Важно

  •  

Monday, December 17, 2018

Тереза Мэй справилась с вотумом недоверия (13.12.2018)

200 парламентариев от Консервативной партии проголосовали против вотума недоверия, выдвинутого Терезе Мэй, в то время, как за ее отставку высказались 117 депутатов-консерваторов.

Голосование было проведено после того, как 48 парламентариев от Консервативной партии написали письма, в которых заявили, что больше не доверяют партийному лидеру...

...По итогам голосования по вотуму недоверия премьер-министр Великобритании Тереза Мэй сохранила свой пост...

Ниже есть продолжение.

...еперь по крайней мере год собственная партия Мэй не будет предпринимать попыток ее смещения, но вотум недоверия со стороны оппозиции ей по-прежнему угрожает. В парламенте 650 депутатов, а уверенно опираться Мэй может, как выяснилось, только на 200 своих сторонников.

Голосование внутри Республиканской партии не прояснило ситуации по Brexit. Для утверждения соглашения с ЕС у Мэй в парламенте нет большинства, а вновь вступать в переговоры и изменять это соглашение Евросоюз не собирается. От проведения повторного референдума о выходе из ЕС Мэй категорически отказывается, а выход из ЕС без всякого соглашения чреват для Европы, и в первую очередь Великобритании, экономическим хаосом...
http://txt.newsru.co.il/world/12dec2018/tm_0019.html
https://cursorinfo.co.il/all-news/tereza-mej-spravilas-s-votumom-nedoveriya/

США и Китай - основные соперники в развитии технологии

Сокращено. Форматирование моё.

...Всего за две недели до саммита G20 министерство торговли США предложило новые ограничения импорта в важных для национальной безопасности сферах. Среди этих областей оказались биотехнологии, искусственный интеллект (ИИ), машинное обучение, анализ данных, робототехника. Именно им отведено главное место в стратегическом плане «Сделано в Китае 2025», цель которого — вывести Китай в глобальные лидеры инноваций.

Момент спутника

Двадцать третьего мая 2017 года весь Китай пережил настоящий шок. Девятнадцатилетний Кэ Цзе, гений игры в го и лидер мирового рейтинга Эло, проиграл компьютерной программе AlphaGo, разработанной компанией DeepMind (принадлежит американской Google). До 50-го хода игра шла на равных, но тут компьютер сделал неожиданный ход, Кэ Цзе потерял инициативу, и игра для него пошла под откос. Китайские власти в последнюю минуту прервали прямую трансляцию, так что миллионы зрителей не видели горькой улыбки юноши в толстых черных очках и то, как его рука нервно поправляет голубой галстук.

Впечатление, которое поражение Кэ Цзе произвело на китайских политиков и бизнесменов, можно сравнить с «моментом спутника» для США в 1957 году, когда американцы осознали свое критическое отставание от СССР и выделили на науку и образование сотни миллионов долларов в тогдашних деньгах. Сразу после исторического матча в го правительство Китая приняло трехлетний план достижения мирового лидерства в сфере ИИ...

Ниже есть продолжение.

По мере того как ИИ движется по траектории от открытия к внедрению, центр тяжести его разработки все больше смещается от США к Китаю, считает американский венчурный инвестор и бывший глава Google China Кайфу Ли. По его мнению, сильные стороны США — это визионерские исследования и запуск проектов, имеющих гигантский потенциал. «Свободная интеллектуальная среда, беспрецедентная сеть исследовательских институтов и традиционная открытость к таким иммигрантам, как я, в течение десятилетий делали из США инкубатор больших идей для ИИ», — отмечает Кайфу Ли. Однако внедрение ИИ требует условий, в которых как раз силен Китай. Это и наличие гигантских объемов данных, и сверхконкурентная деловая среда, и правительство, которое активно адаптирует инфраструктуру под нужды ИИ. А еще китайцам, указывает Ли, удается удивительно быстро превращать абстрактные научные открытия в тысячи полезных и коммерчески успешных продуктов.

По оценкам PwC, внедрение технологий ИИ к 2030 году добавит к мировому ВВП 15,7 трлн долларов, причем более половины этой суммы придется на Китай. Обнародованный недавно план китайского правительства ставит целью создать к тому же сроку ИИ-индустрию на 150 млрд долларов. Масштаб довольно скромный, если учесть темпы роста инвестиций в китайские технологии ИИ. Так, в 2017 году в Китай пришло 48% мировых инвестиций в ИИ-стартапы, тогда как годом ранее эта доля составляла лишь 11%. Американским ИИ-стартапам в том же 2017 году досталось лишь 38% глобального пирога.

К особенностям КНР можно отнести растущую конкуренцию регионов страны в развитии ИИ. В каждом крупном регионе Китая есть собственные планы развития и поддержки новейших технологий, в первую очередь в сфере ИИ. Идет соревнование за то, кто их них громче заявит о своих наработках. Так, в июне власти Тяньцзиня, города к востоку от Пекина, заявили о создании фонда в размере пяти миллиардов долларов для развития индустрии ИИ. Город хочет создать центр развития ИИ-проектов и выделяет под это 20 кв. км земли. Китайский интернет-поисковик Baidu, который в последние годы вел разработки в Кремниевой долине, уже объявил, что его главный исследовательский центр теперь будет открыт в Тяньцзине.

При Бараке Обаме США тоже разрабатывали планы развития ИИ, но Трамп положил их под сукно. Накануне президентских выборов 2016 года администрация Обамы опубликовала отчет «Готовясь к будущему ИИ», в котором дала рекомендации частным компаниям и государственным агентствам. Особое внимание уделялось образованию, внедрению технологий ИИ в оборону и в работу правительства, необходимости быстро разработать государственную стратегию в области ИИ. После победы Трампа на выборах фокус внимания Национального совета по науке и технологиям США переключился на другие вопросы, а его роль в формировании политики правительства уменьшилась. Позиция исполнительного директора совета так и остается вакантной, пустует кресло и одного из сопредседателей, а вторым сопредседателем значится сам Дональд Трамп. Получается, что по вопросам, в частности, искусственного интеллекта Трамп является советником самого себя.

«Мы все еще ждем от Белого дома, чтобы тот дал понять, в каком направлении работать», — заявил в феврале газете The New York Times Тим Хван, автор проекта MIT и Гарварда «Этика и управление ИИ»

Игроки рынка хотели бы четко понимать, какую роль готово взять на себя государство и в какой мере они могут рассчитывать на субсидии и госзаказы.

Образование прежде всего

Год проигрыша Кэ Цзе программе AlphaGo стал переломным в финансировании в китайских вузах программ, связанных с ИИ. Министерство образования выпустило «План действий по инновациям ИИ для колледжей и университетов Китая», согласно которому к 2030 году страна должна стать ведущим мировым научно-исследовательским центром в области ИИ и глобальной кузницей талантов. Сегодня более 70 вузов Китая обучают специальностям, связанным с разработками в сфере ИИ. Конкурс на эти отделения высок: как правило, туда берут призеров математических олимпиад. После завершения обучения молодой выпускник специализированного вуза, пришедший на стартовую позицию исследователя в области машинного обучения в такие компании, как Tencent, Alibaba или Baidu, получает от 90 тысяч долларов в год.

Институты и школы ИИ возникли в 2017–2018 годах в университетах Цзилиня и Чжэцзяна, Ляонина и Тяньцзиня, Харбина и Нанкина, Сучжоу и Шанхая. Как правило, они работают по схеме ИИ + X, то есть у каждой высшей школы, исследующей ИИ, есть своя более узкая специализация. Это может быть теория ИИ или беспилотные системы, Big Data или робототехника. При этом в полную силу продолжают работать и вузы, где исследования в области машинного обучения и ИИ находятся на традиционно высоком уровне: Пекинский и Фуданьский университеты, Хуачжунский университет науки и технологий, Институт автоматизации Китайской академии наук.

Китай уже сегодня публикует больше исследований в области ИИ, чем США, и подает в несколько раз больше патентных заявок (например, в области распознавания лиц в 2017 году китайские исследователи подали 530 заявок против 96 у американцев). Согласно плану правительства, китайские исследовательские центры уже через пять лет выйдут вперед в прорывных технологиях, а ИИ станет «главным двигателем экономической трансформации». На последнем этапе, который завершится в 2030 году, Китай должен стать «главным мировым центром инноваций в ИИ», что, в свою очередь, создаст фундаментальные условия для развития страны как экономической сверхдержавы. США тем временем с каждым годом теряют свои позиции в STEM (научно-техническое и инженерно-математическое образование). Китай сегодня производит в восемь раз больше специалистов STEM, чем США, а к 2030 году, как ожидается, будет производить в 15 раз больше.


Два пути к лидерству

Китай и Соединенные Штаты выбрали два разных пути достижения лидерства в ИИ. В США главную роль в развитии технологии играют крупные транснациональные компании, такие как Google, Facebook и Amazon. Эти компании в первую очередь ориентированы на коммерческое применение технологий. От исследований ожидаются быстрый практический результат и монетизация. Облачные технологии, нейронные сети, распознавание речи и образов, анализ Big Data, создание чат-ботов, способных поддержать разговор с потребителем и убедить его купить продукт, — вот главные области, над которыми работают американские лаборатории, занимающиеся ИИ сегодня. Проще говоря, речь идет о манипулировании сознанием покупателей.

«Мы разрабатываем технологии, которые могут суммировать большие и беспорядочные объемы данных и синтезировать из них информацию, которая поможет людям принимать важные решения» — поясняет Джером Песенти, глава лаборатории по разработке ИИ для Facebook

В США есть запрос на применение технологий ИИ в обороне, но это порой приходит в противоречие с декларируемыми принципами технологических гигантов. Корпоративный девиз компании Google — Don’t be evil, «Не делай зла». Поэтому проект Maven, в рамках которого Google должна была разрабатывать ИИ для военных дронов Пентагона, вызвал протест сотрудников компании. Более трех тысяч работников в апреле этого года подписали открытое письмо, требуя от руководства четко заявить, что Google никогда не будет принимать участие в создании технологий военного применения. Компании пришлось отказаться от контракта.

В Китае же повестку дня в ИИ-исследованиях определяет правительство. Оно, конечно, заинтересовано в глобальном продвижении китайского бизнеса, в частности в доминировании китайских компаний на рынках мобильных платежей, роботов, биотехнологий, транспорта и связи. При этом государство не скупится и на исследования, которые принесут отдачу еще нескоро: расчет делается на кумулятивный эффект от инноваций. Китай хочет интегрировать ИИ в системы распознавания лиц камер слежения, мониторинга соцсетей в интернете и даже предсказания преступлений. Разумеется, китайские разработчики работают и над применением технологий ИИ для военных, но, в отличие от США, противодействие сотрудников таким выгодным заказам немыслимо.

Цифровое государство

В технологической гонке Китай становится лидером, а не имитатором США. Если в области квантовых компьютеров Поднебесная все еще находится в позиции догоняющей стороны, то в технологии 5G превосходство ее компаний уже очевидно. Huawei инвестирует в разработку технологии больше, чем два ее ближайших конкурента, Nokia и Ericsson, вместе взятые (13,8 млрд долларов в 2017 году против 5,2 млрд и 4,5 млрд соответственно). Huawei намерена инвестировать в инновации от 10 до 20 млрд долларов в год в течение десяти лет, и администрация Трампа не видит иного выхода, кроме возведения перед китайской компанией ограничительных барьеров. Сомнительно, однако, что американцы, закрыв страну от конкуренции, смогут вернуть себе стратегическое преимущество.

Китайцы уже стали мировыми лидерами в высокоскоростных железнодорожных перевозках: средняя скорость китайского поезда «Фусинь», курсирующего между Шанхаем и Пекином, составляет 350 км/ч против 320 км/ч у ближайших конкурентов. Через два года Китай собирается превзойти США в робототехнике, а к 2025 году будет удовлетворять три четверти своего спроса на промышленных роботов и более трети всего спроса на чипы для смартфонов.

Но самых больших успехов Китай добился в мобильных платежах, а также в распознавании речи и образов — все эти области крайне важны для развития ИИ. 61% населения Китая оплачивает покупки с помощью смартфона — против всего 1% в США. В 2017 году число пользователей ведущей китайской платежной онлайн-платформы Alipay превзошло население Евросоюза (512 млн человек), в то время как 26% американцев до сих пор предпочитают расплачиваться, как и в XIX веке, наличными.

Американцам и европейцам трудно представить себе степень цифровизации китайской экономики, где весь стиль жизни в городе и деревне стал определяться мобильными приложениями. В 2019 году глобальные доходы от мобильных платежей превзойдут триллион долларов, и главными игроками на этом рынке будут, конечно же, Tencent и Alibaba. Эти компании уже пытаются захватывать американский рынок, начав с обслуживания миллионов китайских туристов.

Контроль над рынком мобильных платежей крайне важен еще и с точки зрения сбора информации о пользователях — именно с ней работает ИИ. Число мобильных платежей с помощью небанковских приложений на китайском рынке с 2013 по 2016 год выросло с четырех почти до ста миллиардов — американцы о таких массивах данных могут лишь мечтать. Собранные данные закладываются в ИИ, который уже активно работает на платформах WeChat Pay и Alipay, в том числе обеспечивая безопасность платежей через систему распознавания лиц.


