Важно

  •  

Tuesday, July 31, 2018

Roger Penrose on String theory (English)



Before the Big Bang 7: An Eternal Cyclic Universe, CCC [Conformal Cyclic Cosmology] revisited & Twistor Theory

Индия лишила гражданства 4 миллиона жителей штата Ассам (Russian, Hebrew)

В понедельник, 30 июля, власти Индии лишили индийского гражданства четыре миллиона жителей штата Ассам на востоке страны, которые не смогли доказать, что не являются беженцами из Бангладеш.

Гражданства не были лишены только те жители Ассама, которые смогли доказать, что жили в штате до 1971 года, когда в результате войны в соседнем Бангладеш миллионы беженцев хлынули в Индию.

Решение индийских властей может привести к массовой депортации мусульман из Ассама.
http://txt.newsru.co.il/world/30jul2018/assam_504.html

יש המשך למטה.
Ниже есть продолжение.

הודו ביטלה אזרחות של 4 מיליון תושבים

במדינת אסאם מתגוררים תושבים מוסלמים רבים שנמלטו מבנגלדש בשנות ה-70, ונרדפו על ידי התושבים המקומיים גם בהודו. עכשיו הם צריכים להוכיח שהתגוררו באזור לפני 24 במארס 1971


ודו הודיעה היום (שני) כי לא תכלול 4 מיליון תושבים בטיוטת מירשם האזרחים של מדינת אסאם שבצפון-מזרח הודו. המשמעות היא שנשללה למעשה האזרחות מתושבים שאינם מופיעים במירשם ובני המיעוט המוסלמי במדינה חוששים שיגורשו או ייעצרו.

מדינת אסאם ממוקמת באזור עשיר בתה, והיא נמצאת זמן רב במוקד של מתיחות חברתית ועדתית עם תושבים מקומיים שמתנגדים להגירה לא חוקית. ממשלתו הלאומנית של ראש ממשלת הודו, נרנדרה מודי, מובילה את המאבק.

ב-1983 אירעו במדינה מהומות, שבהן כנופיות מקומיות חמושות במצ'טות רדפו והרגו מוסלמים כדי לגרשם מהמדינה.

ממשלת הודו אומרת כי רשימת האזרחים לא הוכנה כצעד מקדים לגירושם של המוסלמים, וכי גם מי שלא הוכנס לרשימה, יוכל להגיש בקשה מחודשת לקבלת אזרחות. "אף אחד לא יילקח למעצר או יועמד לדין בגלל הטיוטה", אמר לרויטרס סייליש נציב מפקד האוכלוסין שהזדהה רק בשם פרטי.

במהלך מלחמת העצמאות של בנגלדש מפקיסטאן בשנות ה-70 המוקדמות, נמלטו להודו מאות אלפי אנשים. רובם התיישבו באסאם, לה גבול של 270 ק"מ עם בנגלדש. לפי סייליש, יותר מ-30 מיליון אנשים הגישו בקשה להיכלל במרשם האזרחים, ו-4,007,707 סורבו.

כדי להיחשב לאזרחים הודים, כל התושבים באסאם נדרשו להוכיח שהם או משפחתם התגוררו במדינת המחוז לפני 24 במארס 1971.

סייליש לא פירט מי התושבים שלא הוכנסו לטיוטת מירשם האזרחים.

מבקרי הממשל טוענים שהכנת המירשם הוא צעד נוסף של מפלגתו של מודי (BJP) שנועד לפגוע במיעוט המוסלמי. ב-BJP דוחים את הטענות נגד המפלגה.

הרשויות במדינה אמרו פעמים רבות כי יש צורך בבחינת האזרחות של התושבים כדי להגן על האתניות האסאמית, שרבים מהם דורשים גירוש זרים שמואשמים בגניבה של מקומות עבודה וניצול משאבים.

הטויוטה הראשונה של מירשם האזרחים פורסמה ב-31 בדצמבר, ובה אושרה אזרחותם של 19 מיליון תושבים. ואולם החודש מסרו הרשויות המארגנות את המירשם לבית המשפט כי 150 אלף בני אדם שנכללו ברשימה הראשונה, שליש מהם נשים נשואות, לא יכללו בטיוטה הבאה שתפורסם בגלל שרובם סיפקו מידע שקרי או שלא סיפקו מסמכים מספקים.

"אם הממשלה החליטה לסמן אותנו כזרים, מה אנחנו יכולים לעשות?" שאל עבדול סובן, מוסלמי דובר בנגלית שמתגורר באסאם. "מפקד האוכלוסין מנסה לחסל אותנו. העם שלנו מת כאן, ואנחנו לא נעזוב את המקום הזה".

https://www.haaretz.co.il/1.6320230

גלי ישראל: שרון גל בראיון עם משה פייגלין על סירוב פקודה של בנו (Hebrew)

Monday, July 30, 2018

Roger Penrose critique on String Theory (English)

Пинхас Полонский: Пять Волн Алии, сформировавших Государство Израиля







Ниже есть продолжение.

Часть 1. Старый ишув

§ 1. Алия – «подъем» в Страну Израиля
§ 2. Хронология волн алии
§ 3. «Нулевая» алия
§ 4. Старый ишув
§ 5. Начало алии с 1772 г.
§ 6. В середине XIX века Страна Израиля была почти не заселена

Часть 2. Первая алия

§ 7. Первая алия прибыла из Российской империи >>
§ 8. До Первой алии евреи Страны жили на «внешние деньги» >>
§ 9. Нерелигиозные евреи в XIX веке были против сионизма >>
§ 10. Причина Первой алии — погромы в России >>
§ 11. Первая алия создала сельское хозяйство >>
§ 12. Первая алия начала строительство государства >>
§ 13. Первая алия была национально-ориентированной >>
§ 14. Старый Ишув был религиозно-ориентированным >>
§ 15. Конфликт Нового и Старого Ишува >>
§ 16. Героизм Первой алии >>
§ 17. Только 10% евреев-эмигрантов из Российской империи поехали строить Израиль >>

Часть 3. Вторая алия

§ 18. Вторая алия — социалистический сионизм >>
§ 19. Вторая алия возродила разговорный иврит >>

Часть 4. Третья алия

§ 20. Третья алия была продолжением Второй алии >>
§ 21. Евреи-меньшевики уехали в Израиль и построили Страну >>
§ 22. Третья алия построила социалистическую демократию >>
§ 23. Британский мандат >>
§ 24. Арабы препятствовали приезду евреев >>

Часть 5. Четвертая алия

§ 25. «Русские евреи» и основание Израиля >>
§ 26. Четвертая алия – «буржуазная», а не социалистическая >>
§ 27. Государство создали примерно 600 000 человек >>

Часть 6. Пятая алия

§ 28. Пятая алия — беженцы из Германии >>
§ 29. Два важных анекдота про конструктивный подход к проблемам алии >>

Часть 7. Некоторые моменты создания Государства Израиля

§ 30. Ашкеназская политическая структура Израиля >>
§ 31. Пророчество «о сухих костях» >>
§ 32. Создание Государства Израиль – это чудо >>
§ 33. Элиэзер Бен-Иеhуда – создатель разговорного иврита >>
§ 34. Иврит победил идиш и немецкий языки >>















Школьников. Очерк о стратегии Европы

Ещё немного футурологии. Заметка плоностью. Форматирование сохранено.

См. также:
Школьников. Очерк о стратегии США
Школьников. Очерк о стратегии Европы
Школьников. Очерк о стратегии правых глобалистов/либералов
Школьников: очерк о стратегии исламского мира
Школьников: Очерк о стратегии Латинской Америки
Школьников: Очерк о стратегии Китая
Школьников: Очерк о геополитических игроках





Статья является продолжением цикла описания «стратегий победы» основных акторов/ игроков на мировой доске в ближайшие годы лет. В фокусе внимания – консервативные силы Европы. Их задача – спасти и сохранить европейскую цивилизацию, как бы тяжело это не было. С большой долей вероятности сделать они уже ничего не успеют, но как говорится, не нужно недооценивать Европу. На континенте еще остались реликты предыдущих эпох и традиций, которые при должном внимании могут превратиться в семена и дать здоровые всходы.



Ниже есть продолжение.

Если для консервативных элит США стратегия содержала игру первым номером, то их европейским собратьям остается лишь внутренняя перестройка, в надежде, что ближайшие 20 лет про Европу никто не будет вспоминать.

Другой конструктивной «стратегии победы» (хотя тут больше подходит «стратегия выживания») для Европы я просто не вижу – альтернативы с участием Гэндальфа и прочих сил добра рассматривать не будем.

Тьма сгустилась...

К настоящему моменту в Европе сложилась крайне тяжелая, с точки зрения долгосрочных перспектив ситуация:

* смыслы и идеи исчерпаны полностью, культурный код размыт и заляпан грязью - после 2012 года это стало ясно всей элите континента;
* успешно воплощена в жизнь политика «нулевой пассионарности» населения;
* женщины не рожают, мужчины не хотят защищать, т.е. биосоциальная система лишилась базовых инстинктов и не способна к воспроизводству;
* цивилизация перестала быть христианской, не смогла вернуться назад, чтобы стать языческой («Третий рейх» проиграл), а стала деструктивной эколого-сатанинской;
* провалилась попытка интегрировать городских неоварваров (понятно, что химерическая конструкция, но они надеялись на успех...) – пришлые оказались не готовы к чему-либо конструктивному.

Если сохранятся существующие тенденции, то Европа уже в ближайшие годы вспомнит, что такое Темные века, как было после распада Римской империи.

Таким образом, кризис очевиден и кажется неизбежным, но возникает вопрос – а вдруг мы сможем управлять кризисом? Ведь научились же люди управлять кризисами личности, коллектива, небольшой страны. Так почему бы не сделать еще один шаг – научиться управлять кризисами на уровне народов/ этносов и суперэтносов?

Видение будущего Европы


В истории человечества не так много различных сюжетов, решение диалектических противоречий в развитии приводит к тому, что каждый следующий этап является отрицанием предыдущего и не совпадает со всеми этапами бывшими ранее. Построение Европы на либеральных принципах, более не возможно. Сегодняшнее плачевное состояние является следствием бездумного следования либеральному курсу.

Отдельные регионы еще могут сохранить либеральные принципы (народы моря, северные страны), но континент сможет пересобраться лишь на консервативных принципах. При этом будет конкуренция левой - коммунистической идеи и правой – националистической. Итогом будет новый тип – национал-коммунизм - больше левый, чем правый проект, но с очень сильным влиянием архаики.

В экономическом смысле это будет сочетание элементов Югославии, современного Китая и сталинского СССР.

Населению Европы нужны новые культурные и этнические коды, которые будут продолжением христианской и античной Европы. Необходимо запускать процесс нового этногенеза, а с учетом, того, что в основе обособленности народа от соседей лежат различия по языку и религии, перемены будут значительными.


Новый Одоакр должен отослать регалии в Константинополь...

