Важно

  •  

Wednesday, July 25, 2018

Wikimania 2018: Creating Knowledge Equity and Spatial Justice on Wikipedia (English)

Хазин. Рассуждение по поводу судеб США

Форматирование моё.

Настоящий текст представляет собой рефлексию по поводу статьи Андрея Школьникова о стратегической перспективе мира. К этой статье, разумеется, есть масса вопросов (собственно, она для этого и написана), например, а почему, собственно, в США каждые 80 лет должны быть какие-то катаклизмы. Но меня-то, собственно, интересует, а может ли произойти там какой-нибудь серьезный катаклизм, основанный на внутреннем ресурсе, скажем, завтра.

Кстати, претензии о том, что в США не может идти внутренняя война притом что они одновременно ведут активную внешнюю политику, я принять не могу. Достаточно напомнить про революцию 1905 года в России, которая шла параллельно с войной в Японии. И войну эту мы чуть было не выиграли (хотя было, конечно, сложно). А в нынешних США единственным объективным фактором, который разогревает ситуацию (и как показывают события последних дней, разогревают качественно), является падение уровня жизни населения.

Ниже есть продолжение.

Как показывает исторический опыт последних пары столетий, ключевым показателем, определяющим масштаб катаклизма демократического (пусть и в широком смысле этого слова) государства, является падение ВВП. Если уровень такого падения составляет менее 40%, то социально-политическая структура государства сохраняется с большой вероятностью. Это кризис, но не катастрофический. Пример — кризис в США 1930—1932 гг. и кризис России 90-х. И в первом, и во втором случае падение ВВП составило около 35% и хотя оба государства подошли к критической точке, тем не менее им удалось вывернуться. При этом падение уровня жизни населения было и больше (скорее всего, в пике было около 40%), но это уже вторичное явление. Опять же, поскольку основу ВВП составляет частный внутренний спрос, эти цифры сильно различаться для одной страны не могут.

Но сегодня ситуация иная. Тогда (по оценкам) разрыв между реально располагаемыми доходами и расходами населения в США составлял примерно 15%, а сегодня — существенно больше, около 25%. И это значит, что падение ВВП, при прочих равных условиях, должно быть примерно 35 / 15 * 25 , то есть получается почти 60. Разумеется, в реальности такая примитивная оценка нуждается в разного рода дополнения и уточнениях. Прежде всего, нужно отметить, что это оценка реального ВВП, сделанного по моделям как минимум 70-х годов. Все современные «штучки» типа «приписной ренты», «гедонистических индексов» или оценки «интеллектуальной собственности» при этом нужно игнорировать. По этой причине номинальное падение ВВП в США будет сильно больше (я ранее оценивал эту величину в 55-60%, исходя из тех самых оценок, что приведены выше), но с точки зрения катастрофичности, номинальные значения роли не играют. А в методиках 70-х, скорее всего, будет где-то около 40% или чуть больше.

То есть реальное значение объективного спада будет чрезвычайно близко к критическому. Настолько близко, что для ряда регионов США оно точно станет выше критического (поскольку речь идет о среднем значении по всем США, а по отдельным штатам отклонения от этого значения будут как в одну, так и в другую сторону). И в этих штатах сохранить социально-политическую структуру без внешней поддержек не получится.

Кстати, а что значит «социально-политическая» структура? Имеется в виду устоявшаяся структура социальных страт, источников их дохода, соотношение политических институтов и партий и так далее. Слом их ведет либо к революции (то есть принципиальному изменению политического строя), либо — к жесткой диктатуре (синоним — военному положению). Но они нужны не столько из-за жестокости и активности конкретных претендентов на диктаторский пост, сколько из-за категорической необходимости обеспечить для значительной части населения еды и воды (последняя потребность в крупных городах может стать и более актуальной). В случае США, роль диктатора может взять на себя и федеральное правительство.