Трамп угрожает закрыться

Еще почти двадцать лет назад Билл Клинтон уверенно заявлял, что ограничения интернета в Китае и «драконовская цензура» приведут к технологическому отставанию страны, но вышло совсем наоборот: «великий китайский файрвол», резко ограничивший возможности экспансии Google, Facebook и Netflix на китайский рынок, позволил местным компаниям окрепнуть на внутреннем рынке и начать завоевывать мир.

Администрация Трампа использует воинственную риторику и угрожает закрыться от китайского экспорта, но не вполне ясно, кто больше от этого проиграет. Ведь Китай уже стал технологической сверхдержавой, которая успешно разрабатывает и быстро внедряет свои продукты, а его колоссальный внутренний рынок, на развитие которого предусмотрительно была сделана ставка, смягчает шок от ограничений. Более того, развитие новых технологий, в частности ИИ, требует большого объема данных, и здесь Китай имеет серьезное преимущество: китайские компании собирают в 50 раз больше данных, чем американские. Таким агрессивным глобальным игрокам, как Google, очевидно, что сохранить мировое лидерство можно, только получив доступ к китайским данным. И на фоне торговой войны между странами бизнесмены начинают задумываться: не лучше ли сотрудничать с Китаем?

Исполнительный директор американской инвестиционной компании Cote Capital Роджер Садлер и глава отделения международных связей пекинского издательства The Intellectual Property Publishing House Чуан Шен выступили в ноябре с открытым письмом, в котором призвали две страны к объединению усилий в области развития ИИ. По мнению Садлера и Шена, к сильным сторонам Китая относятся четкая государственная стратегия, которая поддерживается правительством на всех уровнях, мощные частные и государственные инвестиции в ИИ, доступ к самому большому в мире массиву данных и ориентация на практический результат. США, пишут авторы, могли бы предоставить данные, собранные со своего населения. Разнообразие расового и национального состава населения США делает эти данные уникальными для отработки алгоритмов машинного обучения. В актив, которым могут поделиться Соединенные Штаты, авторы записывают и наработки ведущих образовательных и научных учреждений: MIT, Университет Карнеги—Меллона, Стэнфорд и Беркли. Авторы призывают к созданию и внедрению по всему миру стандартов, разработанных совместно американскими и китайскими компаниями.

Но, похоже, CША уже выбрали другой путь: бороться за сохранение своего лидерства любыми средствами, в том числе силовыми, а рынок высоких технологий закрыть для китайцев на два оборота ключа. Вашингтон выступает с риторикой «Сделать Америку снова великой» и признает совместные проекты, только если польза от них достается преимущественно американской стороне.

Но Китай только начал длинную партию в го и вполне может выиграть в игре, где победитель получает все.
https://aurora.network/forum/topic/63901-dlinnaja-partija-v-go

Sunday, December 16, 2018

Проф. Йехезкэль Дрор: «Мы преподнесли урок врагу – нас можно бить безнаказанно» (08.12.2018)

Сокращено. Форматированиие моё.

Тотчас после объявления Авигдора Либермана об уходе в отставку с поста министра обороны, профессор Йехезкэль Дрор позвонил в редакцию газеты «Гаарец» и попросил опубликовать короткое объявление.

Текс таков: «Уходящему в отставку министру обороны Авигдору Либерману. Примите самые горячие приветствия Вашему решению. Вы правы: Израиль делает все, чтоб лишиться сдерживающей силы».

Ниже есть продолжение.

90-летний профессор Йехезкэль Дрор – лауреат Госпремии Израиля. Он был членом достопамятной комиссии Винограда, расследовавшей поведение руководства страны и армии в преддверии и в ходе Второй Ливанской войны...

«Приемы руководства страной и армией вызывают самые серьезные опасения...Объявление, которое я все еще хочу опубликовать, ничего нового не несет, но оно поможет возобновить дискуссию и даже заострит ее» – объясняет профессор Дрор.

— А что, собственно, происходит с нашей сдерживающей силой?


Израильское руководство реагирует только на конъюнктуру, нет и намека на стратегическое мышление и планирование. Возможно, в последнем пункте у Нетаниягу действительно не было выбора, и его само по себе решение может расцениваться как приемлемое, но если взять все его решения за сколь-нибудь заметный отрезок времени, то мы получим стремительно падающую кривую утраты сдерживающей силы.

- Может быть, надо просто иметь терпение?

Приведу простой пример. В принципе, прорытие диверсионного туннеля на суверенную территорию страны – казус белли во всех отношениях – юридическом, моральном, тактическом, стратегическом. Что же делаем мы? Строим всевозможные укрепления, ведем хитроумные и дорогостоящие поисковые работы. Это само по себе разумно, но во всем этом недостает фактора расплаты. Сдерживание означает, что противник знает, что его агрессивное действие с высокой вероятностью вызовет непропорционально тяжелые для него же последствия. Поэтому, обнаружив такой вот туннель, любое государство не задумываясь перешло бы в атаку. Представьте, что такой вот туннель на территорию США пророет Мексика. А мы еще со времен Второй Ливанской – и это тяжелейшая вина правительства Ольмерта — приучили наших врагов к тому, что по нам можно безнаказанно бить ракетами. А ведь любой ракетный обстрел нашей территории, как и запуск зажигательных воздушных шаров – это объявление войны со всеми вытекающими последствиями.

— Так что же делать?
— Пущена ракета? В качестве предостережения сотрите с лица земли 20 домов на той стороне. Или еще лучше – уничтожьте нескольких видных полевых командиров. Рядовые боевики не интересуют ни меня, ни вообще кого бы то ни было. А мы поступаем с точностью до наоборот. Во Второй Ливанской «Хизбалла» вообще не понесла заметных потерь. Так, взорвали несколько жилых домов. А им хоть бы хны, это же всего лишь деньги, которые им с лихвой проплатит Иран. Сдерживание, устрашение – это, прежде всего, реальная угроза жизни высокопоставленных командиров, подлинных заправил. Они стали запускать зажигательные воздушные шары? Надо было в ответ сразу же пустить в ход наших снайперов. Они должны твердо усвоить, что в ответ на их выходки Израиль не постесняется проникнуть на любую территорию и лично уничтожить самых видных главарей. Вот это и есть сдерживающий фактор, это и есть устрашение. Конечно, это не гарантирует полной безопасности, и сам по себе сдерживающий фактор может не сработать, если противник решит погибнуть смертью камикадзе.

— Но разве это не отдаляет политическое решение проблемы?

— Какое может быть политическое решение с ХАМАСом? Единственно возможное политическое решение предложил как раз Либерман. Израиль поможет сектору Газы решить экономические проблемы взамен отказа от ракетных арсеналов. Пока у них есть ракеты – никакого политического решения и никакой помощи. Сохраняем статус-кво. Представьте себе, что завтра-послезавтра в один не прекрасный день по нам нанесут ракетный удар одновременно из Ливана, из Газы и из Ирана. Точные ракеты пущены по кнессету, резиденции и канцелярии главы правительства, по Генштабу. Спрашивается, мы к этому готовы? Не уверен. Поэтому, кстати, я поддерживал закон, позволяющий главе правительства в экстренных случаях самостоятельно принимать решения о начале войны. Этого, конечно, не достаточно. Необходимо подготовить эффективный механизм командования на случай выведения из строя главы правительства, министра обороны и начальника генштаба. Если такая ситуация, не дай Бог, возникнет, импровизация равнозначна хаосу.

— Вы тоже считаете иранскую угрозу реальной?

— Я бы атаковал Иран, имея параллельно эффективную региональную мирную инициативу. Это привлекло бы на нашу сторону мировое сообщество, значительно облегчило бы оказание нам всемерной поддержки американцам. Не я один думал о нападении на Иран, но сочетание этого с мирной инициативой создает фактор внезапности. Один из принимающих решения в ответ на мое предложение ответил, что, мол, «для нас это слишком сложно и путанно, надо бы что-то попроще». Я лично считаю, что мы ошиблись, заняв нейтральную позицию в гражданской войне в Сирии.

— А на чьей стороне надо было выступить?


— Когда Асад выстроил ядерный реактор, все было решено. Режим Асада стал реально опасен. Ладно Иран – он хотя бы далеко, над его ядерной программой есть хоть какой-то надзор. А тут наш ближайший сосед обзаводится ядерным оружием. Тут стоило бы всерьез задуматься о решительном вмешательстве.

— Зачем нам ввязываться в еще одно болото?


— Если сирийцы снова выстроят реактор, а мы вовремя об этом не узнаем, это будет уже не болото, а крах. После появления атомной бомбы мы стали единственным видом жизни на земле, который способен сам себя истребить. Ряд исследований показывают, что для наступления ядерной зимы достаточно ядерной войны между Индией и Пакистаном. Это приведет к смертельным для всего человечества климатическим изменениям.

— Но ведь очень трудно решиться начать новую войну.

— Это трудно не только для Израиля. Демократия, при всех ее преимуществах, вынуждает политиков быть близорукими. Я не сомневаюсь в том, что Нетаниягу наделен недюжинным политическим, да и государственным чутьем. Тут с ним ни один из его министров близко не сравнится. Так что же ему мешает поступать дальновидно? Коалиция, которая вынуждает постоянно лавировать и импровизировать. Я бы ввел у нас полупрезидентское правление, наподобие французской модели. Президент более самостоятелен в принятии важнейших решений, над ним не висит дамоклов меч досрочных выборов. Это опасно, если президент будет совсем никчемным, но у нас ведь и самый лучший премьер связан по рукам и ногам. Трудно предъявлять претензии Нетаниягу, который понимает, что в случае масштабной боевой операции, приведшей к потерям в триста человек, его съедят живьем за то, что он, дескать, погубил наших детей.

— Но масштабная операция добавила бы ему популярности в глазах его лагеря.

— Все зависит от размеров наших потерь. Начиная боевую операцию, никогда не знаешь, чем она закончится. Представляете, что начнется, если мы потеряем 400-500 человек? А ведь это ничтожно мало в относительных величинах. Во время Войны за Независимость наши потери исчислялись гигантскими относительными величинами. А если сегодня мы потеряем 1% населения – это 70 тысяч человек – то представляете, что будет? Даже подумать страшно. У меня самого внучка служит боевым фельдшером. Но это неважно.

Страх перед потерями вызван утратой нами национальной стойкости, или это инстинкт политического самосохранения?


Это прямое следствие засилья либерализма, и это явление международное. В теракте гибнут шесть человек, и все наперебой твердят о катастрофе. А это не катастрофа. Ведь в ДТП гибнут шесть тысяч за год. Но либеральные ценности навязывают именно такое восприятие. И это нормально. Понятно, что у нас чувствительность еще выше из-за гибели шести миллионов наших собратьев в Катастрофе.

— Но в Войну Судного дня мы понесли жуткие потери.

— Тогда у нас не было выбора, на нас напал противник. А если сейчас начать серьезную операцию на Юге, найдется немало таких, кто завопит, что, дескать, можно было решить проблему политическим путем. Сдерживание, устрашение – это вещи неосязаемые, а на другой чаше весов – триста павших. Выбор очевиден. Нужно решительное, уверенное в себе руководство, которое будет готово взять на себя ответственность за операцию, сопряженную с потерями. Страшно то, что не начиная операцию сопряженную с относительно небольшими потерями сейчас, мы обрекаем себя на операцию с куда бОльшими потерями в будущем. Но это ведь теория, и это – потом, а решения надо принимать на практике и сейчас... Я всегда утверждал, что лучше начать сравнительно небольшую войну сейчас, нежели терпеть 80-процентную вероятность масштабной войны в ближайшие 10 лет. Мои коллеги в ответ утверждают, что такая постановка вопроса аморальна. С этим не поспоришь, но на моей стороне – элементарный здравый смысл. Беда и проблема даже не в том, что наше руководство ведет себя нерешительно. Беда в том, что при этом оно постоянно твердит, что «они дорого поплатятся» и т.д. И все это раз за разом оказывается пустыми угрозами. Вот это страшно».

— Выходит, в данной ситуации не во всем виноват глава правительства.

— Существующий сейчас режим очень сильно затрудняет главе правительства принятие решений. Разве что, глава правительства будет харизматичным лидером, за которыми люди готовы идти и, соответственно, коалиционные партнеры боятся ему перечить. Но такое у нас маловероятно. Поэтому мои претензии адресовано не только Нетаниягу. Он оказывается в невозможной ситуации. Скукоживание нашей сдерживающей силы объясняется не его глупостью или неумением мыслить стратегически, но его нестойкостью перед внешним давлением. Я убежден, что Нетаниягу сейчас следует броситься на меч и заявить о политическом урегулировании. Как это в свое время сделал Шарон, только он сделал это уж очень топорно и необдуманно, недооценив угрозу со стороны ХАМАСа. Но если Нетаниягу действительно убежден, что невозможно никакое решение, кроме двух государств, то с его стороны было бы правильно пойти на риск.

— Риск, который может стоить ему политической карьеры.

