит" ("Свободный Израиль"). Еще два месяца назад я возглавлял это движение и видел до какого абсурда дошла ситуация. Сотни тысяч израильтян, я хотел сказать русскоязычных, но некоторые из них уже выросли здесь и даже по-русски не говорят, не являются евреями по Галахе и не могут реализовать самое естественное свое право – заключить брак. И чем дальше, тем ситуация хуже. Проверки ДНК, требование представить фотографии могил бабушки и дедушки. Полная чушь. Нужно закрыть раввинат, нужно отделить религию от политики.

Секунду, в начале интервью вы говорили об отделении религии от государства. Постепенно смягчаете позицию?

Не смягчаю, а объясняю. Не должно быть политического вмешательства в религиозные вопросы. Религиозные и ультраортодоксальные партии должны руководить религиозными структурами и контролировать их. Вот и все. Я не стремлюсь к тому, чтобы в Израиле не было религии, я не стремлюсь к тому, чтобы в Израиле не было религиозных людей, синагог или церквей. Моя цель не в этом. Я хочу, чтобы религию извлекли из политических институтов государства.

Вы хотите, чтобы религию извлекли из любых государственных институтов?

Именно политических.

Из школ?

(пауза) Да. Как религию – да. Историю надо учить, историю еврейского народа надо учить, я все это учил тоже. Но без молитв, без заповедей и тому подобного. Этого в школах быть не должно. Есть религиозные школы, есть ультраортодоксальные школы – там, пожалуйста. Но есть и светские школы, где не должно быть религии, не должно быть религиозной промывки мозгов. Многие жалуются, что в той или иной форме это появляется в светских школах. А вот это очень плохо.

Я сейчас не буду спорить о том, хорошо это или плохо. Но для реализации любых убеждений нужна политическая сила. А в настоящий момент складывается впечатление, что вы сражаетесь в заранее проигранной войне.

Я никогда не знаю заранее, что будет. Посмотрим на результаты выборов. Я, кстати, вполне оптимистичен.

Нарисуйте мне сценарий, при котором создание левоцентристского правительства становится реальным.

Прежде всего, нужно повысить процент голосующих. На последних выборах, процент голосовавших был одним из самых низких, а в арабском секторе самым низким в истории – 49%, это вообще ничто. Если сумеем повысить процент голосования, если сумеем сформировать четкую и мощную альтернативу, это не позволит "Кахоль Лаван" сразу побежать в правительство.

Как вы можете им помешать?

Если мы будем достаточно сильны, то они не смогут этого сделать. И появится шанс на то, что основой правительства будут левоцентристские партии. Несколько дней назад я встречался с группой юношей и девушек. Для них Биби – это кто-то, кто всегда был и всегда будет.

Если им сейчас по 16, то было по 6, когда он стал премьер-министром.

Да, они другого не помнят. Но я говорил с ними о том, что его премьерствование не вечно. Ни в одной книге не записано, что он всегда будет премьер-министром. Был долго, пора сменить.

Вы будете готовы войти в коалицию с ультраортодоксами?

Я всегда говорю, что не отвергаю никого, кроме взяточников и расистов.

Ну, тогда вы вполне можете сотрудничать с Беннетом, например.

(смеется) Тут уже возникает вопрос, какое правительство формируется. Я хочу перемен в политике, серьезных изменений. В правительстве перемен мы будем рады работать. Но участие в правительстве – не самоцель. Нет идеи входить в любое правительство. Это то, что собирается делать Либерман.

Это совсем не то, что он декларирует.

А что он декларирует?

Что войдет лишь в правительство национального единства. Вы не слышали этого его условия? Он его повторяет довольно часто.

Он каждый раз говорит разное. То он говорит, что порекомендует того, то он говорит, что порекомендует этого. Я не отношусь к его словам серьезно, он держит нос по ветру. Это не позиция. Мы со своей стороны говорим очень ясно и четко, что войдем только в правительство, которое ведет к изменению политики, которое ведет к переменам.

Но сегодня даже "Кахоль Лаван", самая большая партия вашего блока, говорит о том, что их первым шагом после выборов будет попытка сформировать правительство национального единства с "Ликудом" без Нетаниягу.

Очень печально. Именно поэтому наша предвыборная кампания фокусируется именно на них. Мы считаем такую позицию трусостью. Кто является избирателем "Кахоль Лаван"? Те, кто раньше голосовали за "Сионистский лагерь" и МЕРЕЦ, а теперь голосуют за "Кахоль Лаван", чтобы привести к изменениям.

Чтобы выкинуть Биби.

Не только Биби. Обвинения в коррупции там есть и у других. Это Биби и его политика. И если "Кахоль Лаван" заявляют, что их первой и, собственно говоря, главной целью, является правое правительство, то где здесь изменения? Кто-то в "Кахоль Лаван" согласен на ротацию, кто-то нет, кто-то готов работать при Биби, кто-то нет. Даже в этом они не могут найти общий язык. Ганц должен наконец решить, что он собирается делать.