При этом степень раздражения местного населения (которое выросло с идеями величия США и полной уверенностью, что их статуса «среднего» класса лишить практически невозможно; некоторой компенсацией станет фактическое списание всех долгов), которое будет видеть (СМИ и интернет на первом этапе никуда не денутся), что во многих регионах жизнь, так или иначе, продолжается, трудно даже оценить. Особенно с учетом того, что массовые вступления могут подавляться федеральными структурами. Тем более что делать людям будет особо нечего: либо драться, либо возвращать домой и смотреть, как твои дети умирают от жажды и голода… Тут для большинства легче умереть…

Как мне кажется, именно эта проблема станет главной. Если она не выйдет за пределы отдельных, не связанных друг с другом территорий (в частности, не затронет целые штаты, ограничившись пусть большим количеством, но малых территорий), то есть серьезный шанс из ситуации выкрутиться. Да, внутренняя стабильность в США в такой ситуации надолго (на несколько десятилетий как минимум) серьезно опустится, но вспомним, что экономический подъем после Гражданской войны позволил довольно быстро, на протяжении одного поколения, снять внутреннюю напряженность. Уже в кризис 1907-08 годов никто не вспоминал Гражданскую войну. Ну а к началу 30-х, даже с учетом голодомора среди американских фермеров, эта тема окончательно ушла с повестки дня (хотя еще были живы люди, которые те времена помнили).

Так что вывод такой: если исходить из оценки чисто экономических причин, то по итогам кризиса США окажутся на грани кризиса масштаба разрушения социально-политической инфраструктуры. Если мои оценки оптимистичны (то есть в реальности все будет пусть немного, но хуже), то такой кризис разразиться вовсе США, если же нет, то такая ситуация будет только в отдельных регионах. И тогда действительно появляются предпосылки для начала новой Гражданской войны.

Нужно еще учесть, что в условиях такого масштабного кризиса возникнет конфликт различных «центров силы» (на, например, в Калифорнии у власти будут представители либеральных демократов, а в Вашингтоне и/или в Техасе — сторонники консерватора Трампа), но этот фактор уже чисто политический и я не берусь его оценивать. Но он, конечно, смещает «точку раздела» между неизбежностью общестранового кризиса и возможностью его избежать в части падения ВВП в сторону уменьшения: не исключено, что в нынешних условиях кризис начнется даже при падении ВВП всего на 32-35%. В общем, исходя только их оценки экономических последствий кризиса, сделать окончательный вывод невозможно, но то, что угроза будет весьма и весьма серьезна, уже нет каких сомнений.
https://aurora.network/forum/topic/60337-rassuzhdenija-po-povodu-sudeb-ssha

Школьников. Очерк о стратегии США

Немного футурологии. Заметка плоностью. Форматирование моё.

См. также:

Школьников. Очерк о стратегии Европы
Школьников. Очерк о стратегии правых глобалистов/либералов

Прогнозирование и сценирование будущих событий невозможно без понимания всех стратегий и планов основных игроков. Поставить себя на место другого и попытаться понять, на что он надеется и как планирует выиграть, не просто, но польза от этого огромная. Данная статья посвящена моему [Андерй Школьников] субъективному представлению, какую бы стратегию в интересах будущего Америки я бы проводил на месте кругов, стоящих за Дональдом Трампом, т.е. ориентированных на сохранение страны ценой разрушения мировой экономической системы

Во внутренней политике США подходит к гражданской войне, начало которой прогнозируется в 2020-2021 гг. Каждые 80 лет (плюс-минус пара лет) происходит перезагрузка смыслов, принципов хозяйствования и стратегии (1775-1783, 1861-1865, 1941-1945 и... 2021-2025). За три цикла из нищей колонии штаты стали мировым гегемоном и явно хотят остаться за столом истории. Но в настоящее время ресурсов и смыслов у них не осталось – высокая специализация очень выгодна в условиях стабильности, но крайне опасна в эпоху перемен.

Ниже есть продолжение.

Практически вся финансовая элита (молодые деньги), чиновничество, сотрудники спецслужб, военные, научные деятели, пресса, богема выросли и добились успеха в рамках уходящей эпохи, все их влияние и активы связаны с финансовым сектором. Они банально не смогут сохранить свое положение в рамках трансиндустриального общества – активы обесценены (кому нужны эти деривативы и обязательства обанкротившихся компаний), требуются управленцы и специалисты индустриальных и космических программ, а не гуру финансовых услуг. Еще большей проблемой, помимо девальвации всех прежних достижений и активов для этих людей служит понимание, что переход должен быть произведен за их счет. Как США жили все 90-е годы за счет разграбления стран советского лагеря, так и новая экономика в самих штатах должна пойти за счет разграбления и последующего уничтожения финансистов и связанных с ними.