— Но это же не самоубийство. И никто его к стенке не поставит. В худшем для себя случае он займется чтением лекций за немалые гонорары. Если он серьезный государственный деятель, то он должен со слезами на глазах и со всем приличествующим пафосом обратиться к народу: «Мы все обдумали и пришли к выводу, что в обмен на всеобщее региональное урегулирование и оказание самого серьезного давления на Иран, нам придется пойти на соглашение с палестинцами. Да, будет создано палестинское государство с символическим присутствием в Иерусалиме». В конце концов, наличие в Брюсселе Европарламента и прочих органов ЕС никак не ущемляет суверенитета Бельгии и статуса ее столицы. В общем, тут необходимо воображение и смелость».

— Но кто же решится поступиться Иерусалимом и Эрец Исраэль?


— Если бы у Нетаниягу была здоровая коалиция, был бы шанс на то, чтоб он принял необходимые решения. Не забывайте, кто произнес «речь Бар-Илана» и не отказался от нее. Значит, он не верит и не может верить в реальность идеи Неделимой Эрец Исраэль. Кстати, меня эта идея как идея тоже вполне привлекает. Я тоже не сомневаюсь в нашем историческом праве на всю Землю Израиля. Но когда в ход идет экономика, право становится фактором, который вовсе не обязательно реализовывать. Обязательно делать только то, без чего нельзя выжить, или наоборот – обязательно не делать того, чего делать нельзя под страхом смерти. Как-то я вел семинар с группой очень право ориентированных религиозных студентов. Я предложил мысленный эксперимент: допустим, мы получили стопроцентную гарантию того, что если не откажемся от части Иерусалима, Израиль подвергнется ядерной атаке. Ваши действия?.. Повисло молчание. Я тоже молчу, не могу ответить на некоторые вопросы. Как-то серьезная религиозная газета задала мне вопрос: верю ли я в Бога. Я ответил молчанием.

— То есть, больше продолжать все так, как есть?

— Можно. Я не утверждаю, что нас непременно уничтожат. Но что-то непременно случится. Поэтому хотелось бы, чтоб Нетаниягу решился на поступок. Вот тогда он был бы достоин уважения. А так – его можно понять, но уважать…»

— Что, по-Вашему, им движет?

— Не могу точно сказать, чего тут больше – маниакальной жажды власти или веры в свое призвание. Думаю, и того и другого понемногу.

— Каким по-Вашему этот глава правительства войдет в историю?

— Во-первых, надо посмотреть, как именно он закончит. Во-вторых, историки разойдутся в оценках. В-третьих, оценка зависит от того, когда будут открыты все нужные документы. В Израиле к этому относятся трепетно, и некоторые документы станут доступны через сотню лет, а иные – вообще никогда. Одно мое письмо к одному из глав правительства было помечено грифом «совершенно секретно» и он подлежит снятию только через 40 лет, а это ведь письмо времен премьер-министра Эшколя. Так вышло, что мне пришлось общаться со всеми главами наших правительств.

— Кого из них Вы цените выше других?

— Это может показаться странным, но по-человечески мне был наиболее симпатичен Шамир. Он говорил то, что думал и был очень проницателен.

— Он производил впечатление ретрограда, окаменелости.

— Не согласен. Чушь. Кстати, самой худшей главой правительства оказалась Голда Меир – по трем причинам. Она не желала и не смогла понять угрозы со стороны «черных пантер», угрозы со стороны палестинцев и угрозы внезапного нападения арабских армий. Как сформулировал Ян Флеминг: один раз – несчастный случай, второй – совпадение, третий – враг».

— Даже так?

— Я тогда был активным членом партии Авода и предостерегал их: вы с треском потеряете власть. Конечно, меня никто не слушал, но это было так очевидно… Как только началось брожение выходцев с Востока, песенка «западной» элиты была спета. А «восточное» брожение идет до сих пор. Знаете, как говорят о репатриации? Первое поколение занято заработком, второе – бузой, а третье – интегрируется. Стало быть, у нас на дворе все еще второе поколение.

***

Профессор Дрор немало повидал на свете. Он родился в Вене в 1928 году. Отец владел издательством, и ему частенько приходилось ездить по делам в Германию. Он очень быстро почуял угрозу прихода к власти нацистов и позаботился о том, чтобы семья своевременно репатриировалась в Палестину. По дороге, в 1938 году семья оказалась в Италии. Он вспоминает: «Мы поехали к морю, где встретили еще одно семейство из Вены, у них была дочь – моя ровесница. Пока мы с ней играли, я услышал, как отец говорит матери: эти безумцы намерены вернуться в Вену. Они же все там погибнут!.. Отец все предвидел». В Палестине Дрор вступил в ряды Хаганы, а в первые годы государства служил офицером в Генштабе. «Тогдашний начальник Генштаба Яков Дори писал, что мы «допускаем детей до принятия важнейших решений». Он имел в виду меня. Я имел доступ ко всем стенограммам. У нас с ним были одинаковые инициалы, и он попросил меня сменить имя или фамилию, чтобы подписи инициалами не выглядели одинаково»– вспоминаем профессор Дрор.

— Почему Вы не пошли в политику?


— После падения 1977 года у меня были неплохие перспективы в партии Авода. Я бы пошел, если б тогда были праймериз, но тогда была эпоха оргкомиссий, в которых меня недолюбливали, и я это знал. Да и вообще я не рвался в политику, она бы меня испортила. Не позволила бы много читать, раздумывать, анализировать. Я бы стал очередным пустым местом в кнессете. Меня это не привлекало. Заметьте, никто из ученых и подлинно образованных людей в политике ничего не добился.

— А как же Шломо Бен-Ами?

— Ну и где он сейчас? Никто не удержался. Образованные люди, выжившие в политике – большая редкость.

— К какому лагерю Вы себя относите сейчас?


— В 70-летнем возрасте я решил, что больше не имею ничего общего ни с одной из партий и не принадлежу ни к правым, ни к левым. Смотрите: раз я за военную операцию – я правый; а раз я за палестинское государство – значит, я левый. Нетаниягу поддержал идею двух государств, и что? Вообще, я никаких петиций не подписываю. Если надо что-то заявить, я делаю это самостоятельно.

— А левый лагерь вообще существует?

— Нигде в мире левые не имеют четкой программы и определения. Есть леваки, занятые экологией, есть леваки социальные и т.п. Что, собственно, предлагает наша сегодняшняя оппозиция? Я не знаком с Ави Габаем, но никаких вменяемых внешнеполитических идей я от него не слышал. Эхуд Барак высказывался за два государства и за региональное урегулирование, и я за это готов голосовать обеими руками. Сейчас необходим харизматичный и хоть к чему-то призывающий лидер. У Сионлага нет ни того, ни другого.

— Вы упомянули Эхуда Барака.

— По мне, так он лучше Нетаниягу. Но не думаю, что он сумеет добраться до власти. Слишком стар. Израиль страна молодая, значительной части избирательной нужен лидер помоложе. Но я лично знаком с Бараком и знаю, что он наделен недюжинными способностями стратега.

— Народ склоняется вправо.

— Харизматичный лидер уведет народ за собой. Значительная часть общества колеблется. Допустим, президент США всерьез надавит на Израиль, чтобы мы сменили политику. А Израиль вынужден очень серьезно считаться с США и их помощью.

— Вам жаль, что не Вы принимаете решения?

— Я слишком много времени провел в академической верхушке, чтобы твердо знать, что этой публике не стоит доверять руководство страной. Тем более, такой, как наша. Мы достигли удивительных свершений, нам есть, чем гордиться. И да, мне удавалось пару раз вставить палец в плотину. Так что, мне жалеть не о чем.

***

Недавно перед профессором Дрором прошла целая череда израильских политиков и военных – когда он был призван заседать в комиссии Винограда, расследовавшей события Второй Ливанской войны. Тогда Дрор сказал, что это – его последняя возможность повлиять на процесс принятия решений. «Я сделал все, что мог сделать человек, не имеющий политического влияния» – сказал он. Комиссию возглавлял покойный судья Элиягу Виноград. В составе комиссии, кроме профессора Дрора, были профессор права Рут Габизон, а также генералы запаса д-р Хаим Надель и Менахем Эйнан. Комиссия проработала год и 4 месяца и представила свои заключения в январе 2008 года. Действия правительства и армии были подвергнуты резкой критике. Немалая ее доля досталась тогдашним главе правительства Ольмерту, министру обороны Перецу и начальнику Генштаба Дану Халуцу.

«Даже имя Ольмерта слышать не желаю! Он просто все погубил во время Второй Ливанской. Я не понимаю, как Амир Перец может оставаться в политике!» – рубит с плеча профессор Дрор.

— Но он же не дока в вопросах обороны.

— Так зачем он взялся за эту должность? Министр обороны отвечает за очень многое. Хирург, входя в операционную, не вправе говорить, что не знает, что делать...

— Но ведь и Авигдор Либерман не совсем военный...

— Либерман был гендиректором министерства главы правительства, и он знаком с этой материей не понаслышке. Уж конечно, он куда больше подходит, чем Перец.

— Но за все грехи Второй Ливанской расплачиваться пришлось Галю Гиршу.

— История штука несправедливая. Я хорошо знаю Гирша. Ему жутко не повезло. Его подставили. Но я не хочу говорить о нем».

— С тех пор мы хоть чему-нибудь научились?

— Были всевозможные обсуждения результатов, в некоторых я участвовал. Создали Совет национальной безопасности. На тактическом уровне многое изменено к лучшему, высшее командование теперь не сидит за экранами, а командует на передовой. Одной из причин нашего провала во Второй Ливанской было отсутствие боевого опыта – слишком долго не было войны. Само по себе это хорошо, но когда вы не привычны к зрелищу павших на поле боя, это плохо влияет. Это Таль мог сказать: оставим павших и идем дальше! Какими бы реалистичными ни были учения, навык убивать по-настоящему и нести реальные потери на них не выработаешь.

— Операция «Нерушимая скала» (Цук эйтан) тоже не дала явных результатов.

— Я не очень понимаю, что это такое. Победа была достигнута союзниками во Второй мировой. Это уникальный случай. Победа может быть достигнута в бою, но не в войне.

— А Шестидневная война?

— Это была победа. А вот в Войну Судного дня – не уверен. Не всегда можно определить, кто победил. Во Второй Ливанской даже друзья Израиля говорили, что мы не достигли результатов. То же и с операцией «Нерушимая скала». Потерь было много, а результат непонятен. И мне не нравилось, что мы причинили много потерь на их стороне просто так.

— Почему?

Когда главари прячутся за спины мирных жителей – надо не раздумывая атаковать. А вот бомбить просто так, без явной необходимости – это не дело.

— Комиссия Винограда говорила об утечках информации.

— Во время Второй Ливанской солдаты вовсю пользовались сотовыми телефонами. Теперь это прекращено.

— Я-то думал, вы имели в виду политиков.

— Политики ничего существенного не разгласили. Просто потому, что толком ничего не знали.

— А им следует знать?

— Надо делиться информацией со всеми министрами, умеющими мыслить стратегически. А министрам болванам или функционерам нельзя говорить ни слова. Военное руководство не раз приглашало политиков изучить нужные документы, но те являлись. Я считаю, что полностью в курсе всего должны быть глава правительства и министр обороны. Кстати, я считаю абсолютно недопустимым совмещение главой правительства с постом министра обороны. Нам необходим министр обороны на полную ставку».

— Бывший военный?

— Понимающий в этих делах. Иначе ему слишком долго придется учиться. Это не обязательно должен быть депутат кнессета».

— Бени Ганц?

— Допустим. Но нужен и тот, кто кое-что смыслит в других сферах.

— Дан Халуц?

«По мне Халуц — вне закона. Не желаю слышать о нем!

— Глава правительства может быть министром иностранных дел?

— Теперь, когда МИД лишен практически любых полномочий, вполне. Это очень плохо, но это уже сделано. А вот министерство обороны лишать полномочий никак нельзя. И глава правительства ни в коем случае не должен быть министром обороны».

— А как быть с лидером, подозреваемым в коррупции?

— Недопустимо долго держать главу правительства под следствием. Это катастрофа. Я бы использовал опыт других стран, и в случае возникновения серьезных подозрений в отношении главы правительства, президенту Верховного суда надо назначать чрезвычайную следственную комиссию из троих судей окружных судов. После месяца-двух интенсивного расследования они должны постановить, есть ли серьезная доказательная база по факту серьезных преступлений. Скажем, реальна взятка. Тогда глава правительства должен быть отстранен. А мелкие делишки и шалости – в корзину».

— Сигары? Шампанское?

— Просто бред. Взятка, это когда суют конверт с наличными или горсть бриллиантов. Содеянное Ольмертом – это явная, грубая взятка. Есть серьезные улики, показания? Отстраняйте. А вот связи с журналистами – в мировой политике это норма. Те политики, которые этим не занимаются, попросту не могут наладить такие связи. Это к взяточничеству относиться не может. Тем более, что эти истории тянутся бесконечно и на них почему-то не распространяется срок давности. Кстати, я в этом кое-что смыслю, у меня среди прочего есть и диплом адвоката».

— Коли так, что скажете о резких телодвижениях министра юстиции Аелет Шакед?