В истории Европы уже был интересный сюжет сохранения европейской культуры и смыслов – Ромейская империя или как ее позже назвали – Византия, этакий заповедник, хранилище и музей, где соблюдалось спокойствие, пока весь остальной континент купался в хаосе. Есть только одна стратегическая проблема – у Византии не было будущего, она жила прошлым. Но это уже второй этап проблемы. Между гибелью и застоем с неясными перспективами лучше все же выбрать второй путь.

В Европе необходимо создать Новую Византию, где в роли Константинополя будет … Вена.

Таким образом, Европа будет пересобрана вокруг Нового ядра, отринув либеральные отмершие окраины (ампутация лучше гибели всего организма), на консервативных, в большей степени левых, чем правых принципах.

Кто войдет в Новое Ядро Европы? У кого осталась хоть какая-то пассионарность, консервативные ценности и готовность к борьбе? Есть ли еще имперские народы, способные собрать других вокруг себя и жить в союзе? Да, их не так много и они слабы, но хоть что-то (перечень по мере убывания энергии и значимости в будущем):

* австрийцы
* венгры;
* сербы и хорваты;
* восточные немцы;
* чехи, словенцы;
* баварцы;
* северные итальянцы.

Полякам уготована роль контр-ядра, этакой бабы-яги, которая всегда против. Последние несколько десятилетий в ЕС эту роль искрометно играла Британия.

Скандинавия, Голландия и ряд других морских держав сохранят либеральные ценности (они пропитаны ими) и будут строить Новый Ганзейский союз. Британия частично будет входить в Новую Ганзу, частично пытаться возрождать свою империю – но это уже другая история.

Остальные европейские страны станут периферией, дикими землями, которые постепенно будут отвоевываться цивилизацией. Как не печально, но самые развитые страны окажутся на самом дне. Империя будет пытаться защититься от внешних варваров за счет варваров осевших внутри ее границ ранее, в прошлый раз это помогло лишь оттянуть гибель (Рим был разрушен, Италия обезлюдела, императорские регалии отправлены в Константинополь), может в этот раз получится запустить новый европейский цикл без Темных веков?


Ключевые шаги


Шаг 1. На фоне обостряющегося экономического кризиса и падения социального уровня жизни растет уровень страха и ощущение отсутствия комфорта у населения. В Вене заключается новое военное соглашение об образовании общеевропейских сил («Венский договор»). Штаб и органы управления размещается здесь же.

Воинские части формируются по территориально-национальному принципу. Приезжие выступают лишь как инструкторы.

Шаг 2. На фоне ухудшения уровня жизни, роста национальной напряженности и прекращения финансирования Восточной Европы, появляются предложения о возрождении всеобщей воинской обязанности, расширении армии и т.д. По странному стечению обстоятельств, воинская обязанность принимается только на территориях будущего Нового ядра (там еще готовы умирать за Родину). В остальных странах идеи отвергаются с негодованием или обкладываются таким количеством исключений, что служить будут лишь добровольцы – виват либеральные принципы.

Мигранты и их потомки до трех поколений освобождаются от призыва – уступка либералам, да и всячески не допускаются до службы.

Денежные выплаты военным оказываются выгодны лишь жителям Восточной Европы, что делает службу популярной альтернативой безработице. Финансирование армии идет из общеевропейского бюджета, первые годы…

Шаг 3. Идет активный саботаж существующих механизмов ЕС. Вышеградская группа выступает жупелом и тормозом всех начинаний, активно поддерживаются центростремительные тенденции. Постепенно практически во всех континентальных странах к власти приходят консервативные силы, начинается зачистка национальных чиновничьих структур от либералов.

Для беженцев и мигрантов создаются лагеря за пределами территории ЕС – арендуются площади для размещения экстерриториальных городков беженцев (лагерями называть неполиткорректно). Север Африки, Турция, Украина … Внешняя граница не охраняется, хочешь – уходи. По сути это вынесенные трущобы с бесплатной едой.

Все новые беженцы отправляются в эти городки, на территорию ЕС путь им отныне запрещен. Правда перекрыть все границы не получается, да и либеральные настроения еще сильны.

Шаг 4. Полная парализация общеевропейских институтов - отказ национальных правительств подчиняться, вето на все, угрозы массового выхода из ЕС и т.д. События набирают ход под давлением очередной волны мигрантов с Ближнего Востока, Турции, Африки.

Новая волна насилия со стороны мигрантов в городах и парализация системы управления в ряде наиболее развитых стран из-за неспособности дать адекватный ответ на террор.

Шаг 5. Преодоление Великого раскола - восстановление евхаристического общения Рима и Восточных церквей. Папа Римский возвращается на первое место в диптихе. Под лозунгом возврата к традициям католическая церковь отказывается практически от всех либеральных нововведений и принимает Символ веры православной церкви, отказ от сидения на Престоле и непогрешимости Папы. «Два обряда – одна вера». Вот только вес, значимость и ресурсы Ватикана несоизмеримы с остальными церквями…

Запускается процесс объединения епархий и объединение разъединенных верой народов (процесс на несколько поколений).

Обе Церкви возвращаются к принципам не стяжательства – завоевывая моральный авторитет, что особенно важно в условиях кризиса. Политика Брюсселя последних десятилетий предается осуждению и анафеме, как уничтожившая европейскую культуру – Церковь вступает в жесткую открытую конфронтацию со структурами управления ЕС.

Народам дается цель, смысл жизни и идеология – социальная справедливость для своих. Права гражданина превыше прав человека, права гражданина можно лишиться, если перестать исполнять обязанности.

Шаг 6. Роспуск ЕС, при сохранении «Венского договора» для стран Нового ядра (единого командования), к этому моменту большинство военных и частей оказываются с/на территории бывшей Австро-Венгрии.

На территории Нового ядра или в непосредственной близи странным образом оказываются практически все старые деньги Европы и аристократические рода (гвельфская аристократия).

Шаг 7. В странах Нового ядра начинается жесткая антимигрантская зачистка (оптимально лет через 5 после начала реализации стратегии):

* отмена всех социальных пособий для не работавших более 3 лет и не имеющих инвалидность (местные могут идти в армию или полицию, для мигрантов этот путь закрыт);
* в ответ на волну преступлений (денег больше не раздают, других доходов нет) принимается принцип «нулевой толерантности» к преступлениям (максимальный срок наказания, ускоренный судебный процесс, использование оружия при задержании и т.д.);
* ввод войск в города для наведения порядка (практически все военнослужащие оказываются на территории Нового ядра и состоят из местного коренного населения);
* лишение гражданства за любые уголовные преступления по решению суда и выселение в городки беженцев за пределами бывшего ЕС;
* выдавливание нелояльного населения за пределы стран Нового ядра, введение пограничных кордонов на границах.

На фоне этой борьбы (есть образ врага), нищеты и страха происходит повсеместное установление Национал-коммунистических режимов. Ограничение прав собственности (собственность священна только пока используется на благо общества), новых принципов социальной справедливости и т.д.

Шаг 8. Набирают ход локальные войны и передел границ. Ключевой принцип – «кровь, почва, история». Начинается геноцид албанцев, бошняков, турок, арабов и т.д. При этом отказ от языка/ веры делает человека своим. Запускается массовое выселение народов - для предотвращения конфликтов в будущем.

Параллельно происходит хаотизация стран периферии – все недовольные выдавливаются туда. Своих боеспособных войск в странах периферии практически нет.

Шаг 9. Политическое объединение стран Нового ядра. В основе лежат принципы мирного и уважительного сосуществования всех коренных народов, но полный запрет на национальную автономию и идентичность для всех приезжих.

Отказ от национальной/ религиозной традиции равнозначен отказу от будущего в государстве. Идет копирование принципов Израиля, как государства еврейского народа.

Шаг 10. Начинается зачистка/ интеграция европейских стран новой периферии, с выселением некоренного и нелояльного населения (либералы, ренегаты и просто тунеядцы).

Все эти события сопровождаются процессами этногенеза – появление новых народов.

Внешняя политика

Какая к черту внешняя политика… Не потерять бы себя.

Важнейший внешний риск – Россия, которая планирует забрать себе Восточную Европу (без последней вся стратегия не реализуема). При этом Россия сохранила более сильные имперские и консервативные традиции, чем народы Нового ядра. К тому же Москва – «Третий Рим», а тут попытка создать четвертый…

В рамках консервативной стратегии у части европейских элит будет отдельная линия - новым Константинополем должна стать Москва, да и российские право-консервативные круги будут этому усиленно способствовать. Вот только для России это проигрыш в стратегическом плане – «ловушка Византии», отказа от развития… Возрожденная Австро-Венгрия интересна России как один из улусов новой Евразийской державы, без какого-либо обременения в виде развалин Западной Европы и Ватикана с гвельфскими элитами. Т.е. возрождение России должно происходить за счет будущего Европы, а не наоборот.

Отдельно нужно сказать про Британию – та будет всячески пытаться оттянуть на себя часть Новой периферии, удерживая либеральный канон. Для севера это даже получится – Новая Ганза будет малоприятным соседом.

Политика по отношению к странам и народам Ближнего Востока и Африки будет определяться страхом ассимиляции, т.е. много агрессии и ненависти.


Заключение


Повторю еще раз, я не очень верю, что предлагаемая, да и любая другая конструктивная стратегия для консервативных кругов Европы будет реализована, слишком мал зазор между настоящим временем и началом Темных веков, слишком низкий уровень пассионарности и энергии у европейских народов.

Думаю, что время для изменения современной Европой упущено. Возрождение маловероятно и от Темных веков ничего не спасет.

Для нас же самое главное – не повторить судьбу Византии, что сохранила европейское наследие и культуру, но погибла, получив вместо благодарности и помощи удар в спину и предательство. А консервативные элиты Европы, не сумев создать «Четвертый Рим», будут всячески подталкивать нас на этот тупиковый путь.


https://aurora.network/forum/topic/60407-ocherk-po-strategii-evropy

Sunday, July 29, 2018

В десятках городов тысячи россиян вышли на митинги КПРФ против пенсионной реформы

В десятках городов РФ 28 июля прошли новые митинги против повышения пенсионного. Они стали частью общероссийского митинга "Нет пенсионной реформе", организованного КПРФ. К акциям присоединились представители разных политических сил и движений, в том числе "Яблока", "Левого фронта", а также попытались присоединиться сторонники Алексея Навального. В разных городах в митингах приняли участие от нескольких сотен до нескольких тысяч человек.

В Москве, по оценке "Эха Москвы", в акции приняло участие больше 10 тысяч человек. У полиции более скромные данные - 6500 человек.

Ниже есть продолжение.

[Алексей Венедиктво]...Пенсионная реформа. Коммунисты. Я имею в виду, что люди пишут: «Мы не коммунисты, но завтра пойдем…» и так далее. Послушайте, мирный уличный протест – вещь архилегальная, архизаконная и архинеобходимая. И поэтому если вы считаете, что участие с этими организаторами важнее, чем организаторы, конечно, надо идти. То же самое с либертарианцами, та же история: если вы считаете, что по этой теме вам по пути… Потому что это легально, это законно, это важно, это интересно и это серьезно. Хотя свое мнение по пенсионной реформе… Я пенсионер, я как бы, понимаете, чего тут уже? Мне хорошо, мне добавят пенсию.
http://txt.newsru.com/russia/28jul2018/mitingi_kprf.html
https://echo.msk.ru/programs/sut/2247622-echo/

Neil deGrasse Tyson: 2010's Will Be Remembered as a Decade of a 50 Years Anniversary of the Stuff that Happen in the 1960's (English).






https://www.youtube.com/watch?v=UPgIgYCs94Y short version
https://www.youtube.com/watch?v=ayDBT22YwKw original version



This decade, the 2010's, will be remembered as a decade of a 50 years anniversary of the stuff that happen in the 1960's. I'm gonna tweet that...