Таким образом, в ближайшие 20 лет США (или как они переименуются на этот раз) ждет строительство новой экономики, общества и обретение смыслов за счет активов финансистов…. За это время в мире не должно появиться другого гегемона, т.е. пока еще есть силы, влияние и ресурсы, нужно подготовиться.

Насколько я могу судить, в действиях Трампа и стоящих за ним элит есть четкая последовательность и логика, внешняя и внутренняя политика неизменна и по большей части успешна. Итоговая цель на удивление сказана правдиво – «сделать Америку снова великой». Можно ли этой цели достичь без практически полного уничтожения финансового сектора и связанной с ним либеральной идеологии? Нет. Можно ли без крови превратить вчерашнюю элиту в ничто? Тоже нет. Можно ли отдаться на волю эволюции и подождать, пока все проблемы плавно рассосутся в течение лет 10, 15, 20? Нет, система власти в США построена таким образом, что любая ошибка может привести к возвращению либералов на первые роли, а уж они жалеть никого не будут.

Мы приходим к вопросу – что хуже, ужасный конец или ужас без конца? Противоречие старого и нового очень велико, и оно не диалектическое.

Как бы это ни было парадоксально – гражданская война выгодна стоящим за Трампом элитам и стратегически выгодна Америке.


Внутренняя политика

Складывается впечатление, что действия Трампа направлены на ужесточение противоречий - с его стороны практически нет попыток сближения или компромиссов, он готов лишь чуть-чуть подождать. Подготовка к активному противостоянию идет и вопрос лишь в том, когда и по какому поводу будет допущено/ спровоцировано начало гражданской войны.

Ниже приводится лишь одна из сценарных линий, обеспечивающих casus belli в выбранное время.

Шаг 1. Осенью 2018 года высока вероятность провоцирования или допущения обвала на фондовом рынке (по сценарию начала Великой депрессии 1929 г.) со стороны политического руководства США.

В ответ на обвал Дональд Трамп обвиняет во всем финансовые круги, стоящие за Клинтонами и для борьбы с кризисом срочно вводит президентским исполнительным приказом временные ограничения эквивалентные по действиям отмененному закону Гласса-Стиголла. Параллельно запускается процедура возвращения постоянных ограничений через Конгресс.

Шаг 2. Идет волна массовых банкротств инвестиционных банков и финансовых корпораций, многие миллионеры и миллиардеры в один миг становятся нищими. Сторонники финансистов начинают оспаривать и требовать отмены ограничений, как превышение полномочий, поднимают новую волну с требованиями импичмента за все сразу.

Ответными действиями Администрация Трампа раскрывает результаты и детали расследований (далеко не все подчищено) против отдельных руководителей спецслужб, руководства Демократической партии и предыдущей Администрации в части нарушений законов, коррупции и банальной уголовщины.

Выдвигаются официальные обвинения ранее неподсудным членам элиты, наиболее одиозные персоны помещаются под домашний арест. Персонально Клинтон предъявляют обвинения в убийстве посла США в Ливии.

Шаг 3. По крупнейшим городам прокатывается волна многомиллионных демонстраций протеста, глубинка наоборот со всем согласна. Особенно выделяются представители Голливуда, Силиконовой долины, СМИ и прочие люди с пониженной социальной ответственностью.

Ответными действиями Трамп вводит ограничения на защиту авторских прав, патентов и т.д., как препятствующих развитию общества. Этим действием происходит уничтожение финансового фундамента под «Фабрикой Грез» и IT.

Реальный сектор продолжает работать без проблем.

Шаг 4. Отдельные штаты начинают принимать неконституционные акты, направленные на неподчинение Белому дому. Подконтрольный консерваторам Конституционный суд радостно все это отменяет, вызывая еще большую истерию. Городские толпы требуют «народного импичмента» и готовы вешать на столбах. Во главе протестов встают актеры Голливуда, политики, представители СМИ.

Начинаются публичные судебные разбирательства и выдвигаются требования смертной казни для Клинтонов и Ко, уж больно много крови и грязи всплывает. Ответная волна компромата в отношении Трампа воспринимается глубинкой, как детские шалости – принципы морали и законности большинства дрейфуют все дальше от либеральных ценностей.

Шаг 5. Большое количество оружия на руках у населения ведет к появлению жертв с обеих сторон. В города вводятся войска, счет убитых исчисляется в тысячах. Начинаются захваты в заложники членов семей сторонников Трампа и требования обменять их на Клинтон и Ко. Кто-то из заложников оказывается убит во время попытки освобождения.