Вас, как человека последовательных левых взглядов, не удручает отсутствие сильной левой партии, которая поборолась бы за власть? С левой стороны нет альтернативы.

Что касается "Кахоль Лаван" – это конечно большое разочарование. Но мы делаем все, что в наших силах. Мы хотим со временем стать альтернативой. Наши усилия направлены не только на результат 17 сентября. Для меня это не прогулка на несколько недель, я здесь надолго.

Иными словами, "Демократический лагерь" – это не только предвыборный проект.

Отнюдь. Мы собираемся формировать движение, цель которого стать альтернативой, стать важным, влиятельным фактором в израильской политике.

Партия МЕРЕЦ прекратила свое существование?

Совсем нет. Я хочу вам напомнить, что МЕРЕЦ тоже возникла как блок партий, и это принесло замечательные результаты. Сегодня МЕРЕЦ – часть "Демократического лагеря", и наша задача, постепенно набирая силу, превратиться в важный фактор израильской политики. Так действует любая партия.

Не всякая партия представляет себя в качестве властной альтернативы.

С моей точки зрения, каждая партия должна к этому стремиться, иначе нет смысла в ее существовании.

Партия "Авода" исчерпала свою роль в израильской политике?

Партия "Авода" оставила в стороне вопрос мирного процесса, что было неотъемлемой частью ее повестки дня на протяжении многих лет. Партия "Авода" почти не говорит о вопросах религии и государства. Это очень разочаровывает. Более того, они не отрицают возможности участия в правительстве "Ликуда", возможно даже сотрудничества с Нетаниягу. Что можно сказать о такой партии?

Но избиратели сегодня смотрят не только на партию "Авода", но и на весь левоцентристский блок, и видят несколько партий, вся идеология которых – это избавиться от Нетаниягу. "Только не Биби".

Цель – избавиться не только от Нетаниягу. Уйдет Нетаниягу, придет кто-то другой. Подлинная цель – сменить "Ликуд", сформировать левоцентристское правительство. Это гораздо больше, чем "только не Биби". Людям трудно понять, особенно правым, что для общества не полезно слишком долгое пребывание у власти политической силы одной и той же направленности. Иногда нужно менять.

Вы бы говорили, что иногда нужно менять, даже если бы у власти десять лет были левые?

Факт остается фактом – левые были долго у власти, потом их сменили. Время от времени власть должна меняться. Когда этого не происходит, когда министры "приклеиваются" к своим креслам, начинаются различные отрицательные процессы. Посмотрите на Нетаниягу.

В 1992 году, когда МЕРЕЦ только возникла, за эту партию голосовали очень многие русскоязычные израильтяне. Кстати, даже сейчас, по опросам, которые проводит наш сайт, ваша партия получает больше "русских" голосов, чем "Авода". И в то же время, вы очень далеки от этой части общества.

Во-первых, тема религии и государства, которая естественным образом волнует многих русскоязычных избирателей, является одной из главных в нашей повестке дня. Мы этими вопросами занимаемся постоянно, и не собираемся прекращать. Мы готовим небольшую кампанию на русском языке. Мы вообще обращаемся к самым разным слоям общества: у нас есть арабский штаб, англоязычный штаб, франкоязычный штаб, и есть русскоязычные активисты. Мы действительно считаем русскоязычных избирателей своим электоральным потенциалом. В первую очередь, я говорю о более молодом поколении. Там гораздо больше открытости по отношению к нам, гораздо больше понимания нашего мировоззрения. Как я уже сказал, в первую очередь, среди молодежи.

Когда вас избрали главой МЕРЕЦ, были те, кто считали, что повестка дня партии изменится. Что вопрос территорий и переговоров отойдет на второй план, и вы сфокусируетесь на проблемах религии и государства и тому подобном.

Я думаю, что нельзя разделить эти две темы. Проблема конфликта с палестинцами не находится на Луне. Это здесь, граница в нескольких десятках километров от места, где мы беседуем.

Но вы наверняка знаете, что постоянное возвращение к теме "оккупации", "территорий" отдаляет от вас избирателей. Если вы хотите быть партией власти, то может быть не стоит это делать.

Я не уверен в том, что ваш анализ верен. Если подавать проблему правильно, многие поймут, что речь идет о серьезном вопросе, которым нужно заниматься. Мы не можем оставить в стороне такую кардинальную проблему. Мы не боимся говорить о ней. Мы вообще не боимся. Было бы несерьезно со стороны партии не касаться вопроса политического урегулирования. Мы серьезная партия.

Сколько мандатов вы рассчитывает получить на ближайших выборах?

Сколько возможно. Чем больше, тем лучше. Я не ставлю задач такого рода. И скажу вам по секрету, ни одна партия не ставит. Все прогнозы и оценки – это хорошо для заголовков. На самом деле, каждая партия хочет получить как можно больше голосов. Мы – не исключение.
http://txt.newsru.co.il/arch/israel/15aug2019/horovitz_701.html