There is more below.
Ниже есть продолжение.

The Apollo project. "Oh no, wait a minute, we're explores, we are discoverers... What about J.F.Kennedy speech?" He said, we will do this not because it's easy, but because it's hard. He had charisma, and we're explorers... You know that speech in the joint session of Congress? Where he says, we'll put a man on the Moon and return him safely to Earth, do you know that speech?

Go 3 paragraph earlier in that speech. This speech was given 6 weeks after Yuri Gagarin came out of orbit. We didn't yet have a vehicle that wouldn't kill one of our astronauts for having going up in it. And J.F.Kennedy say we're gonna go the Moon before the decade is out. 3 paragraph earlier what is he say? He says: "If the events of recent weeks..,-Gagarin came out of orbit-"...If the events of recent weeks are any indication of minds of men everywhere, of the impact of this adventure, then we need to show the world the path of freedom over the path of tyranny." It was a battle cry against communism. The rest was flaugh.

War, I-don't-want-a-die driver, money driver. That what is is. So, without politics nothing happens. I have...I don't like it, but I accept it and understand it...

In fact, over that period, we lost practically every measure of scientific...of space achievement in head-to-head contest with the Soviet Union. We would finally go to the Moon and we should say: "we win". Ok, than we declare ourselves winners, but anyone who kept a scorecard along the way would show that we lost practically every other metric. The Russians had the first satellite, the first non-human animal, the first human, the first woman, the first black person, had someone from Cuba, the first Space station, the longest time logged in space, they had the first lander on Venus, the first lander on the Moon, they had a rover on the Moon while our astronauts were their. We were reactive to the Soviet Union, not proactive, yet we remember ourselves as leaders.
https://www.youtube.com/watch?v=ayDBT22YwKw

ABC News: США с помощью Австралии готовят удар по ядерным объектам Ирана

В пятницу, 27 июля, австралийское онлайн-издание ABC News сообщило со ссылкой на источники в правительстве Австралии, что уже в августе США планируют нанести удары по ядерным объектам в Иране.

В публикации было сказано, что Австралия и Великобритания окажут поддержку США в определении целей этого удара, но непосредственного участия в операции принимать не будут.

Премьер-министр Австралии поспешил выступить с опровержением, заявив, что речь идет о домыслах, основанных на анонимных источниках.

В Вашингтоне эту публикацию не комментируют.

Ниже есть продолжение.

В публикации ABC News упоминается о том, что в случае нанесения ударов по Ирану иранские военные могут атаковать Израиль, при этом отмечается последовательная позиция главы израильского правительства Биньямина Нетаниягу, настаивающего на жестких санкциях против Тегерана и недопущении развития в Иране ядерной и ракетной программ.

ABC News также пишет, что Австралия, когда речь идет об Иране, полагается не на данные израильской разведки, а на сведения, которые поступают от разведывательного альянса Five Eyes (FVEY), объединяющего спецслужбы Австралии, Канады, Новой Зеландии, Великобритании и США.
http://txt.newsru.co.il/mideast/27jul2018/au_iran_111.html
https://www.gazeta.ru/army/news/2018/07/27/11839939.shtml
https://www.gazeta.ru/army/2018/07/27/11871457.shtml

24.07.2018 Хазин. Война началась

Сокращено. Форматирование моё.

...уже несколько лет номинальная доходность ценных бумаг Германии и Швейцарии является отрицательной. Собственно, у других она тоже реально отрицательно (поскольку инфляция превышает номинальных доход), но формально, все-таки, какой-то плюс место имеет… Аналогичные проблемы с экономическим ростом: без использования все более и более хитрых способов расчета, положительный рост не наблюдается… А этого допускать нельзя…

С точки зрения «мэйнстримовской» экономической логики, нужно повышать ставку, то есть — истребить всех финансовых «паразитов», выросших на потоках эмиссионной ликвидности и вернуть капиталу эффективность (то есть — положительную доходность), возможность самовоспроизводиться. Да, при этом будут проблемы у многих субъектов мировой экономики (доллар-то мировая валюта!), но по итогам экономика должна оздоровиться. Отметим, что у нас, как у теоретиков, немножко другой подход к этой проблеме, в том числе к оценке возможного спада, но это совершенно неважно, поскольку практически весь экономический истеблишмент, поголовно, придерживается этой логики. Вспомним конец 70-х...

Ниже есть продолжение.

Так вот, беда состоит в том, что сильнее всего проигрывают в такой ситуации те, у которых максимальные издержки. А у производителей в США она, по определению, выше, чем у Китая, стран ЮВА, Индии или даже стран Латинской Америки. Поскольку и зарплаты выше, и стоимость инфраструктуры, и финансовые издержки (страховки). И когда я 5 ноября 2014 года говорил на Дартмутской конференции в Дейтоне, что есть два сценария экономического развития и один из них — спасение мировой долларовой системы за счет промышленности и вообще реального сектора США, то именно этот вариант с поднятием ставки и имел в виду в качестве первой части альтернативы.

А вторую часть как раз предлагает Трамп. Ну, точнее, те силы, которые за ним стоят, и которые я и имел в виду в своем выступлении, поскольку в ноябре 2014 года он еще не объявил о своем выдвижении. Суть этот сценария в том, чтобы вернуть производства в США и, воспользовавшись внутренним рынком, как базой и максимально нарастив экспорт (в том числе, используя политические инструменты, чего уж там) спасти свой, американский реальный сектор. А поскольку, если ставку не поднимать, то экономический кризис в мире будет продолжаться, то, значит, повышать экономику за счет общего роста будет невозможно, но зато можно будет это сделать за счет других участников (прежде всего, Китая и Западной Европы), которые стали главными бенефициарами предыдущей эмиссии.

Фокус в том, что высокие процентные ставки создают проблемы при экспорте, облегчают импорт и угнетают инвестиции в реальный сектор. Нет, если бы США, как это было в 20-е — 30-е годы прошлого века могли бы закрыть свои границы и не пускать импортные товары, то ставка бы роли не играла (у всех одни правила игры), но для реализации такого сценария нужно разрушить не только ВТО, но и всю Бреттон-Вудскую систему, с ее обязательной свободой движения капитала. Да и чисто внутренних рынков может для восстановления не хватить. И, разумеется, сделать это сразу не может даже президент США. Но в каком направлении он сдвигается уже понятно. И это — как раз второй сценарий из обозначенной мной в ноябре 14 года альтернативы: спасения экономики США за счет разрушения мировой долларовой системы.

Какое-то время Трамп не мог себе позволить озвучить это все в более или менее явном виде, он говорил только общие выводы: «Сделаем Америку снова великой», «Не дадим жить за наш счет» и так далее, тезисы, с которыми американскому гражданину сложно спорить. Но его противники (как мы понимаем, сторонники альтернативной экономической модели) понимали все изначально, почему и занимались активным саботажем. Но после встречи в Хельсинки Трамп открыто объявил о том, какую высоту он хочет взять в этой (до той поры тайной) войне и, тем самым, создал casus belli. То есть повод для открытой войны. Повторю еще раз: хотя схватку в Вашингтоне видят все, но реальная его причина оставалась втайне, что создавало довольно странные ощущения у всех наблюдателей. Но теперь все изменилось.

Ответный ультиматум, как мы видели, поручили озвучить главе МВФ Кристин Лагард. И с этой минуты (то есть — с середины прошлой недели) схватка бульдогов под ковром закончилась. Началась прямая война, первой целью которой является контроль над политикой ФРС. Конкретно: повышать ставку или снижать. Ну, а уж как будут развиваться боевые действия, мы будем внимательно следить.
https://aurora.network/forum/topic/60362-voyna-nachalas

23.07.2018 Сингапурский саммит и провал американской дипломатии

Заметка полностью. Форматирование моё.

Дипломатия шантажа Дональда Трампа дает впечатляющий результат, но ставка на визуально-психологический эффект внешней политики приводит к катастрофе

Блестящим успехом администрации Дональда Трампа может считаться все то, что происходило вокруг северокорейского ядерного вопроса полтора года, до минувшего июня. Однако в итоге усилия Белого дома завершились полным провалом, который сам Трамп совершенно не признает. Неудавшийся сингапурский саммит может привести к негативным последствиям не только для самих Соединенных Штатов, но и для всей системы нераспространения ядерного оружия. Для того чтобы понять, что же пошло не так в последние недели, необходимо обратиться к событиям прошлого года.

Ниже есть продолжение.

Успехи северокорейских ракетчиков

В 2017 году северокорейские инженеры вплотную приблизились к решению задачи, которая стояла перед ними на протяжении почти двух десятилетий: им удалось разработать и успешно испытать межконтинентальную баллистическую ракету (МБР), теоретически способную нанести ядерный удар по целям, расположенным на континентальной территории США. Строго говоря, на протяжении прошлого года была испытана не одна, а две модели таких ракет: «Хвасон-14» (запускалась два раза) и «Хвасон-15» (запускалась один раз). Все три запуска проводились по нестандартной «навесной траектории», то есть при испытаниях МБР запускалась на максимальную высоту и приземлялась в непосредственной близости от стартовой позиции. Делалось это для того, чтобы исключить пролет МБР над территорией третьих стран и не создавать таким образом дополнительных дипломатических проблем. Тем не менее навесная траектория полета обеспечивает испытание МБР в условиях, достаточно приближенных к боевым. Успешное проведение всех трех запусков дает основание считать: Северная Корея либо уже стала, либо вскоре станет третьей — после России и Китая — страной мира, способной нанести ракетно-ядерный удар по территории Соединенных Штатов.

В сентябре в КНДР было также проведено успешное испытание термоядерного заряда мощностью от 50 до 100 килотонн. Это первый подобный опыт: хотя северокорейские СМИ и заявляли о термоядерном характере испытаний, проведенных в январе 2016 года, но тогда далеко не все специалисты поверили этому заявлению. На этот раз, однако, никаких сомнений в термоядерном характере взрыва не осталось.

Успехи северокорейских ракетчиков и ядерщиков ознаменовали качественные изменения, которые произошли в северокорейской ядерной программе. В своей изначальной форме она носила в целом оборонительный характер, хотя часто использовалась Пхеньяном и в целях дипломатического давления. Понятно, что даже в самых скромных масштабах такая программа представляла угрозу для режима нераспространения и поэтому вызвала массовое недовольство со стороны «официальных» ядерных держав, включая Россию. Однако с появлением средств доставки, позволяющих поражать цели на большей части земного шара, северокорейская ядерная программа стала приобретать и потенциально наступательный характер. Это обстоятельство не могло не встревожить даже те страны, у которых не наблюдается особой симпатии к Соединенным Штатам.