Попытки переговоров проваливаются, стороны не готовы к компромиссам.

При попытке освободить Клинтон и Ко они расстреливаются охраной. Страна погружается в полный хаос.

Шаг 6. Одна из спецслужб проводит попытку убить Трампа. Вне зависимости от результата повальная волна арестов и убийств при сопротивлении. Контролируемые финансистами (в основном демократические) штаты вводят военное положение, отказываются подчиняться Белому дому и организуют параллельные органы власти. Часть армии, флота и спецслужб переходят на их сторону.

Переговоры между сторонами конфликта ведутся постоянно, но они ни к чему не приводят.

Финансовая система уничтожена, все активы предыдущего периода обесценены.

Шаг 7. В стране начинаются военные действия в попытке усмирения мятежников. Кто первый применит тактическое ядерное оружие не важно (это рационально, значит можно). В итоге несколько зарядов с каждой из сторон, по странному стечению обстоятельств исчезают Нью-Йорк и Лос-Анжелес.

Шаг 8. Стороны заключают «конвенцию» по отказу от ядерного оружия. Военные действия локального характера идут еще 2-3 года, при этом большая часть реальной экономики продолжает замечательно работать. Победа достается консерваторам, как сохранившим больше сил и ресурсов, ведь за ними работающий реальный сектор.

Итогом станет:

* практически полное уничтожение финансового сектора и сферы услуг;
* падение уровня жизни населения до равновесного уровня по доходам;
* потеря части территорий (Аляска, Техас);
* значительная часть проигравших убегает в Канаду (в перспективе штаты ее поглотят), дальше не могут, так как денег у них больше нет.

США сбрасывают гири прошлого цикла и начинают новый – космическое развитие, аддитивные технологии и др.

Все это конечно хорошо, но США не может начать цикл внутренних преобразований без обеспечения внешней безопасности, чтобы в ближайшие 15-20 лет в мире не появилось нового гегемона, который сможет воспрепятствовать возрождению штатов.

Рассмотрим, что сможет предпринять обобщенный Трамп для безопасности будущего и … сохранения Израиля, ключевой задачи внешней политики Трампа.


Внешняя стратегия (Ерушалайм шель захав)

Ключевым местом борьбы за будущее мира будет Ближний Восток, собственно как и последние пять тысяч лет.

Видимая цель: обеспечить безопасность Израиля.

Реальная цель: предотвратить появление страны гегемона до момента возрождения США, аки феникса.

Шаг. 1. США (силы стоящие за Трампом) предлагает тайный союз России, Ирану и Израилю по разделу Ближнего Востока.

США получит:

* ослабление Китая (основного экономического противника) и Европы (кормовой базы в ближайшие годы), недопущение их взаимного усиления и сближения путем перекрытия Морского шелкового пути из Китая в Европу
* прекращение поставки нефти и газа из Персидского залива и как следствие рост цен на энергоносители в Китае и Европе
* защиту Израиля (сакральная внутриполитическая цель).

Иран:

* получает весь Персидский залив (населенные шиитами территории), т.е. все месторождения нефти и газа в регионе
* принимает обязательства по отсутствию добычи углеводородов на новых территориях на 10 лет
* признает Израиль братской страной (Фара вышел из Ура, мы всегда были братьями и т.д.)
* перестраивается на принципы Израиля – есть ортодоксы, они отделены от государства, но имеют привилегии.

Израиль:

* защиту на ближайшие 20 лет от суннитско-арабского окружения (гаранты Россия и Иран) и мир с Ираном (старая персидско-еврейская история)
* выселение всех арабов со своей территории – в Аравию и Турцию
* признание жителей Сирии и Ливана потомками самаритян, т.е. потерянных колен Израиля и семитских племен (поле для ассимиляции и проведения через упрощенный гиюр наиболее ценного населения)
* признание алавитов иудейской сектой (ну это будет их мнение…)
* протекторат над Новой Хазарией (Одесская и Херсонская области, там климат скоро будет как в Израиле – это знак Свыше), возможно часть территорий Северного Кипра…

Россия:

* Константинополь, Измир, Северный Кипр
* торговля Китая с Европой практически вся пойдет через Россию
* контроль над Балканами
* сохранение военного присутствия в Сирии
* частичный протекторат над Курдистаном.