— Она мало что решает. А бОльшая часть принимаемых нынче законов – либо глупы, либо абсолютно никчемны. Скажем, Закон о национальном характере ничего в истории не изменит. Изменит, повлияет, количество живущих тут евреев. Через 30 лет этот закон никто и не вспомнит. Я также за абсолютную свободу творчества и против любой цензуры. Но и тут закон ни на что абсолютно не повлияет. Тем более, что следующее правительство его с легкостью отменит, как уже делалось многажды. Все это – пустозвонство. Вот утрата сдерживающего фактора – это серьезно. Готовность к массированному внезапному нападению – это серьезно. Вот для проверки таких вещей стоит созывать серьезную комиссию. И в ее работе я бы поучаствовал.

Эяль Леви, «Маарив» 08/12/2018



https://cursorinfo.co.il/all-news/128567/

Thursday, December 13, 2018

Андрей Школьников: очерк о "цене" людей власти взятках

Заметка полностью.

Попытка понять поведение и мотивацию элиты и людей власти очень часто разбивается о неспособность большинства поверить, что деньги не являются абсолютной ценностью, мерилом успеха и значимости. В большинстве случаев люди судят о других по себе и некоторые искренне не понимают, как так получается, что у человека нет «цены». Возникает мысль – наверное, он просто притворяется и ему надо предложить больше. Вот на таком взгляде на мир и горят многие, мечтающий войти в элиту или стать человеком власти.



Модель пирамиды потребностей человека



Пирамида потребностей человека-потребителя



Пирамида потребностей человека власти



Пирамида потребностей революционера

Ниже есть продолжение.

Сразу поясню, что под «купить» я подразумеваю не просто дать человеку денег, а дать денег и лишить свободы принятия решений в значимых для него вопросах.

В данной статье мы кратко рассмотрим причины и механизмы, почему для многих людей испытание медными трубами оказывается непреодолимо, а для других само предложение взятки воспринимается как неуважение и оскорбление.


Структура потребностей человека

В основе поведения и принятия решений каждого человека лежит удовлетворение и/или отказ от удовлетворения потребностей. Последние можно разделить на три группы – материальные, социальные и духовные. Да, именно духовные, мы с негодованием отвергаем редуцирование (упрощение) человека до уровня животного. Тем, кто уверен, что все потребности человека, а следовательно, и его поведение, можно свести к насыщению, размножению и социальному доминированию, дальше можно не читать.

Материальные потребности понятны без расшифровки – вещи, услуги, товары и т.д., у всего этого есть цена, выражаемая в деньгах. Социальные потребности более сложны – признание, уважение, власть… и др. Часть из этих потребностей можно выразить в деньгах, а часть нет, все помним гениальное произведение Мольера «Мещанин во дворянстве», как смешно выглядят притязания человека, не понимающего поведение людей вокруг. Настоящая власть и членство в элите не измеряются деньгами и не могут быть за них куплены.

В отношении духовных потребностей картина еще более серьезна. Измерить в деньгах искреннюю веру, самопожертвование или решимость пламенного революционера, может только человек уровня Петра Порошенко, что показал себя во всей красе при общении с епископатом РПЦ - «Какие каноны?!!», так и хочется добавить – «мои же выборы скоро, вы там совсем сдурели?!!».

В условиях ограниченных ресурсов, т.е. практически всегда, каждый из нас оказывается перед выбором – на что направить и чем пожертвовать. Потребности для человека имеют различный субъективный вес и значимость. Большинство тут же вспоминает пирамиду Маслоу, вот только не оригинальные тексты, а упрощенные, выхолощенные модели для менеджеров и начинающих социологов. В реальном мире не существует жесткой и единой для всех иерархии потребностей. Для одних людей на первом месте окажется возможность сибаритствовать, другие будут готовы ради творчества жить впроголодь на чердаке, третьи бросаются на амбразуру, жертвуя жизнью.

Иерархия потребностей тесно связана с системой ценностей человека и не важно, что первично, важно, что сложность обеих систем опосредуется развитием социальной и духовных сфер. Если последние отсутствуют или слабо выражены, то все что такому человеку необходимо, можно купить за деньги. Потребности и ценности такого человека становятся как у наркомана или алкоголика – все очень примитивно и сводится к одному пункту.

Вспомните, как часто вы слышали от знакомых, что они хорошо понимают людей, а на практике оказываются неспособны отличить современного одетого в дорогой костюм Горлума, для которого все сводится к «его прелести» в виде денег, от человека власти, для которого деньги не являются мерилом практически ничего по настоящему важного.

Особо выделяются в этом плане вырвавшиеся «из грязи в князи». Противно наблюдать, как человек, только доросший по статусу до возможности лететь бизнес-классом, устраивает истерику секретарше, что есть билеты только в эконом, и он поэтому никуда не полетит. А в это время его начальник, на полторы-две ступени по статусу выше, без проблем летит этим самым экономом.


О природе устойчивости к взяткам

Некоторое время назад, я работал в одной из крупнейших компаний страны, с оборотами в сотни миллиардов рублей, и был искренне поражен, когда одного из топ-менеджеров взяли на коммерческом подкупе… менее 2 млн. рублей. У меня был всего один цензурный вопрос – что это было?!!

Давайте разберемся, почему такое не могло произойти с настоящим человеком власти.

В момент принятия решения, брать взятку или нет, человек переводит предлагаемый «подарок» в эквивалент своих потребностей (купить нечто нужное), а также последствия получения такого «подарка», например в угрозу утраты возможности реализовать другие материальные, социальные, духовные потребности.

Представим, что в системе ценностей человека доминирует материальная сфера. Практически все, что ему надо измеряется деньгами. Будет ли он брать взятки? Конечно, все что ему нужно от жизни он будет готов купить за эти деньги. Единственное ограничение, если человек умный – не продешевить. Взять не много раз по мелочи, плодя риски, а позже, но много и сразу.

Пусть у человека в приоритете социальная сфера (уважение, дружба, отношения с другими людьми, власть), при том в той ее части, которую нельзя просто обменять на денежные знаки. Сама природа взятки подразумевает риск и угрозу потерь. И тут приходит некий субъект и предлагает сыграть в рулетку – выигрываешь, получаешь удовлетворение низкоприоритетных потребностей, проигрываешь – теряешь все, что для тебя по-настоящему ценно. У человека власти есть четкое понимание, что реальная власть не покупается за деньги. Именно поэтому, он не будет мараться. Значит ли это, что настоящие люди власти чисты аки агнцы? Нет конечно, если получение денег является нормой во власти и элите, т.е. не ставит под угрозу их перспективы и положение – они возьмут, в ином случае откажутся.

Как только в элите страны будет сформирован консенсус, что чиновники ниже замминистра должны жить исключительно на официальные доходы, то пройдет несколько лет и на ключевых и самых перспективных позициях перестанут брать взятки. Настоящие люди власти примут правила, а кто не смог/ не понял – будут пойманы ровно на этих самых взятках в рамках внутривидовой борьбы. Настоящий человек власти отдается игре и борьбе со всей энергией, его структура ценностей и потребностей заточена под это. При прочих равных он без проблем сожрет конкурента, не являющегося человеком власти.

Перейдем к духовным потребностям. Мы прямо сейчас наблюдаем пример на Украине. По заявлениям и прогнозам властей в Киеве, большая часть иерархов РПЦ должны были по первому зову побежать в новую церковную структуру - ЕПУЦ. Ан нет, несмотря на то что многие епископы привыкли ездить на дорогих машинах и жить хорошо, но, когда встал вопрос о фактическом вероотступничестве и духовном предательстве, вдруг оказалось, что духовные ценности у многих выше по приоритету, чем красивая материальная жизнь. Понятно, что будут запуганные и поддавшиеся искушению, в конце концов, из 12 апостолов один оказался Иудой, но большинство будет бороться. Кому не нравится религиозный пример, вспомните борьбу и жизнь пламенных революционеров.

Таким образом, если в системе ценностей человека доминирует (находится в высоком приоритете) материальная сфера, то у него будет «цена», его можно будет купить. Если для человека на первом месте социальные и/или духовные потребности, то купить его за деньги не получится. Пока ваши «просьбы» не противоречат более значимым целям, не ставят под угрозу их достижения, он потенциально открыт к разговору. Как только появляются риски – вы вдруг поймете, что ваши деньги для него перестали иметь значение.


Заключение

Последние два с половиной десятка лет обществу навязывалась сугубо материалистическая и индивидуалистическая картина мира, где не было место социальным и духовным потребностям и ценностям. В результате этой пропаганды, многие поверили, что любого человека можно купить за деньги, живя в этой торгашеской системе ценностей, они оказываются не способны понять людей власти или людей с идейными ценностями. Наиболее сильно это бьет по молодому поколению, ведь далеко не про всех можно сказать – «Значит, нужные книги ты в детстве читал!».

Что делать, если вам надо привлечь/замотивировать того у кого нет «цены», выражаемой в деньгах? Ответ очень прост – определите его высокоприоритетные потребности/ ценности и дайте их ему, не опускаясь до пошлости денег. Как это сделать для человека власти? Дайте возможность повысить статус (пряник) или поставьте под угрозу его текущий статус и перспективы (кнут).

Ну а для желающих стать людьми власти, напрашивается простой вывод – нужно научиться чётко расставлять приоритеты и не гнаться за материальным. Как было отмечено в том же цикле М.Л. Хазина «Положение обязывает», большинство кандидатов во власть ломаются на деньгах, статусе и сексе. В их системе ценностей эти вещи оказываются много выше, чем должно, ну или они не умеют правильно расставлять приоритеты… И то и другое приговор для кандидата в люди власти.

И в заключении, пусть каждый прикинет, есть ли у него «цена», или он может быть выше денег...
https://aurora.network/forum/topic/63913-ocherk-o-tsene-ljudey-vlasti-i-vzjatkakh

Wednesday, December 12, 2018

Популист без популярности и глобалист, погрязший в локальности. Часть II

Сокращено. Форматирование моё.

См. также:
Часть I

Начало тут Часть I

Макрон сразу же показал, что не будет французским президентом, что он будет очередным космополитом, рассказывающим нации о том, как космические корабли бороздят просторы большого театра. В перерывах между улучшением бытовых условий, вроде постройки бассейна в своей резиденции за деньги налогоплательщиков, Макрон рассказывал о "новой европейской империи" и о "климатических угрозах". Это всё происходило на фоне тяжелой экономической ситуации в стране. И когда-то должно было рвануть. Поднятие акцизов на топливо просто стало детонатором давно зревшего бунта.

Ниже есть продолжение.

Что мы увидели в эти дни, так это мы увидели продолжение тренда и очередное поражение космополитов. Космополиты наверное действительно не могут понять, что происходит и почему это происходит. Но это непонимание, которое выражается не просто в том, что Макрон не понимал, что ситуация на грани взрыва и вместо этого рассуждал о европейских империях и надуманных экоголических проблемах, а и в том, что этого не понимает целый пул личностей, которые составляют элиту в самом широком смысле: от разного рода интеллектуалов до журналистов. Они живут в своём внутреннем Давосе, где главные проблемы человечества это "диверсити", "климатические изменения", федерализация разных международных бюрократов. И есть мир, в котором живут миллионы других людей, которых интересует безработица, низкий рост зарплат, инфляция, безопасность на улицах.

Когда они обращают внимание давосских элит на эти вопросы, те закрывают носы, отворачиваются от "черни" и начинают вещать очередную чушь о "диверсити" или "климатических изменениях". Этот дисконненкт между европейскими элитами и собственно европейцами вылился в то, что мы увидели на улицах Парижа.

Критики протеста могут утверждать, что требования "жилетов" это часто набор невыполнимой и взаимоисключающей билиберды. Более того, там у каждого протестующего свой набор требований, а все общие манифесты либо самоделы, либо фейки. И это правда. Но правда также и в том, что обычные французы, вышедшие на улицы, и не должны иметь рецептов или правильных ответов. Это задача элит: услышать запрос и дать ответ на него. Не строить козью морду и отворачиваться, как делают космополиты, а именно дать ответы. Вы говорите протестующие дебилы? Макрон дал ответ на запросы граждан и каков этот ответ? Дебильный. Вместо, например снижения налогов на доходы физлиц, снижения акцизов и налогов на жильё, он поднимает минималку. Это качество всей это космополитической камарильи.

Самая страшная проблема того, что в Западной Европе сейчас правит эта космополитическая бездарная элита, в том, что кризис, в который выливается правление этих личностей, может привести к тому, что к власти дорвутся вообще инфернальные личности. Джереми Корбин уже на низком старте. Я не знаю, кто будет после Макрона, но я думаю это будет нечто схожее на Корбина. Германия пока выглядит стабильнее остальных, но это лишь пока. Если в Западной Европе не найдётся нормальных право-консервативных сил, которые заберут власть из рук этих бездарей, то нас ждут большие проблемы. Это какая-то всеевропейская "Веймарская республика".