Приход Трампа

Так получилось, что успехи северокорейских ракетчиков совпали с серьезным сдвигом в американской политике. В январе 2017 года в должность президента США вступил Дональд Трамп, весьма необычный лидер, который еще со времен избирательной кампании сделал «северокорейский вопрос» одним из важнейших пунктов своей внешнеполитической программы. Трамп обвинял своих предшественников в мягкотелости и нерешительности и заверял избирателей, что он, став президентом, быстро решит северокорейский ядерный вопрос, действуя жестко и твердо.

Отчасти обещанная Трампом «жесткость» носила демонстративно-риторический характер. Мир наблюдал ожесточенную и временами беспрецедентно грубую перепалку на высшем уровне между КНДР и Соединенными Штатами. Строго говоря, пхеньянская дипломатия с давних времен активно пользуется терминологий из лексикона то ли рыночных торговок, то ли мелкой шпаны. (Объясняя этот факт в частной беседе, высокопоставленный северокорейский дипломат как-то сказала, что использование грубых выражений, дескать, является для КНДР «специфической формой вербального сдерживания».) Поэтому мало кто из наблюдателей удивлялся, когда в Пхеньяне именовали Трампа «старым маразматиком» и грозили превращать столицы соседних стран в «море огня». Однако при Трампе в практически таком же высокопарно-истерическом стиле стали выступать и представители американской администрации. В частности, сам Трамп неоднократно именовал Ким Чен Ына «человеком-ракетой» и заявлял, что ответит на неподобающие, с его точки зрения, действия КНДР «огнем и гневом, равных которым мир не видел».

Впрочем, особое внимание наблюдателей привлекло то обстоятельство, что администрация Трампа постоянно намекала на свою готовность применить силу для решения северокорейского ядерного вопроса. С лета 2017 года происходило постепенное наращивание американского военного присутствия на территории, примыкающей к Корейскому полуострову. Слухи из Белого дома также подтверждали, что в окружении Трампа есть люди, готовые начать боевые действия, если Северная Корея не пойдет на уступки. Против силового решения выступал не только Госдеп, во многом отстраненный от принятия важных политических решений, но и большинство военных руководителей, к мнению которых Трамп прислушивался куда больше, чем к мнению дипломатов. В Пентагоне отлично понимали, что даже ограниченная военная операция на Корейском полуострове может легко привести к эскалации и стать для США катастрофой.

Особенность Трампа, однако, в том, что за ним издавна закрепилась репутация человека, который не слишком заботится об интересах союзников — особенно в тех случаях, когда этими интересами имеет смысл пожертвовать ради обеспечения безопасности (равно как и экономических выгод) Соединенных Штатов. Справедливо или нет, но Трампа многие считали человеком, который потенциально может отдать приказ о проведении силовой операции против КНДР, полностью проигнорировав при этом последствия, к которым это решение приведет. Поведение большинства заинтересованных стран, включая Китай и Северную Корею, показывает, что в этих странах угрозу, исходящую от Трампа, восприняли всерьез.

Полтора года высокопоставленные чиновники администрации подчеркивали, что единственным приемлемым для США решением северокорейского вопроса может быть только «полное, верифицируемое и необратимое разоружение» (complete, verifiable, irreversible disarmament — CVID). При этом постоянно говорилось, что меры по сдаче всего имеющегося у нее ядерного потенциала Северная Корея должна принять незамедлительно, желательно — отказавшись от всего ядерного арсенала до конца 2018 года. Только ближе к саммиту в заявлениях официальных лиц стали звучать иные ноты: по-прежнему настаивая на CVID, американские официальные лица стали все-таки признавать, что для достижения этой цели может понадобиться некоторое время.


Китайская угроза

По-видимому, беспокойством по поводу военной операции была вызвана и необычная реакция Китая на происходящее. На протяжении многих лет КНР занимала достаточно осторожную и неоднозначную позицию по северокорейскому ядерному вопросу. С одной стороны, Китай, будучи одной из официально признанных ядерных держав, стремился максимально ограничить процесс распространения ядерного оружия и поэтому негативно относился к амбициям Пхеньяна. С другой стороны, для КНР идеальным является сохранение статус-кво в Северо-Восточной Азии. Именно поэтому китайская дипломатия выступала против введения особо жестких экономических санкций, которые могут подорвать внутриполитическую стабильность КНДР и таким образом спровоцировать падение режима или иной внутренний кризис.

Однако, столкнувшись с нарастающей вероятностью войны в регионе, Китай решил, что в этих условиях следует пойти на уступки США и согласиться на максимально жесткие действия в отношении КНДР. В декабре 2017 года китайские представители в Совете Безопасности ООН проголосовали в поддержку новых, беспрецедентно жестких санкций в адрес КНДР. По сути, эти санкции, действующие и поныне, близки к полному эмбарго, ибо запрещают Северной Корее заниматься экспортом тех немногочисленных товаров, которые пользуются определенным спросом на международном рынке: полезных ископаемых, морепродуктов, текстиля, а также рабочей силы.

При этом важно, что Китай не просто поддержал беспрецедентно жесткие санкции, но и начал проводить их в жизнь. С лета 2017 года китайские таможенники стали проверять направляющиеся в Северную Корею грузы с небывалой тщательностью, изымая все, что только могло оказаться объектом санкций. В ходе одного инцидента, например, китайская таможня задержала 80 тысяч наборов для оказания первой помощи — только потому, что в составе такого набора имелись ножницы. Китайских предпринимателей, которые использовали дешевый труд северокорейских рабочих, власти поставили в известность, что рабочие визы гражданам КНДР продлеваться не будут. Учитывая, что на Китай приходится 85–90% всего северокорейского внешнеторгового оборота, позиция Пекина по вопросу о санкциях имеет решающее значение.

Фактическое эмбарго на торговлю с КНДР, введенное ООН в декабре 2017 года и поддержанное Китаем, представляло для Пхеньяна не только экономическую, но и политическую опасность. С момента своего прихода к власти Ким Чен Ын стал проводить решительные рыночные реформы, которые в целом очень похожи на то, что делал Дэн Сяопин в Китае в начале 1980-х. Результатом стало возобновление экономического роста, главным двигателем которого является быстро растущий частный сектор. При этом несколько ослаб полицейский контроль над населением. У северокорейского руководства есть основания опасаться, что экономический кризис в новых условиях — после нескольких лет быстрого роста уровня жизни — может спровоцировать немалые внутриполитические проблемы.

Пхеньян отступает

Таким образом, в 2017 году руководство Северной Кореи столкнулось с беспрецедентным двойным вызовом. С одной стороны, над ним нависла реальная угроза американского военного удара, а с другой — стало ясно, что рано или поздно новые крайне жесткие санкции начнут оказывать ощутимое негативное воздействие на северокорейскую экономику.

В этих условиях северокорейское руководство пошло на небывалые уступки. В конце ноября 2017 года, сразу после успешного запуска МБР «Хвасон-15», Пхеньян заявил, что КНДР «полностью завершила» развитие своих ракетно-ядерных сил сдерживания. Миру косвенно дали понять, что Северная Корея в одностороннем порядке прекращает ракетные и ядерные испытания. Несколькими месяцами позднее Ким Чен Ын уже в определенной и недвусмысленной форме заявил о введении моратория на ядерные испытания и запуски МБР.

В традиционной новогодней речи Ким Чен Ын заявил о решимости налаживать отношения с Южной Кореей и, в частности, сообщил о готовности северокорейских спортсменов принять участие в Олимпийских играх в южнокорейском Пхенчхане. Северокорейскую олимпийскую сборную сопровождала и высокопоставленная правительственная делегация, фактической главой которой стала Ким Ё Чжон — сестра Ким Чен Ына. За ее поездкой в Сеул, в ходе которой она встретилась с новым президентом Южной Кореи Мун Чжэ Ином, последовал целый ряд дипломатических контактов между Сеулом и Пхеньяном, которые 27 апреля 2018 года увенчались межкорейским саммитом — первым за десятилетие. При посредничестве Мун Чжэ Ина была достигнута и договоренность о проведении встречи Ким Чен Ына с президентом Трампом.

В процессе подготовки к сингапурскому саммиту северокорейская сторона пошла на дополнительные односторонние уступки. Пхеньян освободил американских граждан, задержанных за ведение в КНДР миссионерской деятельности, и провел подрыв туннелей на ядерном полигоне Пунгери. Впрочем, этот полигон в последнее время сталкивался с серьезными техническими трудностями и, скорее всего, должен был быть закрыт, так что реальное значение последней уступки не следует переоценивать.

Северокорейская сторона также официально заявила, что ее долгосрочная цель — отказ от ядерного оружия. Само по себе заявление идет вразрез с тем, что в последние годы говорила официальная печать: в КНДР всегда подчеркивали, что ядерный статус страны не может быть изменен. Упоминание об этом статусе есть и в конституции КНДР. Разумеется, заявление о готовности к отказу от ядерного оружия, которому придали так много значения в мировой прессе, не следует воспринимать всерьез. В связи с этим можно напомнить, что на протяжении многих лет, вплоть до первых ядерных испытаний, состоявшихся в 2006 году, северокорейские официальные лица пылко отрицали сам факт существования у КНДР военной ядерной программы, объявляя клеветой и враждебными измышлениями любые подобные разговоры.

В случае с КНДР о сдаче ядерного оружия — том самом «полном, верифицируемом и необратимом ядерном разоружении», которое США уже много лет считают единственным приемлемым решением северокорейской ядерной проблемы, — речи заведомо не шло. Наученные горьким опытом Ирака и особенно Ливии, северокорейские руководители давно и твердо убеждены: отказ от ядерного оружия для них равносилен самоубийству. Однако нежелание отказаться от ядерного оружия полностью не означает, что Пхеньян не был бы готов при определенных обстоятельствах пойти на сокращение ядерного потенциала. Такое сокращение выглядело вполне вероятным в условиях, когда Пхеньян столкнулся с беспрецедентным нажимом извне.

Главная цель Пхеньяна на протяжении последних шести месяцев была очевидна: там стремились снизить вероятность американской военной операции и добиться частичного снижения санкционного давления. В среднесрочной же перспективе задача Пхеньяна заключалась в том, чтобы выиграть время и переждать период президентства Трампа. Подразумевалось, что появление в Белом доме более «традиционного» президента будет во многом означать снятие угрозы применения против КНДР военной силы — просто в силу того, что преемник Трампа не будет готов с такой же легкостью рисковать Сеулом и американо-южнокорейским союзом. Однако представлялось, что продержаться до конца пребывания Трампа на посту президента США северокорейцы смогут лишь в том случае, если пойдут на весомые уступки, «откупившись» таким образом от Вашингтона.