Для каждой из сторон условия таковы, что, даже понимая риски и последствия, отказаться никто не сможет…

Шаг 2. Начало военного конфликта.

Самолет с наследным принцем Саудовской Аравии сбивают над … Синаем. Только успокоившаяся ситуация с престолонаследием и разделением зон ответственности летит в тартарары. Можно и без этого, но в мире начинается беспредел, и первые лица перестают быть неприкосновенными.

Хуситы из Северного Йемена переходят границу СА, Восточная провинция полыхает восстанием. Шииты начинают массовые беспорядки в других странах Персидского залива.

Иран открывает «военторг» для шиитов и требует … куча красивых слов про свободу, права и т.д.

Шаг 3. США и Израиль объявляют ограниченную помощь СА в обмен на принятие последней у себя палестинцев из Сектора Газа, Западного берега и … Иордании (всех мужчин туда под лозунгом – защитим Святыни, а потом следом семьи, их ждут новый дом и т.д.). Часть этих варваров запускается в Европу, чтобы прекратили вопли про права человека.

Партизанская война шиитов набирает обороты.

Курды накачиваются оружием для партизанской войны - Россией (через Сирию и Армению), Ираном и США.

Турция усиливает базу в Катаре, открывает новые базы в заливе, вступает в союз с Аравией.

Шаг 4. Проиранские шиитские формирования Ирака переходят границу с СА, Кувейтом и далее по берегу - помощь единоверцам священна.

Начинается война Ирака (+ Иран) и СА (кто объявит уже не важно). США объявляют об ограниченной военной помощи, перекрывают Ормузский пролив и Аденский залив и … разносят под нуль все объекты добычи и переработки в проливе, чтобы гарантировать 10 лет отсутствия добычи. Все остальные их действия являются имитацией бурной деятельности. Никакой наземной операции они не ведут.

Цена на нефть и газ взлетает до небес. Европа, Китай и Япония испытывают громадные экономические проблемы, рывком переходящие в социальные.

Китай прощупывает возможность для захвата Австралии, в качестве обмена на полный отказ от внешней политики западнее Малаккского пролива.

Турция оказывается в состоянии сухопутной войны с шиитами в заливе (нападение на базы) и вводит войска в курдскую часть Ирака. Курды начинают партизанскую войну по всей территории своего проживания – восток Турции загорается.

Шаг 5. Саудовская Аравия капитулирует. Святыни передаются Хашимитскому королевству (прямые потомки Пророка), Восточная провинция и шиитские эмираты попадают под протекторат Ирана. Экономика разрушена, проливы перекрыты, углеводороды из залива не пойдут никуда лет 10…

Эрдогана убивают на переговорах в Вене (курд-одиночка) или сбивают самолет над Косово (косовары из старого советского БУКа по ошибке), военные пытаются взять власть в свои руки. Страны НАТО объявляют о помощи - США вводит свои войска в Турцию. Гюлен триумфально возвращается в Турцию и усиливает бардак в воюющей стране до полного абсурда.

Турки в Европе устраивают погромы, к ним присоединяются арабы и негры. В Европе наступает коллапс, что подталкивает к переходу к национал-социализму или наоборот к потере управления. Но с ближневосточного театра Европа вылетает.

Шаг 6. Иран, США и … Израиль заключают соглашение о мире – который представляется победой каждой из сторон. Условия – см. шаг 1.

На волне патриотизма в США обостряют ход сюжета Гражданской войны. Войска США уходят из региона домой – там начинается веселье.

Турция остается один на один с Ираном, без реальной поддержки и разваливающейся системой управления.

Шаг 7. Иран признает Курдистан и военные действия (шииты, курды против турок) переходят на территорию Турции. Миллионы палестинцев и прочих арабов со всего региона гонят в Турцию.

США и НАТО объявляют войну гражданской и отказываются участвовать, по факту помогают курдам и создают зоны оккупации.

Миллионы турок бегут в Европу, турецкое государство распадается. Для спасения от голода (случайно так совпадет), предотвращения наплыва беженцев и защиты населения Россия вводит ЧВК и внутренние войска в Константинополь («Рамзан, Рамзан, Рамзан …» Семен Слепаков). Населению предлагается перебраться на территорию азиатской Турции – нам они не очень нужны… Обратное переселение черкесов ("там их встречает Рамзан...") и потуреченных греков, грузин, армян (т.е. всех готовых перестать быть турками и пойти путем Эмира/ Намьяна Кустурицы) приветствуется.