Что касается будущего Франции, то оно сейчас выглядит печальным. Во Франции нет нормальных правых элит, нет достаточного количества правых интеллектуалов и правых политиков, которые смогли бы заменить прогнившие левые элиты Франции. Если снести Макрона, на его место придет кто-то ещё хуже. Если не снести Макрона, то его "меры по решению проблем" ещё больше вгонят страну в кризис. И кризис приведёт кого-то довольно неприятного во власть, опять же. Ситуация патовая и выхода из неё не видно.

Единственный плюс из этой всей ситуации, что в очередной раз космополиты потерпели сокрушительное поражение. Макрон, даже оставшись у власти, будет вынужден что-то делать и отвечать на запросы французов, а значит ему просто придется, хотя бы на время, слишком не махать космополитической повесткой дня, всеми этими "климатическими изменениями" и "федеральными Европами" (я надеюсь ума у него на это хватит).

А отвечая на вопрос о будущем Макрона как лидера Франции и мира (на что его прочили лево-либералы и прогрессивная общественность), закончу словами того же Хэннена: "О, Боже, разве бывает в политике более плачевное зрелище, чем непопулярный популист?".
https://nordickraft.blogspot.com/2018/12/blog-post_11.html

Популист без популярности и глобалист, погрязший в локальности. Часть I

Сокращено.

См. также:
Часть II


Протесты "Желтых жилетов" во Франции видели и о них слышали наверное все. Хотя ещё вопрос, что слышали.

Ниже есть продолжение.

Всё началось с петиции на сайте Change.org, которую создала Жаклин Муро в начале октября с требованием отменить запланированное правительством повышение акциза на топливо. Это повышение являлось частью так называемой "климатической повестки" президента Франции и его правительства. К середине октября петиция собрала около 300 тысяч подписей. После два водителя грузовика Эрик Друэ и Бруно Лефевр в Фейсбуке предложили заблокировать дороги в знак протеста. Они же и предложили одеть желтые жилеты. Потом подключились политики мелкого масштаба, вроде лидера правой партии "Debout la France" Франка Бюлера, который призвал к протестам.

Первый протест прошёл 17 ноября и на него вышли 300 тысяч человек. Власть попыталась сделать вид, что этих людей не существует. Второй протест прошёл 24 ноября и на него вышло ещё больше людей. Начались столкновения с полицией.

Как реагировали французские власти? Макрон снизошел до твита, где написал "позор протестующим". Министр внутренних дел Кристоф Кастанье вовсе обвинил в провокациях Марин Ле Пен и её сторонников, якобы это они организаторы "бунта".

Реакция властей, снисходительно-презрительные комментарии Макрона и Кастанье, ещё больше озлобили людей и все вылилось в масштабные насильственные столкновения, с множеством раненных, как со стороны протестующих, так и полиции. Протест начал впитывать в себя всех подряд: от крайне левых до крайне правых, от маргиналов с окраин до представителей среднего класса. Власть продолжала играться в "теории заговоров", ища то "русский след", то обвиняя Трампа во вмешательстве. Заговор вышел на новый уровень, ведь Ле Пен слишком мелковата для "врага республики".

Когда протесты пошли в разнос, его заметили и СМИ, причём даже наши, которые стали экспертами во французских делах. Знаковым фейком стал так называемый "Манифест желтых жилетов", который якобы содержал 25 пунктов требований протестующих. Этот манифест был взят с сайта "Le Libre Penseur" (что в переводе с французского значит "Вольнодумец"), левого интернет-издания. Комизм ситуации в том, что даже если просто прочитать, что написал автор статьи, некий Marco, то мы увидим, что он пишет "les revendications que devraient avoir les Gilets Jaunes", т.е. автор говорит о требованиях "которые должны выдвинуть Желтые жилеты" по его мнению. Банально не читая текст, не зная языка, выхватив где-то из соцсетей, не узнав, что это за сайт и имеет ли он отношение к Желтым жилетам, наши СМИ пустили этот фейк. Вернее статья то существует. Но такую статью могу написать и я, указав, что по-моему мнению они должны требовать то-то и то-то. Также, как написал некий Marco.

Но это небольшое лирическое отступление, чтобы вы поняли какого качества информацией вас кормят наши СМИ. Ну а сейчас мы вернёмся к нашим баранам, т.е. барану - президенту Франции.

Попробовав подавить протесты силой, Макрон понял, что пересадить и побить большую половину Франции, которая поддерживает протест, он не сможет и его величество явило себя вчера по телевизору и обратилось к нации. Посмотрите обращение. Посмотрите на Макрона. Еще вчера он грозил кулаком, призывал стыдиться, обзывал протестующих фашистами-лепеновцами, а сегодня он извиняется перед французами (теми самыми лепено-путинскими агентами). Он напуган и это заметно.

Чтобы сдержать протесты, Макрон пошёл типичным французским путём и взялся за левый популизм, пообещав поднять минимальную зарплату на 100 евро с 2019 года, снизить налоги пенсионерам, заставить работодателей выплатить тринадцатую зарплату. В целом меры, объявленные Макроном, обойдутся французскому бюджету в 8-10 миллиардов евро.

Теперь немного о ситуации в экономике. Три миллиона безработных, то есть 10,2% рабочей силы в стране (например в Германии этот показатель 4,3%), каждый четвертый француз, младше 25 лет, безработный, Франция не может выполнить нормативы ЕС по дефициту бюджета, рост экономики Франции за последние двадцать лет самый медленный среди всех членов ОЭСР, за исключением Италии - сообщает нам BBC.

Какую из этих проблем решают меры Макрона? Как известно любому, кто хоть немного знаком с экономической теорией, рост минимальной зарплаты только увеличит безработицу, особенно среди молодежи, а вторая самая вялая экономика Европы не может себе позволить траты в 8-10 миллиардов евро в никуда. Таким образом, Макрон тушит костёр бензином.

Но давайте, прежде чем смотреть в будущее Франции, заглянем немного в прошлое. И вспомним: а как мсье Макрон пришёл к власти? Потому что именно там кроется корень сегодняшних проблем мсье.

Существует расхожая байка, что Макрон позиционировал себя как "респектабельный политик" против неких "популистов" (о да, Фийон был тот ещё "популист"). Но это враньё.

Дэн Хэннен в колонке для Washington Examiner попытался освежить нашу память:


"Эксперты и политики, которые хвалили Макрона как антидот популизму, неправильно поняли его методы. Центрист также может выступать в роли вожака толпы с примитивными лозунгами. Рассмотрим критерии, которые обычно приписывают популизму. Обещание выйти за рамки старой партийной системы? Есть. Объявлять себя ни левым, ни правым? Есть. Объявлять себя новым, незапятнанным политикой, кандидатом? Есть. Фокусирование на лидере больше, чем на партии? Ещё как есть: партия Макрона была названа En Marche ради инициалов своего лидера.

Политика Макрона была также произвольная. Он обещал пересмотреть раздутую социальную систему Франции, но в тоже время обещал увеличить социальные выплаты некоторым группам интересов; он объявлял себя сторонником свободного рынка, но также и евро-протекционистом; обещал возродить Францию, но также обещал ещё больше погрузить её в Европейское федеральное государство. Единственная постоянная тема его философии это Fuhrerprinzip, особый акцент на роли лидера".

Таким образом, Макрон победил как типичный популист: создал картинку внесистемного кандидата, "нового лица", который построит светлое будущее. Его партия En Marche это фактически олицетворение всего того, что мы ругаем в украинской политике, это аналог Блока Юлиии Тимошенко или Блока Петра Порошенко: именная партия без идеологии, а созданная чисто для продвижения кандидата на пост. Она сформирована из тушек, которые выбежали из Социалистической и Республиканской партий, только потому что Макрон победил. Это пустая партия, это пустой Макрон.

Конечно, публика часто незатейливая и купилась на картинку, а всего-то нужно было просмотреть биографию Макрона, посмотреть за его риторикой, чтобы понять, что он станет очередным серым космополитом, мальчиком, окончившим ENA. Но тот факт, что французы голосовали за "несистемного", и то что системные: что Вальс, что Фийон, получили полный провал, говорил уже о многом. Говорил о том, что ситуация зрела и Макрон явно был не тот, кто способен был её изменить (впрочем, Ле Пен тоже).

В то время, как Трамп приходил к власти в США тоже на риторике против истеблишмента, Трамп после выборов остался Трампом. Его решения иногда неудачны, иногда его действия создают хаос, а иногда он довольно удачен, но он так и остался американским президентом, который отстаивает американские интересы и решает американские вопросы.
https://nordickraft.blogspot.com/2018/12/blog-post_11.html

Продолжение тут Часть II

Дмитрий Бачило: Foxconn




История крупнейшего производителя компьютерных компонентов из Тайваня

Британскому премьеру Терезе Мэй предстоит голосование о доверии однопартийцев

Британскому премьер-министру Терезе Мэй в среду грозит вотум недоверия после того, как 48 законодателей ...(15% от нынешнего числа депутатов)... от ее собственной Консервативной партии представили письмо с требованием ее отставки.

...По уставу партии, Мэй должна набрать 158 голосов из 315, принадлежащих консерваторам в парламенте, чтобы остаться лидером партии и, следовательно, премьер-министром. Если ей это удастся, то члены ее партии не смогут требовать ее отставки повторно в течение года. Если она проиграет голосование, Мэй должна будет уйти, и в течение нескольких недель будет избран новый лидер партии.

Это голосование еще больше осложнило ситуацию с Brexit. Мэй упрекают с одной стороны за то, что она якобы неправильно вела переговоры с ЕС по условиям Brexit, а с другой упрекают, что она вообще поддерживает Brexit вместо того, чтобы согласиться на повторный референдум. Британское общество поляризовано, из-за неопределенности с Brexit экономику лихорадит, время выхода из ЕС неуклонно приближается, а Евросоюз отказывается пересматривать достигнутые с Мэй договоренности по Brexit, которые она даже не решилась выставить на голосование в парламенте.



Ниже есть продолжение.

...Вынесение на голосования вотума недоверия стало возможным после того, как так называемый "Комитет 1922" заднескамеечников от Консервативной партии получил не менее 48 писем от действующих депутатов, призывающих к этому голосованию...

...Днем ранее Тереза Мэй отложила голосование по соглашению о выходе Великобритании из Евросоюза, которое должно было состояться 11 декабря, чтобы попробовать внести изменения в уже утвержденное 27 странами ЕС соглашение...

...Премьер-министр Великобритании отложила голосование в палате общин, посвященное вопросу Brexit. Мэй сообщила, что причиной этого стала "обширная и глубокая обеспокоенность" по вопросу Северной Ирландии и ирландской границы. "В результате, если бы мы продвинулись и провели голосование завтра, то сделка была бы отвергнута", - отметила Мэй. При этом она выразила уверенность, что в итоге сможет добиться того, чтобы большинство членов парламента поддержали сделку по Brexit, если будет решен вопрос ирландской границы. "Я по-прежнему верю, что в этой палате будет получено большинство в поддержку, если я смогу обеспечить дополнительные гарантии по вопросу "страховочного" плана, и на этом я сконцентрируюсь в ближайшие дни", - сказала она, выступая в парламенте.

Мэй при этом в очередной раз отметила, что выработанное соглашение является наилучшим из возможных. Лидер Лейбористской партии Великобритании Джереми Корбин, выступая в палате общин, заявил, что Тереза Мэй "должна добиться изменений в сделке по Brexit или "уйти с дороги". "Если премьер-министр не может четко обозначить, что она может и будет вести новые переговоры по сделке, то она должна уступить дорогу", - заявил Корбин. "Это плохая сделка для Великобритании, плохая сделка для экономики и плохая сделка для нашей демократии. Наша страна заслуживает более удачной сделки", - полагает лидер крупнейшей оппозиционной партии Великобритании.

По оценкам наблюдателей, британское правительство должно было потерпеть поражение при проведении голосования, поскольку крыло евроскептиков в правящей Консервативной партии, а также поддерживающие тори депутаты от североирландской Демократической юнионистской партии выступают резко против положений согласованной кабинетом министров сделки по Brexit...

...В случае поражения Мэй на голосовании, будут проведены выборы лидера партии, в которых она уже не сможет участвовать.

Есть также вероятность, что в случае победы с малым перевесом Тереза Мэй сочтет за лучшее добровольно сложить с себя полномочия лидера партии.

Поскольку консерваторы располагают относительным большинством в палате общин (315 из 650), новый лидер партии получит и пост премьер-министра страны...
http://txt.newsru.co.il/world/12dec2018/may_503.html
http://txt.newsru.com/world/12dec2018/may_votum.html
https://cursorinfo.co.il/all-news/rodnaya-partiya-vystavlyaet-tereze-mej-votum-nedoveriya/
https://www.bbc.com/russian/news-46536502

Tuesday, December 11, 2018

Про экономическое положения Франции и Желтых жилетах



См. также:
אז מה לעזאזל קורה בצרפת?

אז מה לעזאזל קורה בצרפת? (Hebrew)

Первая часть полностью. Вторая - сокращена.

См. также:
Про экономическое положения Франции и Желтых жилетах


אני קורא הרבה מאוד שטויות לאחרונה מכל מיני ״פרשני שעה״ שלא דוברים מילה צרפתית אבל ישמחו מאוד לומר לכם בדיוק מה קורה פה וכמובן שכל זה מתאים להם כמו כפפה לאג׳נדה שבה הם דוגלים (משמאל או מימין) המציאות, כהרגלה באשר היה מציאות - הרבה יותר סבוכה.