Действительно, до самого последнего момента то, как развивались события, казалось, подтверждало, что Северная Корея загнана в угол и будет готова на многое, чтобы выйти из этого опасного положения. В мае 2018 года северокорейская сторона выразила неудовольствие, что высокопоставленные американские сотрудники из администрации Трампа (в первую очередь советник президента по национальной безопасности Джон Болтон) настаивали на том, что единственным приемлемым для США условием сделки будет немедленная сдача Пхеньяном всего ядерного потенциала. Американская сторона отреагировала на северокорейские протесты (выраженные в сдержанной — по специфическим северокорейским меркам — форме) весьма своеобразно: президент Трамп заявил об отказе от проведения уже согласованного саммита в Сингапуре. Менее чем через 12 часов после того, как Трамп отказался от встречи, северокорейская сторона фактически принесла свои извинения, дезавуировав предшествующие заявления своих представителей. После этого подготовка к саммиту возобновилась, а мир окончательно убедился, что проводимая Трампом политика шантажа оказывается исключительно эффективной.

Действительно, политика угроз и давления, которую проводила администрация Трампа с начала 2017 года, к концу весны 2018-го казалась на удивление успешной. В экспертном сообществе в начале июня говорили о возможных контурах соглашения, которое будет достигнуто в Сингапуре. В частности, предполагалось, что КНДР может согласиться на передачу США или третьим странам части имеющихся в ее распоряжении запасов плутония и урана, полную остановку объектов ядерного производственного комплекса, допуск на эти объекты иностранных инспекторов. Некоторые эксперты даже ожидали, что на саммите будет формально утверждена «дорожная карта» — конкретный план и график действий, которые КНДР обязуется предпринять на пути к полному ядерному разоружению. Тем большим сюрпризом стали результаты саммита.

Конфуз в Сингапуре

Встреча в Сингапуре 12 июня продолжалась неполный день и была похожа на своеобразный дипломатический спектакль. Ким Чен Ын и северокорейская делегация с прессой общались мало, а вот Дональд Трамп провел продолжительную пресс-конференцию и вообще описывал все происходящее вокруг в самых восторженных выражениях.

Главным документом саммита стала так называемая сингапурская декларация, отличающаяся чрезвычайной расплывчатостью. Только один из четырех пунктов носит относительно конкретный характер — речь в нем, однако, идет о такой специфической и малозначимой для внешнего мира проблеме, как поиск и возвращение останков американских военнослужащих, погибших на территории КНДР в годы Корейской войны. Остальные три пункта сводятся к расплывчатым заявлениям о готовности сторон «жить дружно». При этом показательно, что требования о немедленном и полном ядерном разоружении — пресловутом CVID, — которые до самого начала саммита были основой американской позиции, в сингапурской декларации вообще отсутствуют. Вместо этого там содержится обещание КНДР «работать над полной денуклеаризацией Корейского полуострова».

Вопреки ожиданиям ни о каких дополнительных уступках со стороны КНДР на сингапурском саммите объявлено не было. Точнее, в беседе с Трампом один на один Ким Чен Ын сказал, что Северная Корея собирается закрыть один из центров, где проводились стендовые испытания двигателей для северокорейских МБР (таких центров в Северной Корее имеется от четырех до семи). Саммит не привел к введению каких-либо дополнительных ограничений на ядерную программу КНДР. Фактически не произошло даже ее замораживания: несмотря на провозглашенный Пхеньяном мораторий на проведение дальнейших испытаний, основные северокорейские центры по производству расщепляющихся материалов, ядерных зарядов и компонентов для МБР продолжают работать в штатном режиме.

Заслуживает внимания то обстоятельство, что на саммите не было принято и мер по отмене или смягчению существующих санкций. Это означает, что над северокорейской экономикой продолжает нависать немалая угроза — хотя пхеньянские дипломаты активно и в целом успешно работают над ее нейтрализацией.

Со своей стороны, Дональд Трамп заявил, что США приостановят совместные с Южной Кореей военные учения. Любопытно, что это решение было, кажется, импровизацией Трампа, так как о нем, как выяснилось в последующие дни, не имели ни малейшего представления ни в Пентагоне, ни в американском контингенте в Южной Корее.

Связанная с Дональдом Трампом американская консервативная пресса представила сингапурскую встречу как успех президента, который, дескать, «открыл дорогу к ядерному разоружению КНДР». В подобном духе предсказуемо высказался и сам Трамп в своих знаменитых твитах. Однако на практике сингапурский саммит не привел даже к сколько-нибудь значимому сокращению северокорейского ядерного потенциала.

Перспективы…

Полагается считать, что сингапурская декларация является выражением доброй воли сторон и за ней должны последовать конкретные переговоры о ядерном разоружении КНДР. Однако первые же дни после подписания документа показали, что переговоры начнутся не сразу и будут идти медленно. Главная задача северокорейских дипломатов остается неизменной: им нужно выиграть время и дождаться неизбежного ухода Трампа из Белого дома. При этом в создавшейся ситуации решение этой задачи резко упростилось.

Во-первых, в последние месяцы стало ясно, что свою позицию по северокорейскому вопросу опять пересматривает Китай. В период с марта по июнь 2018 года Ким Чен Ын трижды встретился с главой КНР Си Цзиньпином — совершенно беспрецедентная частота контактов на высшем уровне. В апреле появились сведения, что китайские таможенники стали проявлять куда меньше рвения в досмотре грузов на китайско-северокорейской границе, равно как и о том, что в Китай стали опять прибывать северокорейские рабочие.

Эта перемена в позиции Пекина вызвана в первую очередь торговой войной, которую начала против КНР администрация Трампа. В Пекине и раньше не было полной определенности в том, как следует относиться к Северной Корее, а сейчас там явно склоняются к тому, что Китаю не следует проявлять излишнее рвение в решении вопросов, которые касаются главным образом США. Скорее наоборот, Северная Корея становится полезным раздражителем, средством для оказания давления на США, и поэтому Китай, по всей вероятности, найдет способы обойти санкционный режим.

Во-вторых, после того как сам Трамп превратил сингапурский саммит в медийный спектакль и заявил о достигнутой им там победе, и ему самому, и руководству его администрации будет просто невыгодно признать, что ни о каком ядерном разоружении КНДР по-прежнему не идет и речи и что саммит не дал никаких результатов. В интересах Трампа, скорее, постоянно говорить своим избирателям и сторонникам о «неуклонно идущем процессе» денуклеаризации. Если он вернется к воинственной риторике и угрозам, с его стороны это будет фактическим признанием того, что сингапурский саммит окончился ничем. В этих условиях возвращение США к политике «максимального давления» не представляется практически осуществимым. Это означает, что безвозвратно упущена уникальная возможность добиться от Пхеньяна радикального сокращения ракетной и ядерной программ.

Тем не менее «фактор Трампа» нельзя совсем списывать со счетов. Специфическая репутация нынешнего президента США означает, что северокорейская сторона будет все-таки соблюдать некоторую минимальную осторожность и воздерживаться от таких поступков, которые сам Трамп может интерпретировать слишком эмоционально, то есть как прямой удар по его репутации. Поэтому, в частности, есть основания думать, что заявленный КНДР односторонний мораторий на испытания ядерных зарядов и МБР продержится до окончания президентского срока Трампа — и, если повезет, просуществует еще несколько месяцев после того, как Дональд Трамп уйдет из Белого дома. Провоцировать Трампа Пхеньян не будет — не по причине симпатий к нему, а потому, что это слишком опасно. Понятно, что все опасения по этому поводу перестанут быть релевантными после ухода Трампа — и тогда мы, скорее всего, увидим возобновление северокорейской ракетно-ядерной программы в полном объеме.


…и уроки

В целом сингапурский саммит можно считать одним из самых впечатляющих провалов американской дипломатии в последние годы. Саммит последовал за весьма успешными, хотя во многом авантюрными действиями, которые администрация Трампа предпринимала на протяжении всего 2017 года. Однако развить этот успех и «дожать» Северную Корею американские дипломаты не смогли.

Судя по многочисленным утечкам из Вашингтона, реальная дипломатия на северокорейском направлении определяется лично президентом Трампом, который не слишком склонен к проработке деталей и тщательной подготовке к переговорам. Трамп приехал в Сингапур, будучи не слишком знаком с печальным опытом американо-северокорейских переговоров по ядерному вопросу, которые с перерывами идут уже около трех десятилетий. Возможно, Трамп в первую очередь интересовался даже не реальными уступками, а возможностью «продать» эти уступки американской публике. Обнаружив, что у него нет шансов на достижение такой договоренности с КНДР, которая позволила бы быстро и недвусмысленно решить ядерную проблему, Дональд Трамп предпочел превратить встречу в Сингапуре в политически малозначимое, но эффектное шоу.

Все произошедшее показывает и силу, и слабость подхода, который в американскую внешнюю политику привнес Дональд Трамп. С одной стороны, рискованная силовая дипломатия («дипломатия шантажа») в его стиле может работать — и временами даже давать впечатляющие результаты. С другой стороны, пренебрежение к систематической работе и стремление к внешнему эффекту (при этом адресованному исключительно внутренней американской аудитории) означает, что развитие достигнутого поначалу успеха может оказаться трудной и даже неразрешимой задачей. Ставка на внешний, едва ли не визуально-психологический эффект — самая слабая сторона дипломатии Дональда Трампа.

С другой стороны, сингапурский саммит в немалой степени стал успехом северокорейской дипломатии. Сочетание готовности (возможно, показной) к уступкам и жесткости по важным позициям, равно как и умение играть на противоречиях великих держав, было в полной мере продемонстрировано Ким Чен Ыном и его переговорщиками. Молодой северокорейский лидер показал себя хорошим дипломатом.


https://aurora.network/forum/topic/60473-singapurskiy-sammit-i-proval-amerikanskoy-diplomatii

Friday, July 27, 2018

Йотам Овадия, убитый террористом, похоронен в Иерусалиме

На иерусалимском кладбище Гиват Шауль состоялись похороны 31-летнего Йотама Овадии, убитого накануне вечером террористом в поселке Адам, к северу от Иерусалима...

Вдова Йотама растит двух маленьких детей (2 года и 7 месяцев).

Из больницы "Адаса Ар а-Цофим" сообщают об улучшении состояния 58-летнего мужчины, получившего ранения в результате этого теракта и госпитализированного накануне вечером. В настоящее время состояние этого пострадавшего стабильное, средней тяжести, он находится в сознании.

41-летний Асаф Равид был легко ранен, но сумел застрелить террориста. Ему была оказана медицинская помощь.

Ниже есть продолжение.

...Йотам служил в войсках погранохраны (МАГАВ), после демобилизации работал инкассатором в компании «Бринкс»...

... Вечером в четверг, 26 июля, в поселении Адам, в котором проживают как религиозные евреи, так и светские, был совершен теракт.

В 20:49 в телефонный центр службы скорой помощи "Маген Давид Адом" в Иерусалимском округе поступило первое сообщение о том, что в Адаме ранены три человека.

Пресс-служба Армии обороны Израиля распространила сообщение, в котором говорилось, что нападение в Адаме является терактом.

Вооруженный холодным оружием террорист проник на территорию поселения и напал на людей.

Террориста застрелил один из жителей поселка.

...террорист, который был ликвидирован на территории поселения — 16-летний житель арабской деревни Кафр-Кубар...