Китай не имеет возможности помочь Турции (транспортные пути перекрыты), больше она никому не нужна.

Шаг 8. Парад суверенитетов и референдумов о самоопределении отдельных регионов и народов в Турции. Курды вынуждены отдать территорию с половиной водных источников, но это необходимая плата за государственность и относительно спокойное будущее.

На выходе в регионе имеем бардак на десяток лет, этнические чистки, падение уровня жизни ниже плинтуса, перекрытые транспортные пути и обвал мировой торговли, громадные проблемы в Европе и Китае.

Выгоден ли такой сценарий России – в среднесрочной перспективе – да, в долгосрочной не уверен. США вернется на мировую арену через 20 лет готовым к новому рывку, пока остальные доигрывают прошлые сюжеты.

В сухом остатке – для США, Ирана и Израиля сценарий положительный, для России скорее положительный, чем отрицательный (нужен новый собственный сценарий), Европа, Китай – резко отрицательный.


Заключение

Здесь приведен лишь один из сценариев (стратегия победы для элит, стоящих за Трампом) и мне бы очень не хотелось, чтобы он реализовался и не только из-за человеколюбия, просто в долгосрочной перспективе Америка выйдет из кризиса еще более сильной, чем сейчас, что мне как патриоту России совсем не хочется.

Данная статья лишь первый этап. Для прогнозирования будущего необходимо прописать стратегии победы (или хотя бы минимизации потерь, если выигрыш не достижим) для всех основных акторов, а далее в рамках игр смоделировать развитие событий при активном участии и противодействии всех сторон.



https://aurora.network/forum/topic/60323-ocherk-po-strategii-ssha

Экономика Трампа

Сокращено. Форматирование моё.

...В современной глобальной экономике есть ООН, ПАСЕ, Еврокомиссия, ВТО, права человека, НАТО и союзнические обязательства, экспансионистская Россия и ревизионистский Китай, санкции и торговые войны. Но в современной глобальной экономике осталось ужасно мало экономики. В лице Дональда Трампа к руководству крупнейшей экономикой мира пришел человек, говорящий об экономике, не обращая внимания на ритуалы и «слова-символы». А торговые войны, развязанные Трампом, четко показали, где в современных экономических соглашениях реальная экономика и реальные экономические интересы, а где «политическая» составляющая...

Ниже есть продолжение.

Можно спорить, насколько правильно так легко игнорировать институциональную базу, создававшуюся десятилетиями, а тем более ценности, многие годы провозглашавшиеся «коллективным Западом». Но факт остается фактом: с точки зрения Дональда Трампа и элитных групп, стоящих за ним, абсолютным приоритетом являются только экономические вопросы, вокруг которых можно выстраивать любые среднесрочные политические процессы и компромиссы. И кое-что в попытках освободить экономику идеологических ограничений (а как еще назвать необходимость соблюдения квотного гендерного распределения рабочих мест или навязчивое «ответственное корпоративное гражданство?) у Трампа и его команды получается.

Когда Дональд Трамп критически говорит о «Северном потоке — 2», утверждая, что Германия попала в заложники к России, он говорит не о СП-2, не о России и даже не о Германии. А об американском сланцевом газе, который Штаты стремятся поставлять в Европу, несмотря на его неконкурентоспособность. Но главное, что, говоря о политике, американский президент почти всегда говорит об экономике. А будет реализован проект «Северный поток — 2» или нет, если Трампу удастся все же протащить сланцевый газ в Европу, построив к тому же силами американских фирм, но за европейские деньги заводы для приема американского СПГ, — дело десятое.

Когда Трамп говорит о необходимости довести уровень расходов на оборону среди европейских стран — членов НАТО и Канады до 2% ВВП, он говорит не о политике. Он говорит о том, что европейские страны, поступательно снижавшие оборонные расходы, получали дополнительные бонусы к своей глобальной конкурентоспособности.

Когда Трамп говорит об усилении глобального влияния Китая и его военной мощи, его заботит не только и не столько возможность симметричного ядерного сдерживания между США и КНР. Его волнует способность КНР конкурировать с США в глобальной логистике, не только продвигая «континентальные» транспортные коридоры, но и создавая пространства, где потенциал Китая в рамках концепции A2/AD (anti-access / area denial — пресечение доступа в регион в случае военной напряженности) может обесценить глобальную военно-морскую гегемонию США. Трамп, выражая обеспокоенность военными усилиями Пекина, думает все равно об экономике. И правильно делает.