בכדי להבין מה באמת קורה פה צריך להבין שני תהליכי עומק גאו-פוליטיים שצרפת עוברת בכמה העשורים האחרונים. התהליך הראשון הוא זה שהביא לתחילת המחאה לפני קצת יותר מחודש והתהליך השני הוא זה שהביא אותה להקצנה שכללה הרס וביזה מאסיביים של מרכז פריז.


Ниже есть продолжение.

המניע הראשוני למחאת ״האפודים הזוהרים״ הוא תהליך שלא ייחודי לצרפת אבל בצרפת הוא מוצא ביטוי חזק מאוד - גוויעת הפריפריה. התהליך הזה מתואר בצורה מאוד מדוייקת ובפרוטרוט בספר משנת 2014 שנכתב על ידי הגיאוגרף כריסטוף גילווי (נכתב Guilluy מבוטא כמו השם הפרטי גיל+המילה כן בצרפתית - oui) לספר קוראים ״צרפת הפריפרית״ (La France périphérique) ולצערם הרב של רוב פרשני הדמיקולו הוא לא תורגם לאנגלית והתזה המובאת בו בד״כ לא ידועה להם. לא מדובר בסתם ספר. מאז שיצא, הוא שינה לחלוטין את הדיון הציבורי בצרפת ושינה גם את אופי הקמפיינים הפוליטיים. הרבה מאוד פוליטיקאים צרפתים קראו אותו. שמועות אומרות שגם נשיאים ונשיאים לשעבר.

אז מה כל כך מיוחד בתזה המובאת בספר הזה ולמה היא המפתח להבנת המהומות האחרונות? עד לפני כמה שנים, התפיסה הקלאסית של השסע בצרפת דיברה על ״צרפתים מקוריים״ (Français de souche) ועל צרפתים שהתאזרחו לאחרונה ומהגרים. מטענות פופוליסטיות של ז׳אן מארי לה-פן ש״המהגרים לוקחים את העבודה לצרפתים״ ועד סרטים כמו ״השנאה״ (1995) שהראו את הצד של הצרפתים הדחויים.

יש אכן שסע כזה, הוא קיים (ועליו ארחיב בחלק ב׳) אבל השסע הזה מינורי יחסית לשסע הגדול באמת שהוא השסע בין ״צרפת המטרופוליטנית״ ו״צרפת הפריפריאלית״. צרפת המטרופוליטנית היא צרפת שקיימת בערים הגדולות בצרפת, פריז, מרסיי, טולוז, ליון, ליל וכדומה. הצרפת הזו נהנת מכל פירות הגלובליזציה - תחבורה ציבורית יעילה מאוד עם תכיפות גבוהה, פרישה טובה ודיוק יחסית מרשים, גישה נוחה לנמלי תעופה בינלואמיים, וכמובן משכורות גבוהות, דיור ברמה גבוהה וכוח עבודה זול שמורכב ברובו ממהגרי עבודה - שהופך את החיים להרבה יותר נוחים.

מה שמעניין בצרפת המטרופוליטנית הוא העובדה שלא רק המעמד הבינוני והבינוני-גבוה נהנים מהסטנדרטים הגבוהים האלה אלא גם המהגרים שמשרתים אותם. מהגרי העבודה האלה שמוציאים את ילדי העשירים מבתי הספר ומכינים להם ארוחה חמה ומחכים איתם עד שאבא או אמא יחזרו מהעבודה, אלו שמנקים את הבתים, מקפלים את הכביסה, מכינים את האוכל במסעדות ונוהגים במוניות ובאובר - המשכורות שלהם, תנאי החיים שלהם ובעיקר התשתיות מהן הם נהנים - טובים לאין ערוך מאלו של צרפת הפריפריאלית.

צרפת הפריפריאלית מורכבת לא רק מכפרים כפי שנוטים לחשוב אלא גם מערים שפעם, בימי הביניים ואפילו במאה ה19 היו ערים חשובות ומשגשגות כמו אלבי, רודז, מונפלייה, רואן, לה-הבר וכו׳. אלו ערים לא אחת יפיפיות, גדושות בהיסטוריה ומונומנטים מרשימים שמעידים על העושר והחשיבות שלהן בימי קדם אבל היום הן הופכות לאט לאט לערי רפאים של ממש. באיזור כמו בריטני בצרפת, לפעמים צריך לנסוע 50 קילומטר ויותר על מנת לראות רופא משפחה, בארדש, צריך לנסוע 15-20 קילומטר לפעמים בכדי לקנות מצרכים בסופרמרקט קטן בהרבה מסופרמרקט שנחשב קטן בפריז או מרסיי. הבעיה היא, ש60 אחוז מאוכלוסיית צרפת שעומדת על כ67 מיליון איש היום - גרים בצרפת הפריפריאלית. בצרפת הזו, התחבורה הציבורית לא יעילה. הרכבות (אם הן עדיין קיימות ולא הוחלפו באוטובוסים) באות בתדירות של שעה במקרה הטוב ופעם ביום אם בכלל במקרה הרע. בכדי לצאת לחופשה בחו״ל (שרוב האזרחים שם לא יכולים להרשות לעצמם) צריך לנסוע לפעמים שעתיים או שלוש לנמל התעופה הקרוב. כנ״ל בכדי לקבל שרותים מהמדינה שניתנים בד״כ רק בבירת המחוז. מיותר כמובן לציין ששיעור האבטלה בערים האלה ובאיזורים האלה מרקיע שחקים ומסוגל להגיע גם ל40 אחוז לפעמים בקרב אוכלוסיות מסויימות. הוא עומד, רובו ככולו על 25 אחוזים על פי אומדנים אחדים. (לעומת כ10 אחוז בצרפת המטרופוליטנית)

אז תשאלו: למה אנשי הפריפריה לא עוקרים מהערים והכפרים האלו ועוברים ל״צרפת המטרופוליטנית״? יש לזה הרבה סיבות. דבר ראשון, אחוזי האבטלה בערים הגדולות לא מבוטלים בכלל. הערים האלו מוצפות כבר באנשים שמגיעים יום יום מהפריפריה על מנת שלא לחזור אליה לעולם. בנוסף מהגרי העבודה והפליטים מכבידים קשות על התשתיות האורבניות ועל העזרה הסוציאלית המפורסמת של צרפת, מה שהופך את תהליך הקליטה לארוך ומסורבל. בנוסף, הערים הגדולות פשוט לא יכולות להכיל כמות כזו עצומה של אנשים לפעמים פשוט בגלל בעיה של עתודות קרקע פנויות לבינוי.

יש לי משפחה עמוק בתוך צרפת הפריפריאלית, רובם גרים בעיר קטנה ויפיפייה עד להכאיב עם ארמון מפואר, סימטאות ציוריות ונופים משגעים. העיר הזו נמצאת בנפה היחידה בצרפת שבה אין בכלל פסי רכבת, אין כבישים מהירים והדרך הריאלית היחידה לצאת מהעיר הזו היא רכב פרטי כי האוטובוס שמקשר אותה לשאר העולם מגיע פעם בשעתיים בערך. במהלך רוב השהות שלי פה בצרפת ב20 השנים האחרונות, אין כמעט איזור שבו לא ביקרתי במהלך אחד הטרקים שלי ואני תמיד מקפיד לדבר עם האנשים בכפרים והערים בהם אני עובר ובמידת האפשר גם לשהות אצלם. אתה לא יכול שלא לתהות על ההבדלים העצומים בין האנשים האלה והחיים שלהם לבין החיים בצרפת המטרופוליטנית בה אני גר.

וההבדלים האלה, ששוסעים את צרפת לכדי ממש שתי מדינות שונות שמתקיימות במקביל, הם אלו שדחפו קרוב ל300 אלף אנשים אל הצמתים ואל הרחובות והכבישים המהירים כשהם לובשים אפודים זוהרים (שחוק מטופש הכריח אותם לרכוש לפני כמה שנים). האנשים האלה חייבים רכב. רבים מהם, אם יש להם עבודה בכלל, נאלצים לנסוע עד שעתיים וחצי (!!) הלוך וכנ״ל חזור בכל יום בכדי לעבוד. זה אומר ימים שמתחילים ב4 או 5 בבוקר ומסתיימים ב9 או 10 בערב. זה אומר שרק אחד מבני הזוג עובד בד״כ כי אין שום דרך בעולם לשלם למישהו לשמור על הילדים. זה אומר משכורות שעומדות על בין חצי לשליש משכורת מקבילה בצרפת המטרופוליטנית אבל המוצרים והשרותים עולים אותו דבר בכל מקום. זה אומר שאם אתם משפחה עם שני ילדים ואתם רוצים לעבור לאיזה פרוור מחורבן של פריז או ליון אתם צריכים לחסוך במשך כמה שנים טובות רק בכדי שתוכלו להרשות לעצמכם שכ״ד בערים האלה אם בכלל מצאתם בהן עבודה. ובפרוורים האלה אף אחד לא מחכה להם. להפך.

כשמקרון ניצח את הסיבוב השני של הבחירות, הוא הלך ברוב פומפוזיות לאורך רחבת הלובר תוך כדי שהסימפוניה התשיעית של בטהובן מתנגנת בעוצמה אדירה. כותרות העיתונים שנכתבו באותם רגעים הכריזו על ניצחון מוחץ על מארין לה פן. בנאום הניצחון שלו הוא בז לאלו שאמרו שאולי יפסיד באומרו ״הם לא מכירים את צרפת!!״ אבל מאז הבחרו הוא שוב ושוב הוכיח שהוא עצמו אין לו מושג ירוק על צרפת האמיתית. גילווי עצמו, רואיין קצת לאחר הניצחון וחזה שהכל יתפוצץ במוקדם או במאוחר. הוא טען, בראיון בבר פריזאי שיקי מול מראיינת פעורת עיניים שצרפת לא בחרה במקרון. להפך. אם לוקחים בחשבון את כמות הקולות שניתנו למארין לה פן ומוסיפים אליהם את מיליוני הפתקים הלבנים התוצאה היא 60/40 לטובת לה-פן+פתקים לבנים (אליבא ד׳גילווי). פתק לבן בצרפת הוא הצבעת מחאה. אלו אנשים שטורחים ללכת להצביע בכדי להראות ששני המועמדים הפוליטיים לא מקובלים עליהם. בדרך כלל הצבעת פתק לבן בסיבוב הבחירות השני בצרפת היא דבר זניח. הפעם מדובר על כ20 אחוז מסך ההצבעות. זה נתון מטורף שהמדיה, שבאותו זמן היתה מאוהבת במקרון עד מעל האוזניים - טרחה להצניע.

צרפת הפריפריאלית, כאמור, 60 אחוז מאוכלוסיית צרפת - תופסת (ובצדק) את מקרון כנשיאה של צרפת המטרופוליטנית. לא כנשיא צרפת ״שלהם״. במשך שנה וחצי הוא הספיק להראות שהוא מגלומן נרקיסיסט אגוצנטרי ויהיר מהסוג הכי גרוע. מדובר בנשיא שגער ממושכות בתלמיד תיכון מול מצלמות על כך שקרא לו ״מנו״ (קיצור נפוץ של השם עמנואל) וטען שהוא ״לא מכבד את צרפת״, יומיים אחר כך מילא את ארמון האליזה בדראג קווינס שרקדו בצורה מאוד פרובוקטיבית בעירום כמעט מלא. מדובר בנשיא שאומר למובטל בו נתקל באחת מערי הפריפריה שהתאונן באזניו שאין באיזור עבודה ״אני חוצה פה את הכביש ומוצא עבודה בלי בעיה״ כמה שבועות יותר מאוחר הוא מצטלם עם עבריינים לשעבר באחת מהטריטוריות הצרפתיות כשהם עושים תנועות מגונות שמכוונות אליו. מאקרון משוכנע שזה ה״רגע״ שלו. שהנה הוא, שבקושי מלאו לו 40 יראה לכולם איך הוא הופך ל״אובמה הצרפתי״ אחד שאמר שינהיג את צרפת כמו האל יופיטר, שמעריץ את נפוליאון בונפרטה ולקח את טראמפ ואישתו לביקור מאוד ביזארי באינווליד (לא נעשה מעולם) לבקר את ארונו של הקיסר הדיקטטור המנוח שהיה אימת אירופה במשך כל כך הרבה שנים.

אותו מאקרון זחוח החליט להעלות מס על דלק על מנת לממן פנטזיות מופרכות על אנרגיה ירוקה. עבור צרפת הפריפריאלית, שתלויה כל כך ברכב הפרטי החבוט - זה כבר היה יותר מדי. סכום השווה ליותר מ46 אחוז מהתל״ג הצרפתי נגבה פה כמס וצרפת היא המדינה הממוסה בעולם. האפקט של המס החדש כמעט ולא מורגש בצרפת המטרופוליטנית. לרבים בה אין רכב בכלל (כולל אני) ולא שהם לא יכולים להרשות לעצמם - פשוט אין טעם כשהתחבורה בערים הגדולות כל כך יעילה. ואם אובר יעלו את תעריפי הנסיעה ביורו או שניים - בקושי נרגיש. אבל עבור רבים בצרפת הפריפרית מדובר במכת מוות כמעט. הרכב הוא הלייף-ליין שלהם שבעלדיו אין לחם ובטח ובטח שאין עוגות.