"Исламское движение сопротивления" (ХАМАС) приветствовало теракт. В заявлении говорится, что "он является естественной реакцией на преступления сионистcкого режима и оккупацию". ХАМАС призвал палестинцев поддержать "интифаду Аль-Кудса"...

http://txt.newsru.co.il/israel/27jul2018/yotam_116.html
http://txt.newsru.co.il/israel/27jul2018/yotam_105.html
https://cursorinfo.co.il/all-news/israel/ranenyj-v-terakte-v-adame-skonchalsya/

Thursday, July 26, 2018

פופקורן 63: המהפכה כבר כאן - אתם מוכנים? (Hebrew)

אורי אליאבייב, ד'ה בוטמן שעוזר לחברות להטמיע AI במוצרים שלהם, התארח אי-שם בפרק מספר 2. מאז עברו 61 פרקים בלעדיו ואני התגעגעתי. אז הזמנתי אותו לעדכן אותי מה חדש בעולם ה-AI ואיך התחום התבגר והתפתח בשנה האחרונה? בקצרה - קרה הרבה.

אם לפני שנה דיברנו על AI כמדע בדיוני שעדיין בחיתוליו, היום זו כבר טכנולוגיה שמתפתחת בצורה מואצת ונמצאת בשלל תחומים - מרכבים, רפואה, ביטחון ואפילו זוגיות.

זה תחום שנוי במחלוקת - בשימוש נכון הוא יכול לעשות לנו את החיים ליותר טובים ונוחים. מצד שני, בשימוש שגוי זה יכול להיראות יותר כמו סצינה בווסטוורלד או במראה שחורה.

אנחנו רגע לפני מהפכה - מה אורי ממליץ לאנשי העולם החדש?

https://frnkl.co/blog-podcast/uri-eliabayev-ai

Direct link mp3

יורם אטינגר: עליה לישראל (Hebrew)



Wednesday, July 25, 2018

Wikimania 2018: Creating Knowledge Equity and Spatial Justice on Wikipedia (English)

Хазин. Рассуждение по поводу судеб США

Форматирование моё.

Настоящий текст представляет собой рефлексию по поводу статьи Андрея Школьникова о стратегической перспективе мира. К этой статье, разумеется, есть масса вопросов (собственно, она для этого и написана), например, а почему, собственно, в США каждые 80 лет должны быть какие-то катаклизмы. Но меня-то, собственно, интересует, а может ли произойти там какой-нибудь серьезный катаклизм, основанный на внутреннем ресурсе, скажем, завтра.

Кстати, претензии о том, что в США не может идти внутренняя война притом что они одновременно ведут активную внешнюю политику, я принять не могу. Достаточно напомнить про революцию 1905 года в России, которая шла параллельно с войной в Японии. И войну эту мы чуть было не выиграли (хотя было, конечно, сложно). А в нынешних США единственным объективным фактором, который разогревает ситуацию (и как показывают события последних дней, разогревают качественно), является падение уровня жизни населения.

Ниже есть продолжение.

Как показывает исторический опыт последних пары столетий, ключевым показателем, определяющим масштаб катаклизма демократического (пусть и в широком смысле этого слова) государства, является падение ВВП. Если уровень такого падения составляет менее 40%, то социально-политическая структура государства сохраняется с большой вероятностью. Это кризис, но не катастрофический. Пример — кризис в США 1930—1932 гг. и кризис России 90-х. И в первом, и во втором случае падение ВВП составило около 35% и хотя оба государства подошли к критической точке, тем не менее им удалось вывернуться. При этом падение уровня жизни населения было и больше (скорее всего, в пике было около 40%), но это уже вторичное явление. Опять же, поскольку основу ВВП составляет частный внутренний спрос, эти цифры сильно различаться для одной страны не могут.

Но сегодня ситуация иная. Тогда (по оценкам) разрыв между реально располагаемыми доходами и расходами населения в США составлял примерно 15%, а сегодня — существенно больше, около 25%. И это значит, что падение ВВП, при прочих равных условиях, должно быть примерно 35 / 15 * 25 , то есть получается почти 60. Разумеется, в реальности такая примитивная оценка нуждается в разного рода дополнения и уточнениях. Прежде всего, нужно отметить, что это оценка реального ВВП, сделанного по моделям как минимум 70-х годов. Все современные «штучки» типа «приписной ренты», «гедонистических индексов» или оценки «интеллектуальной собственности» при этом нужно игнорировать. По этой причине номинальное падение ВВП в США будет сильно больше (я ранее оценивал эту величину в 55-60%, исходя из тех самых оценок, что приведены выше), но с точки зрения катастрофичности, номинальные значения роли не играют. А в методиках 70-х, скорее всего, будет где-то около 40% или чуть больше.

То есть реальное значение объективного спада будет чрезвычайно близко к критическому. Настолько близко, что для ряда регионов США оно точно станет выше критического (поскольку речь идет о среднем значении по всем США, а по отдельным штатам отклонения от этого значения будут как в одну, так и в другую сторону). И в этих штатах сохранить социально-политическую структуру без внешней поддержек не получится.

Кстати, а что значит «социально-политическая» структура? Имеется в виду устоявшаяся структура социальных страт, источников их дохода, соотношение политических институтов и партий и так далее. Слом их ведет либо к революции (то есть принципиальному изменению политического строя), либо — к жесткой диктатуре (синоним — военному положению). Но они нужны не столько из-за жестокости и активности конкретных претендентов на диктаторский пост, сколько из-за категорической необходимости обеспечить для значительной части населения еды и воды (последняя потребность в крупных городах может стать и более актуальной). В случае США, роль диктатора может взять на себя и федеральное правительство.

При этом степень раздражения местного населения (которое выросло с идеями величия США и полной уверенностью, что их статуса «среднего» класса лишить практически невозможно; некоторой компенсацией станет фактическое списание всех долгов), которое будет видеть (СМИ и интернет на первом этапе никуда не денутся), что во многих регионах жизнь, так или иначе, продолжается, трудно даже оценить. Особенно с учетом того, что массовые вступления могут подавляться федеральными структурами. Тем более что делать людям будет особо нечего: либо драться, либо возвращать домой и смотреть, как твои дети умирают от жажды и голода… Тут для большинства легче умереть…

Как мне кажется, именно эта проблема станет главной. Если она не выйдет за пределы отдельных, не связанных друг с другом территорий (в частности, не затронет целые штаты, ограничившись пусть большим количеством, но малых территорий), то есть серьезный шанс из ситуации выкрутиться. Да, внутренняя стабильность в США в такой ситуации надолго (на несколько десятилетий как минимум) серьезно опустится, но вспомним, что экономический подъем после Гражданской войны позволил довольно быстро, на протяжении одного поколения, снять внутреннюю напряженность. Уже в кризис 1907-08 годов никто не вспоминал Гражданскую войну. Ну а к началу 30-х, даже с учетом голодомора среди американских фермеров, эта тема окончательно ушла с повестки дня (хотя еще были живы люди, которые те времена помнили).

Так что вывод такой: если исходить из оценки чисто экономических причин, то по итогам кризиса США окажутся на грани кризиса масштаба разрушения социально-политической инфраструктуры. Если мои оценки оптимистичны (то есть в реальности все будет пусть немного, но хуже), то такой кризис разразиться вовсе США, если же нет, то такая ситуация будет только в отдельных регионах. И тогда действительно появляются предпосылки для начала новой Гражданской войны.

Нужно еще учесть, что в условиях такого масштабного кризиса возникнет конфликт различных «центров силы» (на, например, в Калифорнии у власти будут представители либеральных демократов, а в Вашингтоне и/или в Техасе — сторонники консерватора Трампа), но этот фактор уже чисто политический и я не берусь его оценивать. Но он, конечно, смещает «точку раздела» между неизбежностью общестранового кризиса и возможностью его избежать в части падения ВВП в сторону уменьшения: не исключено, что в нынешних условиях кризис начнется даже при падении ВВП всего на 32-35%. В общем, исходя только их оценки экономических последствий кризиса, сделать окончательный вывод невозможно, но то, что угроза будет весьма и весьма серьезна, уже нет каких сомнений.
https://aurora.network/forum/topic/60337-rassuzhdenija-po-povodu-sudeb-ssha

Школьников. Очерк о стратегии США

Немного футурологии. Заметка полностью. Форматирование моё.

См. также:
Школьников. Очерк о стратегии США
Школьников. Очерк о стратегии Европы
Школьников. Очерк о стратегии правых глобалистов/либералов
Школьников: очерк о стратегии исламского мира
Школьников: Очерк о стратегии Латинской Америки
Школьников: Очерк о стратегии Китая
Школьников: Очерк о геополитических игроках


Прогнозирование и сценирование будущих событий невозможно без понимания всех стратегий и планов основных игроков. Поставить себя на место другого и попытаться понять, на что он надеется и как планирует выиграть, не просто, но польза от этого огромная. Данная статья посвящена моему [Андерй Школьников] субъективному представлению, какую бы стратегию в интересах будущего Америки я бы проводил на месте кругов, стоящих за Дональдом Трампом, т.е. ориентированных на сохранение страны ценой разрушения мировой экономической системы

Во внутренней политике США подходит к гражданской войне, начало которой прогнозируется в 2020-2021 гг. Каждые 80 лет (плюс-минус пара лет) происходит перезагрузка смыслов, принципов хозяйствования и стратегии (1775-1783, 1861-1865, 1941-1945 и... 2021-2025). За три цикла из нищей колонии штаты стали мировым гегемоном и явно хотят остаться за столом истории. Но в настоящее время ресурсов и смыслов у них не осталось – высокая специализация очень выгодна в условиях стабильности, но крайне опасна в эпоху перемен.

Ниже есть продолжение.

Практически вся финансовая элита (молодые деньги), чиновничество, сотрудники спецслужб, военные, научные деятели, пресса, богема выросли и добились успеха в рамках уходящей эпохи, все их влияние и активы связаны с финансовым сектором. Они банально не смогут сохранить свое положение в рамках трансиндустриального общества – активы обесценены (кому нужны эти деривативы и обязательства обанкротившихся компаний), требуются управленцы и специалисты индустриальных и космических программ, а не гуру финансовых услуг. Еще большей проблемой, помимо девальвации всех прежних достижений и активов для этих людей служит понимание, что переход должен быть произведен за их счет. Как США жили все 90-е годы за счет разграбления стран советского лагеря, так и новая экономика в самих штатах должна пойти за счет разграбления и последующего уничтожения финансистов и связанных с ними.

Таким образом, в ближайшие 20 лет США (или как они переименуются на этот раз) ждет строительство новой экономики, общества и обретение смыслов за счет активов финансистов…. За это время в мире не должно появиться другого гегемона, т.е. пока еще есть силы, влияние и ресурсы, нужно подготовиться.

Насколько я могу судить, в действиях Трампа и стоящих за ним элит есть четкая последовательность и логика, внешняя и внутренняя политика неизменна и по большей части успешна. Итоговая цель на удивление сказана правдиво – «сделать Америку снова великой». Можно ли этой цели достичь без практически полного уничтожения финансового сектора и связанной с ним либеральной идеологии? Нет. Можно ли без крови превратить вчерашнюю элиту в ничто? Тоже нет. Можно ли отдаться на волю эволюции и подождать, пока все проблемы плавно рассосутся в течение лет 10, 15, 20? Нет, система власти в США построена таким образом, что любая ошибка может привести к возвращению либералов на первые роли, а уж они жалеть никого не будут.