Когда Трамп говорит о сдерживании Ирана, он, конечно, думает немного об обеспечении безопасности Израиля, а еще меньше — Саудовской Аравии. Но в основном — о создании такой ситуации, когда как можно меньше иранского газа попало бы на европейский рынок. А в идеальном варианте — о выходе на тайное или даже явное картельное соглашение с Тегераном, чтобы иранцы использовали нефтедоллары для закупок американской техники и оборудования, а не европейской, как это произошло после выхода Тегерана из-под санкций.

Так что когда Трамп говорит о России как о сопернике, он опять-таки говорит о ней не только как о ядерной сверхдержаве, но и как об экономическом игроке в ряде отраслей, с которым можно и нужно договариваться. Например, по вопросам энергетики, значимость которой американский президент осознает куда лучше престарелых рассказчиков о «ржавых бензоколонках». И поэтому на встрече в Хельсинки неожиданно много внимания было уделено экономическим вопросам...

...Политический хаос — естественная среда обитания Трампа и его команды. В ней они ощущают себя вполне комфортно, создавая хаос и неопределенность во многом искусственно. Мы наблюдали такой подход и в ходе попыток Трампа оказать давление на руководство КНДР, и в ходе недавнего скандального турне по Европе. Вряд ли команда Трампа уйдет от такого подхода в дальнейшем. Быстрый отказ Трампа от некоторых заявленных на встрече в Хельсинки позиций, например от заявления о недоверии к данным американских спецслужб, тоже вполне нормальная часть политики хаотизации. Эти маневры, естественно, не добавляют ему доверия потенциальных партнеров, но пока это Трампу не очень мешало. Но вот если речь пойдет о некоем стратегическом проекте, ситуация станет иной.

И здесь встает другой важнейший вопрос: никакой современный глобальный «концерт» не будет полным без Китая. Против Китая «концерт», хотя и с большими последствиями, возможен, но без Китая — нет, с чем не может смириться американский президент, для которого Китай может быть исключительно экономическим конкурентом. За Поднебесной на словах признается только способность конкурировать в торговле, при этом, безусловно, Трамп принимает Китай как глобальную экономическую силу и допускает влияние Пекина и в финансово-инвестиционной составляющей. Но Трамп не признает за Пекином право на политическое влияние и тем более на активную военно-силовую политику. За Пекином, по сути, не признается право быть «вторым» в грядущем мировом устройстве. И это на фоне минимального уровня доверия китайцев к нынешнему американскому руководству...

Сохранение доллара в качестве основы глобальной финансовой системы на среднесрочный период. Дональд Трамп противостоит финансистам в американской элите, которые в целом поддержали Хиллари Клинтон и были не против продолжения глобализации и «сетевизации» США с постепенным размыванием национальной основы американского влияния... Тем более опасны системные усилия ряда стран, включая Китай и Россию, по дедолларизации экономических пространств, где они доминируют. Вопрос в том, что Трамп готов предложить взамен и может ли он что-то предложить взамен временной заморозки таких проектов. Да и стоит ли России, Китаю, Индии и ряду других стран приостанавливать такие проекты в условиях массированного наращивания внешнего долга США в рамках первой фазы «реиндустриализации Трампа»...

Конструктивное взаимодействие России и США может быть восстановлено только на базе неких общих экономических интересов, прежде всего взаимодействия в реальном секторе экономики. Поэтому борьба за позитивные российско-американские отношения становится борьбой за деидеологизацию американской экономики и за конструктивное совместное участие России и США в формировании нового глобального экономического пространства. У Трампа, если он проявит достаточную гибкость, есть неплохие шансы одержать в этой борьбе победу.

Но и его противники из роскошествовшего последние двадцать лет на деньги мутного происхождения «вашингтонского болота» понимают цену поражения, которое может обеспечить, среди прочего, и взаимопонимание Трампа и Путина по экономическим вопросам. А значит, эти люди будут биться за свое место не только у рычагов власти, но и у финансовых потоков, с этими рычагами связанных до конца. С использованием всех доступных им средств, среди которых шельмование президента США в СМИ — самое незначительное. Стратегия этих людей проста: заслонить пропагандистским хаосом, мелкими и средними скандалами, шпионскими играми и финансовыми манипуляциями стратегическую перспективу. И шансы на успех у них есть.