אז הם ירדו לרחובות ולצמתים ולכבישים המהירים וחסמו אותם. אבל לא חסמו אותם כמו האידיוטים בארץ אלא חסמו אותם במה שנקרא ״מחסומי פילטר״ - הם שמרו על נתיב אחד פתוח לחלוטין לרכבי חירום וכל שעה עגולה פתחו את החסימה לגמרי למשך רבע שעה. ואת זה הקפידו לעשות בשבתות על מנת לפגוע כמה שפחות באנשים העובדים (הם בעצמם) החסימות האלה התנהלו בצורה נינוחה מאוד (ברובם המוחלט של המקרים) ועם אווירת ״ילד טוב״ (Bon enfant) שמשמעותה התנהגות חברית ולא אלימה או דורסנית. אנשים הקימו מחסות ארעיים, הביאו תרמוסים של קפה ותה, מאפיות חילקו סנדוויצ׳ים ומאפים על חשבונן וכו׳. רבים מן החסומים בדרכים שמו את האפוד הזוהר שלהם על הדשבורד לאות הזדהות וכשעברו סוף סוף במחסום בכל שעה עגולה צפרו לאות הזדהות.

הבעיה היא שמאקרון די התעלם מהם בשבועות הראשונים. היו לו גם תרוצים מאוד טובים - אין מנהיג, אין ראש למחאה הזו. אין אדם שמתבלט שאיתו אפשר לדבר. מבחינתו זו עוד הבעת התנגדות כמו השביתה הארוכה (והלא מוצדקת) של עובדי הרכבות שבמהלכה לא ויתר אפילו על פסיק ברפורמה שהעביר. אבל זו היתה טעות מרה. דווקא העובדה שזו ״מחאה ללא ראש״ הופכת אותה לכל כך מסוכנת. זו מחאה אמיתית של העם, לא קבוצה מאורגנת של ועדי עובדים, לא מחאה שמאורגנת ע״י מארין לה פן או ז׳אן לוק מלנשון הבולשביק הפופליסט. זה הדבר האמיתי. זה אותו גל תנופה שסחף את צרפת כל כך הרבה פעמים עוד מלפני 1789 ושמאקרון לא השכיל לזהות ממרום מושבו באולימפוס.

בפרק הבא: איך השסע הגאו-פוליטי השני הקיים במקביל לצרפת הפריפריאלית - הפך את המחאה לאלימה ומסוכנת הרבה יותר.

=============== חלק ב' =================
הבטחתי לספר לכם על השסע הגאו-פוליטי השני הקיים במקביל לשסע בין צרפת המטרופוליטנית לצרפת הפריפריאלית. השסע הזה הוא השסע בין האוכלוסיות בערים הגדולות. או, אם לדייק, השסע בין הערים הגדולות לפרברים שלהן. כמו השסע עליו דיברתי בחלק א׳, גם השסע הזה הוא לא נחלתה של צרפת בלבד אבל צרפת הביאה לעולם את הקטליזטור הבלתי מעורער של השסע הזה. - ״השיכונים״ או יותר נכון, אדריכל שוויצרי בשם שארל אדואר ז׳אנרה הביא אותו. רוב האנשים מכירים אותו תחת השם הקצת יותר פומפוזי - לה קורבוזייה.

אבל לפני שאתחיל לדבר על לה-קורבוזייה ומעלליו הרבים הרשו לי לתת סקירה היסטורית קצרה שמסבירה איך נוצרו הפרוורים בצרפת ובכלל..

באמצע המאה ה19 עם התיעוש, בוא מסילת הרכבת וההפתחות האלטילריה תלולת המסלול - נעלמו החומות...עם העלמותן של החומות, המיסים התחילו להגבות בצורה שאותה אנחנו מכירים היום - על פי מרשם אוכלוסין...המקומות האלה הפכו למין איזור חיץ בין העיר לכפר. האיזור בו גרים אלו שאין להם כסף לגור בעיר או לחליפין - האיזור שאליו בורחים עשירי העיר על מנת להתרחק מהזיהום ומההמון שלפעמים הופך מסוכן מאוד.

...בחודש יולי של שנת 1933...היה זה הקונגרס הבינלאומי הרביעי לאדריכלות מודרנית או ״סיא״ם 4״....זהו הקונגרס שבו נידון באריכות ובלא מעט פלגנות נושא ״העיר הפונקציונלית״ המטרה היתה למצוא פתרון לאכלוס מהיר וזול של מיליוני האנשים שהמשיכו את תהליך העיור הדוהר ברחבי העולם. אחרי הקונגרס הרביעי, בגלל הרבה חילוקי דעות, לא פורסם נייר עמדה. אבל זה לא מנע מלה-קורבוזייה לפרסם 8 שנים אחר כך, על דעת עצמו את מה שקרא לו ״הסכם אתונה״ - מסמך זה, מפרט ב95 נקודות איך צריכה להראות עיר מודרנית. המסמך הזה הוא בכייה לדורות בלשון המעטה. אני לא אלאה אתכם בפרטים על כל 95 הנקודות אני רק אתאר לכם בקצרה איך אמורה להראות ״העיר הפונקציונלית״ על פי לה-קורבוזייה, תגידו לי אם זה מצלצל לכם קצת מוכר:

- הבניינים צריכים להיות בצורת מגדלים גבוהים או מגדלי ״רכבות״ מוארכים
- איזורי המגורים צריכים להיות מופרדים מן הדרכים ככל האפשר
- יש להפריד בין ארבע ״פונקציות החיים״ = השינה, העבודה, הפנאי ותשתית הדרכים

התוצאה של העקרונות האלה היא ערי פרוורים מזוויעות ברחבי העולם מבילמרמיר בפאתי אמסטרדם לבראזיליה לסארסל ולה-קורנוב בצפון מזרח פריז. איזורים שבהם הקפידו על הפרדת פונקציות על פי תורת לה קורבוזייה. גני הילדים ובתי הספר במקום אחד, המסחר באיזור אחר וכל בנייני המגורים, ברכבות ארוכות ארוכות לאורך קילומטרים לפעמים. כל הדירות או רובן בנויות בדיוק אותו דבר. כמו שפניות. מסביב לכל האיזורים האלה, להם הצרפתים קוראים Grands ensembles = גראנד אנסמבל - עוברים כבישים מהירים שמחברים אותם לרקמה האורבנית השכנה.

שלא תבינו לא נכון, כשהתחילו לבנות את מפלצות הבטון האלה, והסנוניות הראשונות הפציעו בשלהי שנות ה30 ערב מלחמת העולם השנייה - הם היו שידרוג עצום לעומת זוועת הפחונים שפשתה מסביב לערים הגדולות. סוף סוף דיור ציבורי זול ונקי. אנשים מאוד שמחו לעבור אליהם אחרי מלחמת העולם השנייה ועד שנות ה60 המאוחרות הם עדיין היוו אטרקציה די נחשקת. אגב, לא רק לאלו שגרו בשכונות הפחונים שמסביב לעיר. - סבא וסבתא שלי נאלצו לשחד פקידה בכירה במפלגה הקומוניסטית הצרפתית בשנות החמישים המאוחרות על מנת שתקמבן להם זכות לקנות דירה באחת הרכבות האלה שנמצאות בויטרי-סור-סן - פרוור דרומי של פריז. בשבילם, לעבור עם הילד מדירת גג של 13 מ״ר בפריז לדירת 4 חדרים קטנה היה הדבר הכי טוב שקרה להם בחיים.

ואז, הכל התחיל להדרדר.

החל משנת 1954, בזו אחר זו, זכו הקולוניות הצרפתיות בעצמאות. מאינדוצ׳יינה (ויאטנם לאוס וקמבודיה) דרך מדינות אפריקה ועד אלג׳יר (לאחר מלחמה נוראית שנסתיימה ב1962.) התפיסה הקולוניאליסטית הצרפתית (בניגוד לזו הבריטית) גרסה שנתיני הקולוניות שלה הם אזרחים צרפתים לכל דבר. אמנם לא בכל מקום זה היה כך אבל מיד אחרי מלחמת העולם השניה ועד שנת 1962 הגיעו לצרפת באופן חוקי לגמרי הרבה מאוד צרפתים ילידי הקולוניות והתיישבו בה. צרפת של אחרי המלחמות נזקקה למיליוני ידיים עובדות. רק שתבינו עד כמה: בתקופת מהומות 1968 אוכלוסיית צרפת מנתה קצת יותר מ52 מיליון איש. סך כל המובטלים היה כ65 אלף. מדובר על כשמינית האחוז...

דור המהגרים הראשון הורכב בעיקר מאנשים קשי-יום שעבדו קשה מאוד ובחריצות. הם עבדו שעות ארוכות וניסו בכל כוחם לשפר את תנאי המחיה שלהם. גם הם, כמו הצרפתים ילידי צרפת - כמהו לגור בגראנד אנסמבל - השיכונים החדשים. בצרפם סנטים לסנטים, פרנק לפרנק הם הצליחו בעמל רב לרכוש דירה באחד מהבניינים האלה או להשיג אותה דרך זכאות לדיור ציבורי.

אממה? ילידי צרפת לא כל כך היו בקטע של השכנים החדשים. ובגלל שלילידים היה ״פור״ כלכלי ותרבותי על המהגרים - הם פשוט פינו לאט לאט את הדירות בגראנד אנסמבל לטובת המהגרים שהתיישבו בהם מרצון. וחזרו פשוט לדירות גדולות יותר בערים עצמן או, ובכן, עברו לפריפריה הציורית. כי הרי אפשר היה למצוא בה עבודה בקלות באותה תקופה.

רוב המהגרים פשוט מצאו את עצמם בשנות ה70 יושבים בתוך מכלאות בטון זול, שבתקופה הזו כבר התחיל להתפורר. רובם ככולם מאותה שכבה סוציו-אקונומית. רובם הגיעו מאפריקה. רובם מוסלמים. הילדים הקטנים והתינוקות שאיתם הגיעו המהגרים, נולדו לתוך מציאות שבה שני ההורים עובדים קשה רוב היום, והם, הילדים - נאלצים לטפל באחים והאחיות הקטנים שלהם. בבתי הספר שלהם בקושי נפגשו עם צרפתים ״לבנים״ הגראנד אנסמבל הפכו למין ״כפרי שינה ורטיקליים״ של יוצאי אפריקה ואסיה. מנותקים ע״י כביש מהיר משאר המטרופולין. אליה הם מגיעים בעזרת רכבות הRER והTER שגומאות תוך דקות מרחבים על מרחבים של גראנד אנסמבל אחרים עד שהם נכנסים לתחום העיר הגדולה.

בשנות השמונים כבר התחילו הבעיות. הרבה הרבה ילדים שגדלו עם השגחה הורית רופפת מאוד מנותקים גיאוגרפית ופיזית מהחברה הצרפתית הם דוברי צרפתית טובה. בתי הספר הרפובליקאים הרי אלופים ביצירת צרפתים מתוך שטאנץ אחיד. אבל השמות שלהם הם סעיד, או מבאלה ופאטימה כשהם שוקדים על קורות החיים שלהם, בחלק של הפרטים האישיים, במיקוד שלהם מופיעים המספרים הארורים ״93״ או ״94״ או ״95״. בלוטו הגדול של החיים באיזור פריז רבתי אלו מספרים לא טובים. המספרים הזוכים הם 75 (פריז גופא) ו״92״ (או-דה-סן - איזור הפרוורים השיקיים של פריז והמחוז הכי עשיר בצרפת). הימים הטובים של אבטלה אפסית כבר פסו מהעולם. הפריפריה מתחילה כבר להתפורר אבל היא עדיין לא יודעת את זה. או מנסה להתעלם. לא פשוט למצוא עבודה בצרפת עם שם ערבי ומיקוד לא נכון.

הגראנד אנסמבל עכשיו נראים כמו פה מלא שיניים רקובות ושחורות. פה דירה שרופה, שם שער בעוט וגדר מעוקמת. זבל נזרק מן החלונות ומתפזר על האדמה ההדוקה שפעם היתה דשא ונדנדות שמהן נותר רק גדם מחליד. וככה גם הדור השני והשלישי למהגרים מרגישים. אף אחד לא רוצה אותם, לאף אחד לא אכפת. צרפת דוהרת קדימה והם נשארו מאחור בבידוד מזהיר. רבים מהם מובטלים. יותר ויותר נכנסים לעולם הסמים, משתמשים או סוחרים. כנופיות נוצרות, פשע, זנות. חלקם פונים לאסלם הקיצוני.