Мы приходим к вопросу – что хуже, ужасный конец или ужас без конца? Противоречие старого и нового очень велико, и оно не диалектическое.

Как бы это ни было парадоксально – гражданская война выгодна стоящим за Трампом элитам и стратегически выгодна Америке.


Внутренняя политика

Складывается впечатление, что действия Трампа направлены на ужесточение противоречий - с его стороны практически нет попыток сближения или компромиссов, он готов лишь чуть-чуть подождать. Подготовка к активному противостоянию идет и вопрос лишь в том, когда и по какому поводу будет допущено/ спровоцировано начало гражданской войны.

Ниже приводится лишь одна из сценарных линий, обеспечивающих casus belli в выбранное время.

Шаг 1. Осенью 2018 года высока вероятность провоцирования или допущения обвала на фондовом рынке (по сценарию начала Великой депрессии 1929 г.) со стороны политического руководства США.

В ответ на обвал Дональд Трамп обвиняет во всем финансовые круги, стоящие за Клинтонами и для борьбы с кризисом срочно вводит президентским исполнительным приказом временные ограничения эквивалентные по действиям отмененному закону Гласса-Стиголла. Параллельно запускается процедура возвращения постоянных ограничений через Конгресс.

Шаг 2. Идет волна массовых банкротств инвестиционных банков и финансовых корпораций, многие миллионеры и миллиардеры в один миг становятся нищими. Сторонники финансистов начинают оспаривать и требовать отмены ограничений, как превышение полномочий, поднимают новую волну с требованиями импичмента за все сразу.

Ответными действиями Администрация Трампа раскрывает результаты и детали расследований (далеко не все подчищено) против отдельных руководителей спецслужб, руководства Демократической партии и предыдущей Администрации в части нарушений законов, коррупции и банальной уголовщины.

Выдвигаются официальные обвинения ранее неподсудным членам элиты, наиболее одиозные персоны помещаются под домашний арест. Персонально Клинтон предъявляют обвинения в убийстве посла США в Ливии.

Шаг 3. По крупнейшим городам прокатывается волна многомиллионных демонстраций протеста, глубинка наоборот со всем согласна. Особенно выделяются представители Голливуда, Силиконовой долины, СМИ и прочие люди с пониженной социальной ответственностью.

Ответными действиями Трамп вводит ограничения на защиту авторских прав, патентов и т.д., как препятствующих развитию общества. Этим действием происходит уничтожение финансового фундамента под «Фабрикой Грез» и IT.

Реальный сектор продолжает работать без проблем.

Шаг 4. Отдельные штаты начинают принимать неконституционные акты, направленные на неподчинение Белому дому. Подконтрольный консерваторам Конституционный суд радостно все это отменяет, вызывая еще большую истерию. Городские толпы требуют «народного импичмента» и готовы вешать на столбах. Во главе протестов встают актеры Голливуда, политики, представители СМИ.

Начинаются публичные судебные разбирательства и выдвигаются требования смертной казни для Клинтонов и Ко, уж больно много крови и грязи всплывает. Ответная волна компромата в отношении Трампа воспринимается глубинкой, как детские шалости – принципы морали и законности большинства дрейфуют все дальше от либеральных ценностей.

Шаг 5. Большое количество оружия на руках у населения ведет к появлению жертв с обеих сторон. В города вводятся войска, счет убитых исчисляется в тысячах. Начинаются захваты в заложники членов семей сторонников Трампа и требования обменять их на Клинтон и Ко. Кто-то из заложников оказывается убит во время попытки освобождения.

Попытки переговоров проваливаются, стороны не готовы к компромиссам.

При попытке освободить Клинтон и Ко они расстреливаются охраной. Страна погружается в полный хаос.

Шаг 6. Одна из спецслужб проводит попытку убить Трампа. Вне зависимости от результата повальная волна арестов и убийств при сопротивлении. Контролируемые финансистами (в основном демократические) штаты вводят военное положение, отказываются подчиняться Белому дому и организуют параллельные органы власти. Часть армии, флота и спецслужб переходят на их сторону.

Переговоры между сторонами конфликта ведутся постоянно, но они ни к чему не приводят.

Финансовая система уничтожена, все активы предыдущего периода обесценены.

Шаг 7. В стране начинаются военные действия в попытке усмирения мятежников. Кто первый применит тактическое ядерное оружие не важно (это рационально, значит можно). В итоге несколько зарядов с каждой из сторон, по странному стечению обстоятельств исчезают Нью-Йорк и Лос-Анжелес.

Шаг 8. Стороны заключают «конвенцию» по отказу от ядерного оружия. Военные действия локального характера идут еще 2-3 года, при этом большая часть реальной экономики продолжает замечательно работать. Победа достается консерваторам, как сохранившим больше сил и ресурсов, ведь за ними работающий реальный сектор.

Итогом станет:

* практически полное уничтожение финансового сектора и сферы услуг;
* падение уровня жизни населения до равновесного уровня по доходам;
* потеря части территорий (Аляска, Техас);
* значительная часть проигравших убегает в Канаду (в перспективе штаты ее поглотят), дальше не могут, так как денег у них больше нет.

США сбрасывают гири прошлого цикла и начинают новый – космическое развитие, аддитивные технологии и др.

Все это конечно хорошо, но США не может начать цикл внутренних преобразований без обеспечения внешней безопасности, чтобы в ближайшие 15-20 лет в мире не появилось нового гегемона, который сможет воспрепятствовать возрождению штатов.

Рассмотрим, что сможет предпринять обобщенный Трамп для безопасности будущего и … сохранения Израиля, ключевой задачи внешней политики Трампа.


Внешняя стратегия (Ерушалайм шель захав)

Ключевым местом борьбы за будущее мира будет Ближний Восток, собственно как и последние пять тысяч лет.

Видимая цель: обеспечить безопасность Израиля.

Реальная цель: предотвратить появление страны гегемона до момента возрождения США, аки феникса.

Шаг. 1. США (силы стоящие за Трампом) предлагает тайный союз России, Ирану и Израилю по разделу Ближнего Востока.

США получит:

* ослабление Китая (основного экономического противника) и Европы (кормовой базы в ближайшие годы), недопущение их взаимного усиления и сближения путем перекрытия Морского шелкового пути из Китая в Европу
* прекращение поставки нефти и газа из Персидского залива и как следствие рост цен на энергоносители в Китае и Европе
* защиту Израиля (сакральная внутриполитическая цель).

Иран:

* получает весь Персидский залив (населенные шиитами территории), т.е. все месторождения нефти и газа в регионе
* принимает обязательства по отсутствию добычи углеводородов на новых территориях на 10 лет
* признает Израиль братской страной (Фара вышел из Ура, мы всегда были братьями и т.д.)
* перестраивается на принципы Израиля – есть ортодоксы, они отделены от государства, но имеют привилегии.

Израиль:

* защиту на ближайшие 20 лет от суннитско-арабского окружения (гаранты Россия и Иран) и мир с Ираном (старая персидско-еврейская история)
* выселение всех арабов со своей территории – в Аравию и Турцию
* признание жителей Сирии и Ливана потомками самаритян, т.е. потерянных колен Израиля и семитских племен (поле для ассимиляции и проведения через упрощенный гиюр наиболее ценного населения)
* признание алавитов иудейской сектой (ну это будет их мнение…)
* протекторат над Новой Хазарией (Одесская и Херсонская области, там климат скоро будет как в Израиле – это знак Свыше), возможно часть территорий Северного Кипра…

Россия:

* Константинополь, Измир, Северный Кипр
* торговля Китая с Европой практически вся пойдет через Россию
* контроль над Балканами
* сохранение военного присутствия в Сирии
* частичный протекторат над Курдистаном.

Для каждой из сторон условия таковы, что, даже понимая риски и последствия, отказаться никто не сможет…

Шаг 2. Начало военного конфликта.

Самолет с наследным принцем Саудовской Аравии сбивают над … Синаем. Только успокоившаяся ситуация с престолонаследием и разделением зон ответственности летит в тартарары. Можно и без этого, но в мире начинается беспредел, и первые лица перестают быть неприкосновенными.

Хуситы из Северного Йемена переходят границу СА, Восточная провинция полыхает восстанием. Шииты начинают массовые беспорядки в других странах Персидского залива.

Иран открывает «военторг» для шиитов и требует … куча красивых слов про свободу, права и т.д.

Шаг 3. США и Израиль объявляют ограниченную помощь СА в обмен на принятие последней у себя палестинцев из Сектора Газа, Западного берега и … Иордании (всех мужчин туда под лозунгом – защитим Святыни, а потом следом семьи, их ждут новый дом и т.д.). Часть этих варваров запускается в Европу, чтобы прекратили вопли про права человека.

Партизанская война шиитов набирает обороты.

Курды накачиваются оружием для партизанской войны - Россией (через Сирию и Армению), Ираном и США.

Турция усиливает базу в Катаре, открывает новые базы в заливе, вступает в союз с Аравией.

Шаг 4. Проиранские шиитские формирования Ирака переходят границу с СА, Кувейтом и далее по берегу - помощь единоверцам священна.

Начинается война Ирака (+ Иран) и СА (кто объявит уже не важно). США объявляют об ограниченной военной помощи, перекрывают Ормузский пролив и Аденский залив и … разносят под нуль все объекты добычи и переработки в проливе, чтобы гарантировать 10 лет отсутствия добычи. Все остальные их действия являются имитацией бурной деятельности. Никакой наземной операции они не ведут.

Цена на нефть и газ взлетает до небес. Европа, Китай и Япония испытывают громадные экономические проблемы, рывком переходящие в социальные.

Китай прощупывает возможность для захвата Австралии, в качестве обмена на полный отказ от внешней политики западнее Малаккского пролива.

Турция оказывается в состоянии сухопутной войны с шиитами в заливе (нападение на базы) и вводит войска в курдскую часть Ирака. Курды начинают партизанскую войну по всей территории своего проживания – восток Турции загорается.

Шаг 5. Саудовская Аравия капитулирует. Святыни передаются Хашимитскому королевству (прямые потомки Пророка), Восточная провинция и шиитские эмираты попадают под протекторат Ирана. Экономика разрушена, проливы перекрыты, углеводороды из залива не пойдут никуда лет 10…

Эрдогана убивают на переговорах в Вене (курд-одиночка) или сбивают самолет над Косово (косовары из старого советского БУКа по ошибке), военные пытаются взять власть в свои руки. Страны НАТО объявляют о помощи - США вводит свои войска в Турцию. Гюлен триумфально возвращается в Турцию и усиливает бардак в воюющей стране до полного абсурда.

Турки в Европе устраивают погромы, к ним присоединяются арабы и негры. В Европе наступает коллапс, что подталкивает к переходу к национал-социализму или наоборот к потере управления. Но с ближневосточного театра Европа вылетает.