И вот, если Трамп проиграет…

Если Трамп проиграет, то, вероятно, мы увидим системный кризис американской государственности. А значит, ключевым игрокам в мире будет впору задумываться над тем, а что такое на практике мир без Америки? Хотя такой сценарий и выглядит пока фантастическим. Но, как минимум, в случае поражения Трампа неизбежны, как это и произошло после Уотергейтского скандала, «необязательные» в ином случае компромиссы и расконсервация сдерживавшихся неблагоприятных процессов, а также «неожиданные» события со сложными последствиями...

Но если Трамп с помощью партнерства с Россией выиграет…

Разговаривать с Трампом нужно не просто на одном языке, но понимая, что он договороспособен, пока относительно слаб и отбивается от все более жестких наскоков внутри страны. Стоит ему стать сильнее, и диалог усложнится. И все же для Дональда Трампа «внутренний враг» будет еще долго приоритетом. Особенно после истерики, устроенной ему по итогам беседы в Хельсинки.

Те США, которые могут появиться на рубеже 2021–2022 годов в случае победы Трампа во внутриамериканской политической «замятне», будут для России принципиально более сложным вызовом...
http://expert.ru/expert/2018/30/itogi-sammita-v-helsinki-na-fone-epohi-peremen/

Evolutionary algorithm outperforms deep-learning machines at video games (English, Russian)



Эволюционный алгоритм впервые победил нейронную сеть в компьютерных играх. Сейчас нейронные сети [с deep learning], имитирующие работу человеческого мозга, являются самой модной и известной формой искусственного интеллекта, но похоже, что у них появился конкурент. Концепции этой уже 30 лет, но в полную силу она начала проявлять себя только сейчас. Эволюционные алгоритмы появляются следующим образом: сначала создается огромное количество состоящих из случайного кода [не совсем случайного, он конструируется с словаря термов, который могут быть соединены в компьютерную программу] компьютерных программ, которые применяют для решения какой-то задачи. Ни одна из этих программ данную задачу решить не в состоянии, однако некоторые из них показывают чуть-чуть лучшие результаты, чем остальные. Эти программы отбирают, "размножают", по-разному меняя в каждой копии несколько параметров или команд, а потом снова применяют для решения той же задачи. В результате, после тысяч "поколений", появляются программы, которые справляются с задачей на отлично, иногда значительно лучше, чем любые программы, целенаправленно написанные человеком, – и самое пугающее тут то, что никто толком не знает, как именно они работают.
https://www.svoboda.org/a/29381950.html

Ниже есть продолжение.

An entirely different type of computing has the potential to be significantly more powerful than neural networks and deep learning. This technique is based on the process that created the human brain—evolution... evolutionary computing can match the performance of deep-learning machines at the emblematic task that first powered them to fame in 2013—the ability to outperform humans at arcade video games such as Pong, Breakout, and Space Invaders. The work suggests that evolutionary computing should be feted just as widely as its deep-learning-based relations.
https://www.technologyreview.com/s/611568/evolutionary-algorithm-outperforms-deep-learning-machines-at-video-games/

Озеро размером около 20 км в поперечнике расположено у южного полюса Марса и скрыто толстой ледяной шапкой (Russian, English)

https://www.bbc.com/russian/news-44957790
https://www.wired.com/story/large-body-of-liquid-water-on-mars/


The presence of liquid water at the base of the martian polar caps has long been suspected but not observed. We surveyed the Planum Australe region using the MARSIS (Mars Advanced Radar for Subsurface and Ionosphere Sounding) instrument, a low-frequency radar on the Mars Express spacecraft. Radar profiles collected between May 2012 and December 2015 contain evidence of liquid water trapped below the ice of the South Polar Layered Deposits. Anomalously bright subsurface reflections are evident within a well-defined, 20-kilometer-wide zone centered at 193°E, 81°S, which is surrounded by much less reflective areas. Quantitative analysis of the radar signals shows that this bright feature has high relative dielectric permittivity (>15), matching that of water-bearing materials. We interpret this feature as a stable body of liquid water on Mars.
http://science.sciencemag.org/content/early/2018/07/24/science.aar7268.full