ואם כל זה לא מספיק, הם חווים משבר זהות קיצוני בכל פעם שהם נוסעים אל וחוזרים מ-ביקור מולדת. מה שהם קוראים הBled. כוח הקניה שלהם באלג׳יר או תוניס או מרוקו הוא עצום ביחס לצרפת. לרובם יש ערבית ״כלשהי״ מהבית. אבל שם אסור להתחיל עם בנות בים ואי אפשר להתנהג בחופשיות כמו בצרפת. והאנשים שם צוחקים על המבטא שלהם. בצרפת הם ״הערבים״ ובאלג׳יר הם ״הצרפתים״ שונאים אותם מכאן ומכאן. וכך הם נעים ממרחב למרחב מבלי ממש למצוא מנוח.

אחת לאיזה כמה שנים המשטרה רוצחת אחד מהם בדם קר, תוך כדי מרדף או מעצר. ואז הם מתפרעים. שורפים את המכוניות של השכנים המסכנים שלהם, את בתי הספר, את תחנות המשטרה. הסרט ״השנאה״ שהזכרתי בחלק א׳ מבוסס על מקרה כזה שקרה באפריל של שנת 1993.

ב20 ביוני 2005, אחרי שנער בגראנד אנסמבל בקורנוב נהרג מכדורים תועים (כנראה של סוחרי סמים) ניקולא סרקוזי, שר הפנים באותה תקופה - אמר למשפחת הקורבן שהוא ינקה את הסיטה דה 4000 (איזור שיכונים ידוע לשמצה) בעזרת קארשר (כלי ניקוי בעזרת התזת מים בלחץ). הוא הבטיח ״אפס סבלנות״ כלפי הפושעים מהשיכונים. ב25 באוקטובר של אותה שנה יוצא סרקוזי לסיור לילה באחד מהפרברים. תחת אבטחה כבדה. הוא מתקבל בקללות נוראיות (״סארקוזי נזיין אותך בתחת״) ומטר של חפצים. הוא מבטיח לאחת התושבות שמציצה עליו מחלונה מאחד הבניינים שהוא ״יפטר למענה מהאספסוף הזה״. המילה הצרפתית בה בחר לומר ״אספסוף״ היא מילת גנאי ידועה לתיאור שוכני הפרוורים - Racailles - רקאיי.

יום למחרת - שני נערים שברחו משוטרים אלימים התחשמלו למוות בתחנת שנאים. צרפת בערה במשך שלושה שבועות. הפורעים, רעולי פנים, נפנפו לא פעם באקדח ביד אחד ותעודת זהות צרפתית ביד שניה. כ9000 מכוניות נשרפו. כ3000 אנשים נעצרו בכל רחבי צרפת. נגרם נזק לרכוש בעשרות מיליונים. אני זוכר שטסתי לארה״ב במהלך השבוע השני להתפרעויות. הטיסה מנמל התעופה שארל דה-גול מערבה עוברת מעל כל הפרוורים ה״קשים״. מסך עשן כבד ושחור התמר ממש מכולם ואפשר היה לראות בבירור מאות נקודות אור קטנות של רכבים בוערים.

המצב בפרוורים הצרפתיים לא משתפר בכלל. כל כמה שנים יש התפרעויות. אבל בין לבין - שוכחים מהמצוקה שם לגמרי. כאילו אף אחד לא רוצה לדעת באמת ואף אחד לא רוצה לזכור. מין הדחקה כללית לאומית שבשתיקה. שבהסכמה. עשו סרטים, להקות ראפ צרפתיות שרות על זה נון סטופ (וחבריהן מתעשרים ועוזבים את השיכונים). אך נראה שלאף אחד ב״צרפת הלבנה״ לא אכפת באמת. גרוע מכך. יש מאות אזורים שבהם דה פקטו - הרפובליקה הצרפתית לא ממש מתקיימת. קשה עד בלתי אפשרי לערוך שם סיורים של ניידת אחת או שתיים (צריך ליווי כבד בהרבה) מכבי אש שנאלצים להכנס לשם על מנת לכבות אש או לטפל בפצועים או חולים - חוטפים אבנים תדיר. ועוד ועוד.

התסכול שם לא פוחת וגם הזעם לא. ולכן, מאז שנות התשעים. אל שוליה של כמעט כל הפגנה, כמעט בכל נושא - מזדנבים הCasseurs ה״שברנים״ או ה״פורעים״ - אלו אותם דור שני ושלישי למהגרים שמנצלים את הכאוס היחסי שהוא נחלתה של כל הפגנה צרפתית ועם כדורי פטאנק או אלות ברזל שוברים תחנות אוטובוס, מרססים על הקירות, ובמידת האפשר - שוברים חלונות ראווה של חנויות ובוזזים אותן. הם לא זועקים סלוגנים, הם לא הולכים עם שלטים הם לא שורקים במשרוקיות או שרים שירים הם לא מתראיינים לטלוויזיה. הם שוברים ומנתצים. הם מזכירים שוב ושוב לחברה הצרפתית - ״היי, אנחנו עדיין פה. ורע לנו. ואנחנו שונאים אתכם.״



https://www.facebook.com/cellier/posts/10156512254751620
https://www.facebook.com/cellier/posts/10156515995741620

Беннет: "200 тысяч евреев Франции хотят репатриироваться, Израиль не готов" (09.12.2018)

Заметка полностью.

Министр по делам диаспоры Нафтали Беннет представил на еженедельном заседании правительства свой проект по способствованию алие евреев из Франции.

"Во Франции есть 200 тысяч евреев, желающих репатриироваться, и государственные системы совершенно не готовы к этому. Я инициировал программу неформального образования среди этой диаспоры, но этого недостаточно. Необходима комплексная программа, сформированная и возглавляемая правительством", - сказал Беннет.

Ниже есть продолжение.

Премьер-министр Биньямин Нетаниягу отдал распоряжение Беннету совместно с Национальным советом по экономике сформировать программу и представить ее на заседании межминистерской комиссии по алие и интеграции. Эту комиссию возглавляет премьер-министр, являющийся одновременно министром по делам алии и интеграции. В состав комиссии входят также министр финансов Моше Кахлон, министр туризма Ярив Левин, министр экологии Зеэв Элькин, глава Национального совета по экономике Ави Симхон и глава аппарата премьер-министра Йоав Горовиц.
http://txt.newsru.co.il/israel/09dec2018/bennet_709.html

О современной цифровой революции

Отрывок.

У всех сегодня на слуху модное словосочетание «цифровая революция». Под этой революцией принято понимать широкое распространение вычислительной техники, прежде всего – персональных компьютеров, всеобъемлющее проникновение интернета, массовое применение персональных портативных коммуникационных устройств.

Точную дату начала цифровой революции назвать сложно, но информационно-компьютерные технологии (ИКТ), являющиеся сутью революции, стали появляться во второй половине прошлого века. К сегодняшнему дню революция еще не достигла своего апогея, она продолжается. Ее результатом станет полное построение так называемого «цифрового общества», клеточкой которого станет «цифровой человек». Футурологи говорят, что это будет постиндустриальное общество...

Ниже есть продолжение.

Нынешнюю цифровую революцию сейчас принято называть четвертой промышленной революцией (первая связана с появлением паровой машины, вторая – с электричеством, третья – с автоматизацией). Президент Всемирного экономического форума (ВЭФ) профессор Клаус Шваб даже написал книгу, которая так и называется - «Четвертая промышленная революция». Ключевые технологии, которые будут определять экономику и жизнь «цифрового общества», – «распределенные реестры», «большие данные», «3D-печать» и «печатная электроника», «квантовые исчисления», «умные вещи», «цифровые деньги», «роботы» и т.п. Изменения охватят самые разные стороны жизни: рынок труда, жизненную среду, политические системы, технологический уклад, человеческую идентичность и другие. Даже Клаус Шваб, будучи рупором интересов большого капитала, признает, что четвертая промышленная революция несет в себе риски повышения нестабильности и возможного коллапса мировой системы, что эту революцию надо воспринимать как вызов человечеству. И Шваб не скрывает некоторой растерянности, ибо до конца сам не понимает движущие силы и конечные цели указанной революции...


Надлом 2020: Как "употребляют" Францию

Отрывок.

...Во всей Европе и США в 1970-е наблюдается впервые за всю историю спад рождаемости ниже уровня простого воспроизводства.

Это объяснимо, начало этого (спусковой крючок) – в 1960-ых. Разные европейские страны приняли пенсии в разное время, но именно в 1940-е они сделались всеобщими – война выгнала женщин на работу. До того замужней женщине принято было сидеть дома и заниматься хозяйством, и каждая хотела иметь большой дом и много детей – кормильцев на старость, а в 1940-е настрой сменился: уже не дом и дети, а работа и пенсия.

Рожденные в 1940-е воспринимали пенсии уже как закон природы, и вырастя, задали себе логичный вопрос: А зачем вообще нужна эта семья, эти дети (сопливые)?

Ниже есть продолжение.

Ответа не было – и они совершили сексуальную революцию (1960-е). Она сопровождалась повышением рождаемости – ну, если ты занимаешься революцией – то непременно будут и раненые, и жертвы.

Женитьба по залету стала обычной (помните, у нас в 1980-е).

К тому же, многим было удобней сексуально раскрепощаться, состоя в браке, чем навлекать на себя осуждение близких и соседей (опять, наши 1980-е). Браки эти потом распадались – но дети-то оставались.


Вот вам объяснение повышения рождаемости в 1960-е

А в 1970-е последовал неизбежный откат – рождаемость упала ниже простого воспроизводства, уже навсегда: Зачем дети, будет же пенсия?

Одновременно, началась широкая иммиграция – других Суперэтносов.

Это было начало конца.

В 2020-е рожденные в 1960-е (последнее десятилетие, когда белая раса воспроизводила себя) начнут выходить на эти самые пенсии – кто их заменит?

Вот это и есть Рубеж, Надлом-2020, он будет на наших глазах.

На сегодняшний день есть 2 страны, уже готовые к употреблению – это Франция и США. В возрасте до 30 лет там уже больше черных и цветных...

я ждала, когда начнут употреблять Францию – и вот уже.

Следующие – США, потом – Германия...
https://aurora.network/forum/topic/63878-nadlom-2020-kak-upotrebljajut-frantsiju

Евгений Сатановский комментирует отставку министра обороны Израиля Авигдора Либермана и ситуацию в секторе Газа (14.11.2018)



mp3

Израильское руководство “крышует” ХАМАС

САТАНОВСКИЙ: Об отставке Либермана. Значит, с утра это было запрограммировано, было понятно, что если министр обороны обещал расправиться с террористами, когда он пробивался со своей партией в правящую коалицию и пробился...

Ниже есть продолжение.

А он достаточно жесткий человек, русскоязычный, что радует, во всяком случае с нашим министром обороны Сергеем Кужугетовичем Шойгу они вполне себе по-русски говорили и в ходе визитов на Ближний Восток представителей руководства российского Минобороны, и в ходе участия Либермана в международной конференции Минобороны в нашей стране. Было довольно забавно наблюдать их в первом ряду с иранским министром обороны: справа сидит иранец, тогда еще был Дехкан, слева сидит Либерман – ну прям вот душа радовалась, потому что, конечно, кроме России, никто не в состоянии был бы собрать в одном зале и в одном ряду персидского министра и израильского – при “замечательных” отношениях их стран.

И тем не менее отставка произошла, причем без всякого Ирана – или почти без Ирана. Как известно, несколько дней назад интенсифицировался ракетный обстрел группировкой ХАМАС из сектора Газа территории Израиля. Весь юг сидит в бомбоубежищах. Напоминаю, в государстве Израиль более миллиона человек, приблизительно 1 200 000, русскоязычных, из них приблизительно (для тех, кто евреев не любит – имеет полное право, что, у нас нет в стране, что ли, права на антисемитов?) треть миллиона – это вообще русские, русские-русские, то есть к евреям никакого отношения не имеют. Плюс украинцы, белорусы, татары и вообще все те, с кем в Советском Союзе женились. И под 100 000 человек сохранили российское гражданство. Российское – это значит, что паспорт – российский. Цифры эти колышутся, потому что там те, кто уехал в советское время, могут и вернуть российское гражданство, но это самые что ни на есть граждане России – не Белоруссии, не Украины, не Узбекистана. То есть чтобы понимать, что соотечественники у нас – с этой стороны. Избирательные участки открываются, когда у нас выборы, активно работают посольства, а посольства работают очень хорошо. Ну, как есть! Там есть определенное разночтение по избирательным предпочтениям населения с российскими голосованиями. Но что забавно, приблизительно одинаково на последних президентских выборах в Израиле и Путин получил. И приблизительно одинаково получили все, включая “Партию Роста” господина Станкевича и Надеждина, ну "Яблоку" там чуть больше симпатизируют. Да, конечно, тоже вполне понятно – такая вполне интеллигентская тема. Но! Вроде бы, когда у вас обстреливают соотечественников и они сидят в бомбоубежищах, а там еще чертова туча ветеранов войны Великой Отечественной, и парад там на 9 Мая, под соответствующую дату, никакое не 8, которое отмечают на Западе. И советские ветераны Великой Отечественной войны выходят на этот самый парад. Много чего по этому поводу говорили, и на наш Парад Победы вот приехал премьер-министр Израиля и пошёл вместе с Владимиром Владимировичем в “Бессмертном полку”, нес портрет израильского героя!
http://radiovesti.ru/brand/61009/episode/1988054/