Шаг 6. Иран, США и … Израиль заключают соглашение о мире – который представляется победой каждой из сторон. Условия – см. шаг 1.

На волне патриотизма в США обостряют ход сюжета Гражданской войны. Войска США уходят из региона домой – там начинается веселье.

Турция остается один на один с Ираном, без реальной поддержки и разваливающейся системой управления.

Шаг 7. Иран признает Курдистан и военные действия (шииты, курды против турок) переходят на территорию Турции. Миллионы палестинцев и прочих арабов со всего региона гонят в Турцию.

США и НАТО объявляют войну гражданской и отказываются участвовать, по факту помогают курдам и создают зоны оккупации.

Миллионы турок бегут в Европу, турецкое государство распадается. Для спасения от голода (случайно так совпадет), предотвращения наплыва беженцев и защиты населения Россия вводит ЧВК и внутренние войска в Константинополь («Рамзан, Рамзан, Рамзан …» Семен Слепаков). Населению предлагается перебраться на территорию азиатской Турции – нам они не очень нужны… Обратное переселение черкесов ("там их встречает Рамзан...") и потуреченных греков, грузин, армян (т.е. всех готовых перестать быть турками и пойти путем Эмира/ Намьяна Кустурицы) приветствуется.

Китай не имеет возможности помочь Турции (транспортные пути перекрыты), больше она никому не нужна.

Шаг 8. Парад суверенитетов и референдумов о самоопределении отдельных регионов и народов в Турции. Курды вынуждены отдать территорию с половиной водных источников, но это необходимая плата за государственность и относительно спокойное будущее.

На выходе в регионе имеем бардак на десяток лет, этнические чистки, падение уровня жизни ниже плинтуса, перекрытые транспортные пути и обвал мировой торговли, громадные проблемы в Европе и Китае.

Выгоден ли такой сценарий России – в среднесрочной перспективе – да, в долгосрочной не уверен. США вернется на мировую арену через 20 лет готовым к новому рывку, пока остальные доигрывают прошлые сюжеты.

В сухом остатке – для США, Ирана и Израиля сценарий положительный, для России скорее положительный, чем отрицательный (нужен новый собственный сценарий), Европа, Китай – резко отрицательный.


Заключение

Здесь приведен лишь один из сценариев (стратегия победы для элит, стоящих за Трампом) и мне бы очень не хотелось, чтобы он реализовался и не только из-за человеколюбия, просто в долгосрочной перспективе Америка выйдет из кризиса еще более сильной, чем сейчас, что мне как патриоту России совсем не хочется.

Данная статья лишь первый этап. Для прогнозирования будущего необходимо прописать стратегии победы (или хотя бы минимизации потерь, если выигрыш не достижим) для всех основных акторов, а далее в рамках игр смоделировать развитие событий при активном участии и противодействии всех сторон.



https://aurora.network/forum/topic/60323-ocherk-po-strategii-ssha

Экономика Трампа

Сокращено. Форматирование моё.

...В современной глобальной экономике есть ООН, ПАСЕ, Еврокомиссия, ВТО, права человека, НАТО и союзнические обязательства, экспансионистская Россия и ревизионистский Китай, санкции и торговые войны. Но в современной глобальной экономике осталось ужасно мало экономики. В лице Дональда Трампа к руководству крупнейшей экономикой мира пришел человек, говорящий об экономике, не обращая внимания на ритуалы и «слова-символы». А торговые войны, развязанные Трампом, четко показали, где в современных экономических соглашениях реальная экономика и реальные экономические интересы, а где «политическая» составляющая...

Ниже есть продолжение.

Можно спорить, насколько правильно так легко игнорировать институциональную базу, создававшуюся десятилетиями, а тем более ценности, многие годы провозглашавшиеся «коллективным Западом». Но факт остается фактом: с точки зрения Дональда Трампа и элитных групп, стоящих за ним, абсолютным приоритетом являются только экономические вопросы, вокруг которых можно выстраивать любые среднесрочные политические процессы и компромиссы. И кое-что в попытках освободить экономику идеологических ограничений (а как еще назвать необходимость соблюдения квотного гендерного распределения рабочих мест или навязчивое «ответственное корпоративное гражданство?) у Трампа и его команды получается.

Когда Дональд Трамп критически говорит о «Северном потоке — 2», утверждая, что Германия попала в заложники к России, он говорит не о СП-2, не о России и даже не о Германии. А об американском сланцевом газе, который Штаты стремятся поставлять в Европу, несмотря на его неконкурентоспособность. Но главное, что, говоря о политике, американский президент почти всегда говорит об экономике. А будет реализован проект «Северный поток — 2» или нет, если Трампу удастся все же протащить сланцевый газ в Европу, построив к тому же силами американских фирм, но за европейские деньги заводы для приема американского СПГ, — дело десятое.

Когда Трамп говорит о необходимости довести уровень расходов на оборону среди европейских стран — членов НАТО и Канады до 2% ВВП, он говорит не о политике. Он говорит о том, что европейские страны, поступательно снижавшие оборонные расходы, получали дополнительные бонусы к своей глобальной конкурентоспособности.

Когда Трамп говорит об усилении глобального влияния Китая и его военной мощи, его заботит не только и не столько возможность симметричного ядерного сдерживания между США и КНР. Его волнует способность КНР конкурировать с США в глобальной логистике, не только продвигая «континентальные» транспортные коридоры, но и создавая пространства, где потенциал Китая в рамках концепции A2/AD (anti-access / area denial — пресечение доступа в регион в случае военной напряженности) может обесценить глобальную военно-морскую гегемонию США. Трамп, выражая обеспокоенность военными усилиями Пекина, думает все равно об экономике. И правильно делает.

Когда Трамп говорит о сдерживании Ирана, он, конечно, думает немного об обеспечении безопасности Израиля, а еще меньше — Саудовской Аравии. Но в основном — о создании такой ситуации, когда как можно меньше иранского газа попало бы на европейский рынок. А в идеальном варианте — о выходе на тайное или даже явное картельное соглашение с Тегераном, чтобы иранцы использовали нефтедоллары для закупок американской техники и оборудования, а не европейской, как это произошло после выхода Тегерана из-под санкций.

Так что когда Трамп говорит о России как о сопернике, он опять-таки говорит о ней не только как о ядерной сверхдержаве, но и как об экономическом игроке в ряде отраслей, с которым можно и нужно договариваться. Например, по вопросам энергетики, значимость которой американский президент осознает куда лучше престарелых рассказчиков о «ржавых бензоколонках». И поэтому на встрече в Хельсинки неожиданно много внимания было уделено экономическим вопросам...

...Политический хаос — естественная среда обитания Трампа и его команды. В ней они ощущают себя вполне комфортно, создавая хаос и неопределенность во многом искусственно. Мы наблюдали такой подход и в ходе попыток Трампа оказать давление на руководство КНДР, и в ходе недавнего скандального турне по Европе. Вряд ли команда Трампа уйдет от такого подхода в дальнейшем. Быстрый отказ Трампа от некоторых заявленных на встрече в Хельсинки позиций, например от заявления о недоверии к данным американских спецслужб, тоже вполне нормальная часть политики хаотизации. Эти маневры, естественно, не добавляют ему доверия потенциальных партнеров, но пока это Трампу не очень мешало. Но вот если речь пойдет о некоем стратегическом проекте, ситуация станет иной.

И здесь встает другой важнейший вопрос: никакой современный глобальный «концерт» не будет полным без Китая. Против Китая «концерт», хотя и с большими последствиями, возможен, но без Китая — нет, с чем не может смириться американский президент, для которого Китай может быть исключительно экономическим конкурентом. За Поднебесной на словах признается только способность конкурировать в торговле, при этом, безусловно, Трамп принимает Китай как глобальную экономическую силу и допускает влияние Пекина и в финансово-инвестиционной составляющей. Но Трамп не признает за Пекином право на политическое влияние и тем более на активную военно-силовую политику. За Пекином, по сути, не признается право быть «вторым» в грядущем мировом устройстве. И это на фоне минимального уровня доверия китайцев к нынешнему американскому руководству...

Сохранение доллара в качестве основы глобальной финансовой системы на среднесрочный период. Дональд Трамп противостоит финансистам в американской элите, которые в целом поддержали Хиллари Клинтон и были не против продолжения глобализации и «сетевизации» США с постепенным размыванием национальной основы американского влияния... Тем более опасны системные усилия ряда стран, включая Китай и Россию, по дедолларизации экономических пространств, где они доминируют. Вопрос в том, что Трамп готов предложить взамен и может ли он что-то предложить взамен временной заморозки таких проектов. Да и стоит ли России, Китаю, Индии и ряду других стран приостанавливать такие проекты в условиях массированного наращивания внешнего долга США в рамках первой фазы «реиндустриализации Трампа»...

Конструктивное взаимодействие России и США может быть восстановлено только на базе неких общих экономических интересов, прежде всего взаимодействия в реальном секторе экономики. Поэтому борьба за позитивные российско-американские отношения становится борьбой за деидеологизацию американской экономики и за конструктивное совместное участие России и США в формировании нового глобального экономического пространства. У Трампа, если он проявит достаточную гибкость, есть неплохие шансы одержать в этой борьбе победу.

Но и его противники из роскошествовшего последние двадцать лет на деньги мутного происхождения «вашингтонского болота» понимают цену поражения, которое может обеспечить, среди прочего, и взаимопонимание Трампа и Путина по экономическим вопросам. А значит, эти люди будут биться за свое место не только у рычагов власти, но и у финансовых потоков, с этими рычагами связанных до конца. С использованием всех доступных им средств, среди которых шельмование президента США в СМИ — самое незначительное. Стратегия этих людей проста: заслонить пропагандистским хаосом, мелкими и средними скандалами, шпионскими играми и финансовыми манипуляциями стратегическую перспективу. И шансы на успех у них есть.

И вот, если Трамп проиграет…

Если Трамп проиграет, то, вероятно, мы увидим системный кризис американской государственности. А значит, ключевым игрокам в мире будет впору задумываться над тем, а что такое на практике мир без Америки? Хотя такой сценарий и выглядит пока фантастическим. Но, как минимум, в случае поражения Трампа неизбежны, как это и произошло после Уотергейтского скандала, «необязательные» в ином случае компромиссы и расконсервация сдерживавшихся неблагоприятных процессов, а также «неожиданные» события со сложными последствиями...

Но если Трамп с помощью партнерства с Россией выиграет…

Разговаривать с Трампом нужно не просто на одном языке, но понимая, что он договороспособен, пока относительно слаб и отбивается от все более жестких наскоков внутри страны. Стоит ему стать сильнее, и диалог усложнится. И все же для Дональда Трампа «внутренний враг» будет еще долго приоритетом. Особенно после истерики, устроенной ему по итогам беседы в Хельсинки.

Те США, которые могут появиться на рубеже 2021–2022 годов в случае победы Трампа во внутриамериканской политической «замятне», будут для России принципиально более сложным вызовом...
http://expert.ru/expert/2018/30/itogi-sammita-v-helsinki-na-fone-epohi-peremen/